104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что происходит в Беларуси 4 марта
  2. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  3. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  4. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  5. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  6. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  7. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  8. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  9. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  10. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  11. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  12. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  13. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  14. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  15. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  16. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  17. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  18. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  19. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  20. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  21. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  22. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  23. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  24. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  25. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  26. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  27. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  28. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  29. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  30. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта


7 июля воронежский суд вынес решение по громкому делу о пищевом маке. Члены семьи Полухиных, которые владеют рестораном, где продавались булочки с маком, получили по восемь с лишним лет заключения за торговлю наркотиками. "Медуза" изучила резонансный приговор и представляет две версии событий.

Евгения Полухина. Фото с сайта novayagazeta.ru
Евгения Полухина (Головина). Фото с сайта novayagazeta.ru

Версия первая: Полухины - добропорядочная семья

Семья Полухиных с 1990-х занималась бизнесом: отставной военный Александр Полухин открыл кафе "Очаг", в котором работали другие родственники, в том числе его жена Мария и дочь Евгения. Совладельцем кафе была сестра Мария Чурсина. Они продавали выпечку собственного изготовления, в том числе булочки с маком. Для этого они покупали 200 килограммов мака в месяц (для сравнения, хлебозаводу нужно 20 тонн в месяц).
 
В 2009 году у них обнаружили мак, который, как утверждает ФСКН, содержал наркотические вещества. В проверенных 4,8 килограмма было обнаружено 8,7 грамма соломы (из нее можно изготовить наркотик), то есть 0,18 процента (меньше, чем допускалось в 2006–2010 годах). Полухины настаивали на том, что невозможно купить абсолютно чистый мак - в нем всегда будет примесь.
 
Евгения Головина признавала, что занималась реализацией мака (то есть продавала его не в булочках, а в "чистом" виде), но это не запрещено в России. "Я занималась законной реализацией пищевого мака. Реализовала я мак разным приобретателям, наверняка и наркоманам. Однако статья 228.1 УК РФ не обязывает меня спрашивать у покупателя: "Ты, случаем, не наркоман?!" Иначе точно так же можно привлечь к уголовной ответственности за сбыт столового уксуса, пищевой соды, воды, которые так же приобретается наркоманами в преступных целях", - говорила она.
 
Кроме того, Александр Полухин утверждал, что сотрудники ФСКН предлагали ему "крышу" за 50 тысяч рублей в месяц, но он отказался, и в отместку на него завели дело. На суде он также рассказывал, что из 4,8 тонны мака, изъятых в арендованных ООО "Очаг" гаражах, фирме принадлежало только 200 килограммов, а остальное поставщику - компании "Хлебоград". Представителей фирмы в суд так и не вызвали. Более того, прокурор уже после приговора заявил, что поставщик мака не установлен. Суд также отказался приобщать к делу любые материалы, свидетельствующие в пользу версии Полухиных. Заседания проходили в нервной атмосфере: Александр Полухин ругался на прокурора и судью, те в ответ в открытую обещали всех посадить.
 

Версия вторая: Полухины - преступники

Прокуратура после приговора суда сообщила: "Как установлено судом, Полухины и Чурсина, являющиеся владельцами ООО "Очаг", в период с 2009 года по март 2010 года реализовывали наркозависимым лицам смесь семян мака с маковой соломой и опием в одноименном воронежском кафе "Очаг", а также на территории города. Во время обысков по месту жительства осужденных и в арендуемых ими гаражах были обнаружены и изъяты смеси семян мака с примесью маковой соломы и опия в размере 4,8 тонн".

Так получилось, что основной материал с позицией, близкой к позиции обвинения, написала Ульяна Скойбеда из "Комсомольской правды". Она ознакомилась с материалами дела, которые ей дала Евгения Полухина, и пришла к выводу, что члены семьи знали, что продают наркотики. Скойбеда исходит из данных прослушки: Полухины, по ее словам, называли свой товар самыми различными наименованиями, в том числе "картошкой" - вероятно, чтобы скрыть, что это на самом деле наркотики. Кроме того, Скойбеда уверяет, что наркоманы выменивали у них мак на вещи - например, на смеситель или на куртку с бобровым воротником. Как говорится в публикации, вина Полухиных полностью доказана именно благодаря материалам прослушки, а также контрольным закупкам. Скойбеда обвиняет членов семьи Полухиных в затягивании процесса - они подавали слишком много жалоб.

Как в России регулируется рынок мака

В России с 2010 года действует ГОСТ, в котором прописано, что содержания наркотических средств в пищевом маке не допускается. Никаких отклонений не предусмотрено. Это является предметом критики со стороны экспертов. Никто из зарубежных поставщиков (в России мак не выращивают с 1987 года) никогда не очищает мак до требований российского ГОСТа. Более того, даже если на глаз кажется, что посторонних примесей в семенах мака нет, в нем все равно могут оказаться наркотические вещества.
 
Полностью от присутствия алкалоидов можно избавиться только промывкой, которую делают на предприятиях непосредственно перед приготовлением, поскольку промытый мак не хранится. При сертификации мак в России не проверяют на наличие наркотических веществ, поскольку санитарными нормами это не предусмотрено.
До 2006 года в пищевом маке допускалось присутствие трех процентов примесей. В 2006 эту норму убрали, но чиновники разъяснили, что теперь можно 0,2 процента примесей. С 2010 года - нельзя даже этого.
 

Другое громкое дело о маке

Полухины — не единственные, кого судят из-за торговли маком. Предприниматель Сергей Шилов, предприятие которого контролировало четверть рынка мака в России, обвиняется в обороте наркотиков в особо крупном размере. По этому делу проходят 13 человек, в том числе специалист по агрокультурам Ольга Зеленина - она написала заключение, в котором указывала на несовершенство нового ГОСТа, а также отмечала, что на практике невозможно было изготовить из изъятого мака наркотик. В 2012 году ее арестовали, но после общественной кампании освободили под подписку о невыезде. Это дело расследуют с 2010 года, пару раз оно закрывалось и возобновлялось опять. В январе 2015 года суд вернул в прокуратуру 700 томов дела, поскольку в них нашлось множество нарушений.
-50%
-10%
-10%
-20%
-20%
-30%
-5%
-33%
-25%