BBC News Русская служба


Китай предложил перенести часть своих заводов — в том числе химических и металлургических — на российский Дальний Восток. Министерству по развитию Дальнего Востока идея нравится, но экологи не разделяют оптимизма чиновников.

Смог в Китае. Фото: Reuters
Смог в Китае. Фото: Reuters

Планы перенести часть производства за рубеж появились у Китая в ноябре 2014 года. Таким образом власти собираются решить проблему загрязнения окружающей среды — быстрая индустриализация привела к катастрофическому ухудшению экологической ситуации в стране.

В свое время Запад строил предприятия легкой промышленности в Китае, «экспортируя» туда экологические проблемы, отмечал Том Миллер из исследовательской компании Gavekal Dragonomics. «Сейчас Китай в своем развитии дошел до стадии, когда он сам хочет экспортировать неэкологичное производство, создавая в бедных странах металлургические заводы и другие предприятия», — говорил Миллер.

Производственные мощности КНР будут перемещаться в первую очередь в рамках борьбы с загрязнением окружающей среды, подчеркивал Bloomberg.

«Логика отчасти та же, что у Японии и многих других стран, которые выносили грязные производства в 70-х и 80-х годах, — это не поиск более дешевых рабочих рук, это скорее экологическая история» — соглашается руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев.

Власти страны и официальные СМИ сообщают, что эта инициатива поможет устранить еще одну проблему — перепроизводство. Китайские производители стали, цемента и стекла располагают избыточными мощностями, которые не нужны сейчас, когда экономика больше не растет по 10% в год.

Для начала Китай намерен «разгрузить» крупнейшего производителя стали — провинцию Хэбэй, а вместе с ней и весь север страны, где загрязненность воздуха гораздо сильнее, чем на юге.

В провинции Хэбэй расположены семь самых загрязненных городов Китая, этот регион — крупнейший источник сернистого газа в стране. Каждый год здесь производится 200 млн тонн стали — это в два раза больше, чем производят США, и четверть китайского производства.

Власти КНР намерены предоставлять преференции местным компаниям, стимулируя перемещение производства за рубеж. В планах 2014-го речь шла, в первую очередь, об Африке, Западной Азии и Юго-Восточной Азии. Тогда России в этом списке не было.

Северный сосед

КНР договорилась с Россией об «экспорте» производственных мощностей в декабре прошлого года. Точные детали договоренностей неизвестны — пока подписан лишь меморандум. Список китайских предприятий, которые могут оказаться в России, пока неизвестен, сказал Русской службе Би-би-си советник главы минвостокразвития Леонид Агафонов.

Известно лишь, что это будут предприятия в следующих отраслях: металлургия, энергетика, машиностроение, судостроение, строительство, телекоммуникации, сельское хозяйство, а также текстильная, химическая и цементная промышленности.

Китайский бизнес получит на Дальнем Востоке налоговые льготы и административные преференции, заявлял представитель министерства Рустам Макаров.

Интерес российских чиновников понятен — надо обустраивать Дальний Восток (для этого и создавалось отдельное министерство). Китай в текущих условиях — самый очевидный партнер, учитывая транспортную близость и «поворот на восток», провозглашенный Кремлем.

КНР особенно интересуется такими механизмами, как территории опережающего развития (ТОР) и Свободный порт Владивосток, говорит Агафонов. Советник министра привел в качестве примера успешного привлечения инвестиций строительство нефтеперерабатывающего завода в Амурской области.

В апреле 2015 года проект Амурского НПЗ получил статус приоритетного. Инициатором проекта выступает «Амурская энергетическая компания», которая на 90% контролируется предприятием из Хэйхэ — города в приграничной провинции Хэйлунцзян. По условиям соглашений с местными властями, НПЗ будет поставлять 90% нефтепродуктов в Китай, сырье будет закупаться в России.

Александр Габуев из Центра Карнеги считает, что успешность китайских предприятий, которые будут перенесены в Россию, сомнительна, поскольку одна из причин этой инициативы — ликвидация избыточных мощностей в КНР.

«Вот тут, мне кажется, мы подходим к самому интересному. Как эти предприятия, которые будут перенесены, буду работать на конкурентном рынке? Даже если эти заводы будут построены, на чем они будут зарабатывать деньги, как они будут встраиваться в мировой рынок? И в чем конкурентное преимущество Дальнего Востока?» — перечисляет эксперт свои вопросы к проекту.

В числе конкуретных преимуществ Дальнего Востока он указывает дешевую электроэнергию и менее жесткий экологический надзор (в Китае сейчас стали гораздо строже следить за вредными выбросами на производстве).

«Что именно мы с точки зрения зарабатывания денег в будущем выиграем, пока не очень понятно. Хотя мне кажется, что рабочие места и промышленный потенциал — это всегда хорошо. Другой вопрос, что на Дальнем Востоке вы всегда упираетесь в маленький рынок, не очень развитую инфраструктуру, чудовищное российское законодательство, его имплементацию в части экспорта и, грубо говоря, в российскую таможню, на которой все обычно и застревает», — сетует Габуев.

Также неизвестно, на каких условиях будут создаваться заводы в России, продолжает он. В частности, неясно, кто будет строить предприятия и потом работать на них: россияне или китайцы.

Среди множества неизвестных российские власти прояснили только один момент: все проекты в обязательном порядке будут соответствовать российским экологическим нормам. Это условие важнее взаимной заинтересованности, отмечал глава ведомства Александр Галушка. Он считает, что опасаться прихода «грязных» производств не стоит. У экологов на этот счет другое мнение.

«Чистая» работа?

«Китай никогда не отличался экологичными и безопасными производствами», — говорит координатор токсической программы Гринпис Россия Нина Лесихина.

В качестве примера она приводит недавнюю трагедию в Тяньцзине (город в Китае, граничит с провинцией Хэбэй), где в августе прошлого года на химических складах произошли взрывы. В результате погибли более 170 человек, было уничтожено более тысячи автомобилей, произошел выброс высокотоксичных веществ.

В Гринпис считают, что перенос части китайского производства на Дальний Восток может повлечь увеличение экологических рисков не только для региона, но и для всей страны.

«К сожалению, установленные в России экологические требования, с учетом которых планируется переводить китайские предприятия, крайне слабые и, как правило, не соблюдаемые на практике. Последнее время идет активный процесс деградации природоохранного законодательства в интересах бизнеса», — отмечает Лесихина.

Экологи отмечают, что многие опасные химические вещества, которые используются на китайских заводах, в России не подлежат нормированию и, следовательно, контролю. «А значит в случае переноса китайских производств эти вещества вместе со сточными водами и выбросами предприятий продолжат поступать, но уже в наш воздух и наши реки», — добавляет представитель Гринпис Россия.

На форумах и в соцсетях жители Дальнем Востока не только высказывают опасения, что увеличение числа заводов и фабрик навредит природе, но и боятся усиления влияния КНР в регионе. Достаточно вспомнить, какую реакцию вызвали новости о том, что Забайкальский край предложил сдать китайцам в аренду 115 тысяч га земли.

Журналисты, депутаты и общественные деятели высказывали предположения о том, что за арендой последует колонизация Сибири и последующая аннексия региона. В интернете даже начали сбор подписей с просьбой отказаться от предоставления земли в аренду Китаю.

Отношение к деятельности Китая среди жителей Москвы и Дальнего Востока — разные вещи, говорит Габуев. «Там на местах, судя по моим поездкам, не видно реальных угроз и реального уровня местного недовольства по поводу Китая», — отмечает он.

-23%
-30%
-50%
-20%
-10%
-21%
-10%
-51%
-20%