107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  2. Минское «Динамо» проводит третий матч Кубка Гагарина против СКА. Онлайн
  3. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  4. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  7. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  8. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  9. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  10. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  11. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  12. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  13. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  14. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  15. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  16. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  17. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  18. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  19. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  20. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  21. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  22. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  23. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  24. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  25. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  26. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  27. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  28. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  29. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  30. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)


/ Фото: Reuters

США применяли химическое вещество "Агент Оранж" во время Вьетнамской войны. Его перестали распылять в 1971 году, война закончилась в 1975-м. Сейчас, сорок лет спустя, от него все так же страдают сотни семей. "Агент Оранж" – одна большая трагедия, состоящая из множества маленьких, и причиной им всем – человеческие действия.

Фото: Reuters
Танг Тхи Тханг моет своего сына Доан Ван Куя рядом с их домом в Трук Ли, провинция Куанг Бинь. Отец Доан Ван Куя служил в зенитной артиллерии и долгое время жил в областях, отравленных "Агентом Оранж". Двое его сыновей родились с серьезными проблемами со здоровьем.

Сегодня, 30 апреля, 40-я годовщина окончания Вьетнамской войны, а множество вьетнамцев по-прежнему страдают от дефолианта "Агент Оранж", который распыляли над территорией их страны. Последствия его применения – тяжелые умственные и физические нарушения у нескольких поколений людей, оказавшихся в области поражения.

С воздействием дефолианта связывают онкологические заболевания дыхательных путей как среди вьетнамских, так и среди американских ветеранов, а также врожденные пороки развития у их детей и внуков. Во время конфликта, чтобы раскрыть места дислокации войск Северного Вьетнама, американские военные распылили миллионы литров "Агента Оранж" на вьетнамские джунгли для уничтожения растительности.

Спустя 40 лет фотограф Reuters Дамир Шаголь поехал во Вьетнам, чтобы встретиться с людьми, испытавшими на себе действие этого отравляющего вещества. Он поделился своими впечатлениями и наблюдениями.

Фото: Reuters

- Если посмотреть направо во время взлета во вьетнамском аэропорту Дананг, между терминалом отправления и желтой стеной, отделяющей аэропорт от плотно населенных окрестностей, можно увидеть уродливый шрам на и без того не слишком красивом лице Вьетнамской войны.

В этом месте в аэропорту хранились бочки с дефолиантом. Сейчас, больше сорока лет спустя, место наконец начали расчищать.

Фото: Reuters
Фотографии Данг Ван Саня (справа) и его жены Нгуен Тхи Тхин в их доме в деревне Ле Сон Бак к северу от Дананга. Данг Ван Сань попал под распыление "Агента Оранж" во время боя в джунглях, он умер от рака горла. У него было четверо детей, двое из которых умерли сразу после рождения. Его сын Данг Ван Сон выжил, но сильно болеет, болеет и его внучка.

Рассказывая о годовщине, легко попасть в ловушку клише "до и после" или, что еще хуже, ляпнуть что-то новое и промахнуться.

Но я все равно хотел рассказать историю о последствиях применения "Агента Оранж". Некоторые из коллег удивленно поднимали брови и спрашивали, неужели я не могу найти ничего нового. Зачем пересказывать историю, рассказанную много раз?

Я не могу сказать, где и когда я услышал этот совет, но я хорошо его запомнил: неважно, сколько раз рассказана история и сколькими людьми, говори так, будто ты - самый первый рассказчик. Много раз в прошлом я следовал этому совету, и я послушался его и в этот раз.

В такой работе есть правила, и среди самого важного такое: чем дольше ты проведешь в неизвестности, тем больше шансов, что у тебя получатся сильные изображения.

Поэтому вместе с вьетнамским коллегой мы решили объехать страну, вытянутую с севера на юг больше чем на 1,5 тысячи километров, где множество людей до сих пор страдают от воздействия "Агента Оранж".

Фото: Reuters
Деформированные зародыши в больнице в городе Хошимин. Врач в больнице связывает частые случаи деформаций с действием дефолианта.

Фото: Reuters
Данг Тхи Куанг с сыном Нгуен Ван Бинем в своем доме в провинции Куанг. Отец Нгуен Ван Биня служил в транспортной части армии Северного Вьетнама, он провел много времени в местах, которые, как считается, больше всего пострадали от дефолианта.

Вьетнамская ассоциация жертв "Агента Оранж"/диоксина (VAVA) рассказала Reuters, что от воздействия гербицида пострадали больше 4,8 миллиона вьетнамцев, и больше трех миллионов из них страдают от смертельных заболеваний.

Фото: Reuters

Но вскоре после того как я начал фотографировать и разговаривать с жертвами и их родственниками, я понял, что мне нужно еще раз обдумать, как рассказать эту историю. Мгновенной и естественной реакцией было подойти к жертвам вплотную, почти лицом к лицу, чтобы показать, что случилось с человеческими телами.

