104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  2. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  3. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  4. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  5. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  6. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  7. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  8. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  9. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  10. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  11. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  12. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  13. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  14. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  15. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  16. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  17. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  18. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  19. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  20. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  21. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  22. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  23. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  24. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  25. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  26. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  27. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  28. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  29. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  30. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах


Каждый день люди бегут из регионов, находящихся под контролем боевиков ИГ. Это стало проблемой для экстремистов: мусульмане, покидающие халифат, не вписываются в их картину мира.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Несколько месяцев назад эта фотография заставила содрогнуться весь мир: маленький мальчик Айлан, лежащий на побережье турецкого города Бодрум. Его красная майка немного задрана вверх, кроссовки насквозь промокли. На первый взгляд, кажется, будто трехлетний Айлан спит. Однако он лежит в воде лицом вниз: ребенок мертв. Этот снимок в сентябре 2015 года напечатали тысячи газет, он стремительно распространился в соцсетях. Ребенок-сириец, утонувший в Средиземном море на пути в Грецию, стал символом трагедии беженцев.

Пропагандистский журнал ИГ

Снимок также опубликовал Dabiq — выходящий на английском языке пропагандистский интернет-журнал террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). Но это было сделано отнюдь не для того, чтобы привлечь внимание к отчаянному положению беженцев, которые, подобно семье Айлана, пытаются спастись от террора. «Тому, кто покидает территорию „Исламского государства“, грозит опасность», — гласит подпись под фотографией погибшего ребенка.

В своей статье автор Dabiq приводит изречения религиозных лидеров, пытаясь показать, что истинные мусульмане не имеют права поворачиваться спиной к самопровозглашенному ИГ. Он описывает, какая судьба якобы ожидает отступников в странах Запада: алкоголь, наркотики, отречение от ислама. В первую очередь беженцы из Сирии и Ливии ставят на карту жизнь собственных детей, подчеркивает автор.

Своими предостережениями и статьей в Dabiq ИГ признает факт того, что люди бегут с территории, которую оно контролирует. Это не входило в планы экстремистов, ведь в глазах их сторонников ИГ должно стать центром притяжения для мусульман всего мира, а не местом, откуда нужно как можно быстрее бежать любой ценой.

Ракка: как живут люди в «столице» ИГ

Побег миллионов в «неверном направлении»

«Самое интересное заключается в том, что поток беженцев движется только в одном направлении», — отмечает публицист Юрген Тоденхёфер (Jürgen Todenhöfer). Автор нескольких бестселлеров и бывший депутат бундестага в 2014 году провел десять дней среди боевиков ИГ. «В Сирии никто не бежит из регионов, находящихся под контролем режима Асада, в регионы халифата. Поток беженцев всегда движется в противоположном направлении: из халифата в подконтрольные режиму Асада регионы», — говорит Тоденхёфер.

По мнению экстремистов, это неверное направление. Как пишет Dabiq, халифат должен быть возрожден, поэтому мусульмане имеют право искать убежище только в ИГ, а не бежать из халифата в регионы, находящиеся под контролем алавитов, шиитов, Рабочей партии Курдистана, а тем более — в Европу или Америку, где правят «неверные». «Решение добровольно покинуть территорию ИГ — опасный, тяжкий грех», — пишет автор Dabiq, имя которого не указано.

Сколько людей уже покинуло регионы, захваченные боевиками ИГ, пока неизвестно. По данным Управления ООН по делам беженцев (UNHCR), только на территории Сирии находятся восемь миллионов вынужденных переселенцев. Еще четыре миллиона сирийцев вынуждены искать убежище в соседних странах.

«Факт существования беженцев, которые отправляются не только в подконтрольные сирийскому режиму регионы, но и еще дальше — за границу, стал для ИГ крупной катастрофой, — констатирует Юрген Тоденхёфер. — ИГ считает себя мировым центром притяжения, экстремисты создают халифат, а миллионы людей оттуда бегут».

ИГ: проблема легитимности

В этом Тоденхёфер усматривает проблему легитимности власти ИГ — не только в Сирии, но и в Ираке. В городе Мосул на севере Ирака, захваченном экстремистами в июне 2014 года, ранее проживало более двух миллионов человек. В последнее время его население резко сократилось. Сотни тысяч человек были вынуждены покинуть город — не только представители таких религиозных меньшинств, как христиане, но и сунниты, на поддержку которых и опирается ИГ.

«По сути, все происходящее — позор для ИГ», — подчеркивает Юрген Тоденхёфер. Однако происходящее не заставило экстремистов изменить свою стратегию. В своей статье в Dabiq автор ни разу не высказывает предположения о том, почему мусульмане добровольно покидают территорию ИГ.

По-видимому, это происходит из-за явной жестокости режима экстремистов. В то же время понятно, что ИГ не смогут игнорировать тему беженцев, покидающих халифат, даже в своих англоязычных пропагандистских изданиях. Число таких людей просто-напросто слишком велико.

-20%
-10%
-50%
-15%
-11%
-20%
-25%
-30%
-40%
-20%
-15%