Поддержать TUT.BY
59 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


Елена Серветтаз,

Всю неделю Олланд встречается с лидерами Европы, США и России, чтобы заручиться их поддержкой в борьбе с джихадистами. При этом еще никогда президент Франции не был так одинок.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Такого плотного графика поездок у французского президента не было давно. С Обамой, Туском, Кэмероном, Меркель и Путиным французский президент встречается, чтобы создать международную коалицию для борьбы с джихадистами, которым Париж объявил войну.

При этом, несмотря на насыщенную визитами неделю, Олланд никогда еще не выглядел таким одиноким. Хотя сразу после парижских терактов европейские столицы и раскрасили свои памятники во французские триколоры, когда речь зашла об ударах по позициям террористической группировки «Исламское государство» (ИГ), рядовые французы почувствовали, что солидарность с Парижем пока существует только на словах.

Различия в интересах

Как военный лидер президент Франции зарекомендовал себя еще в 2013 году во время операции французских Вооруженных сил «Сервал» против исламистов в Мали. Теперь же востребованы его дипломатические качества — ему приходится выступать посредником при формировании лагеря союзников. Хотя Совет Безопасности ООН и одобрил предложенную Парижем резолюцию, Франсуа Олланд пытается еще и лично убедить глав мировых держав в необходимости совместного ответного удара по террористам.

Президент Франции Франсуа Олланд во время встречи с президентом США Бараком Обамой. 24 ноября 2015 года. Фото: Reuters
Президент Франции Франсуа Олланд во время встречи с президентом США Бараком Обамой. 24 ноября 2015 года. Фото: Reuters

Французский политолог, профессор университета Ренна Сесиль Весье считает, что желание Олланда работать вместе с Европой, Вашингтоном и Москвой понятно. Однако, отмечает эксперт, даже если в результате сотрудничества с Россией Франция сможет отслеживать, куда наносит свои авиаудары Москва в Сирии, настоящим партнером Кремль для нее все равно не станет.

«Россия не скрывает, что хочет, чтобы, с одной стороны, с ней считались, а с другой, чтобы были сняты санкции. Но провокации в воздушном пространстве и несчетное количество лжи по поводу Крыма и Украины заставляют нас сомневаться в возможном партнерстве. Слишком сильным остался осадок после утраты доверия», — объясняет Сесиль Весье.

В свою очередь, специалист по международным отношениям из Вашингтона Джеймс Дентон, издатель и главный редактор журнала World Affairs, также считает, что Парижу не стоит слишком доверять Москве. По его словам, цели Кремля и Запада не совпадают, и остается надеяться, что Олланд, Обама и их европейские союзники не только не поддадутся соблазну «иллюзорных выгод от сотрудничества с Москвой», но и не будут запуганы «пустым бахвальством, начавшимся после того, как Турция сбила российский Су-24, который, вероятно, нарушил воздушное пространство страны — члена НАТО».

Один в Европе не воин

В настоящий момент Франция — единственная европейская страна, которая ведет бомбардировки позиций джихадистов ИГ в Сирии. При этом она уже однозначно заявила, что в одиночку с террористами ей не справиться. Именно поэтому французы придают огромное значение международному турне Олланда: они ждут, как на практике будет применяться статья 42/7 Лиссабонских соглашений, гласящая, что в случае агрессии против одной из стран ЕС другие государства должны поддержать ее «всеми имеющимися у них способами».

Президент Франции Франсуа Олланд во время встречи с президентом Европейского совета Дональдом Туском. 23 ноября 2015 года. Фото: Reuters
Президент Франции Франсуа Олланд во время встречи с президентом Европейского совета Дональдом Туском. 23 ноября 2015 года. Фото: Reuters

Пока же во Франции считают, что идея европейского единства применительно к борьбе с терроризмом работает плохо. Французский писатель и журналист Ян Муакс с горькой иронией отмечает, что «джихадисты оказались большими европейцами, чем сами европейцы, так как они получили больше пользы от Европы, чем мы».

Так, например, из-за открытых границ внутри Шенгенской зоны погибший во время спецоперации в Сен-Дени организатор парижских терактов Абдельхамид Абаауд cмог без проблем выехать из Бельгии в Сирию, где он сражался в рядах ИГ, а затем через Грецию попасть под видом беженца во Францию. «При этом когда нам нужна Европа, чтобы обеспечить свою безопасность, Европы попросту нет», — заявил Ян Муакс спустя неделю после терактов в эфире телеканала France 2.

Президент Франции Франсуа Олланд во время встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель. 25 ноября 2015 года. Фото: Reuters
Президент Франции Франсуа Олланд во время встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель. 25 ноября 2015 года. Фото: Reuters

В поисках союзников

Первым из европейских политиков, предложивших Франции конкретную помощь, стал британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, который после встречи с Олландом заявил, что истребители-бомбардировщики Tornado из Королевских ВВС готовы принять участие в авиаударах по позициям ИГ еще до Рождества. Великобритания должна «действовать, как Черчилль, а не как Чемберлен», заявил глава британского правительства. Чемберлен, в отличие от Уинстона Черчилля, поддерживал политику умиротворения агрессора, которая, как известно, закончилась Второй мировой. Правда, Кэмерона, а не призвавшего Великобританию отказаться от бомбардировок джихадистов в Сирии главу лейбористов Джереми Корбина еще должен поддержать британский парламент.

Президент Франции Франсуа Олланд на встрече с премьер-министром Великобритании Джеймсом Кэмероном. 23 ноября 2015 года. Фото: Reuters
Президент Франции Франсуа Олланд на встрече с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. 23 ноября 2015 года. Фото: Reuters

Джеймс Дентон при этом отмечает, что успех дипломатического марафона Франсуа Олланда можно будет измерить тем, «насколько западные демократии признают, что они связаны общей историей, ценностями и судьбой». «Только их общая преданность борьбе против тирании, агрессии и угнетения — неважно, исходят они от ИГ или из Кремля — сможет надолго обеспечить им безопасность и процветание», — подчеркивает вашингтонский эксперт.

-31%
-10%
-10%
-10%
-10%
-35%
-28%