Это сухой, почти судебный подход к фотографии. Когда в хосписе рядом с Ханоем я сделал несколько фотографий ребенка, который родился без глаз, и других жертв, чьи тела ужасно деформированы, я почувствовал, что мой план работает, но не так, как нужно. Лица и глаза на фотографиях причиняют боль, фокус в нужном месте, но казалось, что я пропускаю окружающее, а возможно, и саму историю.

Фото: Reuters
Бывший солдат Нгуен Хонг Фук (63 года) с сыном Нгуен Динь Лок (20 лет) в хосписе для жертв "Агента Оранж" Friendship village неподалеку от Ханоя. Нгуен Динь Лок недавно перенес операцию по удалению опухоли головного мозга.

Я хотел рассказать обо всем этом в контексте современного Вьетнама, страны через 40 лет после войны. Увидеть жертв во втором и третьем поколениях, где и как они живут. Узнать, почему дети и внуки пострадавших людей по-прежнему рождаются с отклонениями, знают ли люди об опасностях, и если да, то когда они узнали.

И сфотографировать все это.

Продвигаясь с севера в сторону бывших передовых, мы встречали все больше пострадавших. Мы поддерживали связь с VAVA, главной ассоциацией, которая помогает жертвам этой катастрофы, и они предоставляли нам большую часть необходимой информации, в том числе о количестве жертв и о том, где они живут.

VAVA и другие местные должностные лица, а также члены семей подтвердили, что состояние здоровья встреченных нами людей связано с "Агентом Оранж", поскольку их родители или родители родителей подвергались его воздействию.

Фото: Reuters

В одной из деревень Ле Ван Дан, бывший солдат армии Южного Вьетнама, одетый в изношенную униформу коммунистов, бывшей вражеской армии, рассказал мне о том, как попал под дефолиант, который американские самолеты распыляли неподалеку от места, где теперь стоит его дом.

Пока этот храбрый человек говорил сквозь поломанные зубы, двух его внуков в комнате позади кухни поили молоком, предоставленным государственным агентством помощи. Оба ребенка родились с серьезными нарушениями развития. По словам врачей, это связано с "Агентом Оранж".

Фото: Reuters

В маленькой деревне в провинции Тхай Бинь, в холодной комнате без мебели, Доан Тхи Хонг Гам съежилась под голубым одеялом. Грязные стены комнаты говорят о гневе и борьбе. Из-за агрессии и серьезных проблем с психикой женщину содержат в изоляции с 16 лет. Сейчас ей 38.

Фото: Reuters

Другая деревня и другая картина. Бывший солдат До Дук Дю показал мне кладбище на холме за домом, где он похоронил 12 своих детей: все они родились инвалидами и умерли в раннем детстве. Рядом с существующими могилами есть несколько мест для его дочерей, которые еще живы, но сильно болеют.

Сам До Ду Дю сражался на стороне Северного Вьетнама и пережил воздействие ядовитого дефолианта. Больше двадцати лет они с женой пытались завести здорового ребенка. В том, что один за другим дети умирали, они видели проклятие или невезение, молились и ездили к духовным учителям, но ничего не помогало.

Они узнали об "Агенте Оранж" только после того, как их пятнадцатый ребенок родился больным. Я сфотографировал их младшую дочь. Это было непросто.

Фото: Reuters
Дай Ван Бьен и его сын Лай Ван Мань (слева) в своем доме в деревне Туонг Ан в провинции Тхай Бинь на севере Вьетнама. Дай Ван Бьен был разведчиком в армии Северного Вьетнама, он служил в районе, который был сильно заражен "Агентом Оранж". Два сына Дай Ван Бьена родились умственно и физически неполноценными.

Деревня за деревней представали все более страшные картины, их сопровождали еще более страшные истории. Я держал камеру на расстоянии. Я снимал через москитные сетки и против света, фотографировал детали и отражения. Мы делали множество заметок, чтобы не упустить важных деталей, необходимых для того, чтобы создать точную картину. Потом мы поехали дальше на юг.

В Дананге, рядом с международным аэропортом, мы побывали у молодой пары, которая живет в этом месте с конца 1990-х. Когда они только приехали сюда, мужчина ходил на рыбалку и собирал улиток и овощи.

Семья была бедной и ценила любую пищу. Они не знали, что "Агент Оранж", хранившийся неподалеку, отравил воду в озере рядом со взлетной полосой и все в его окрестностях.

Фото: Reuters

В 2000 году у них родилась дочь, она болела с рождения и умерла в возрасте семи лет. Их сын родился в 2008 году с теми же симптомами, что и у его сестры. Я сфотографировал его, потом мы отвезли семью в больницу, где мальчику сделали переливание крови. Слепой и очень больной мальчик держал меня за палец и в конце послал воздушный поцелуй в пустоту. Я увидел это издалека, уже когда уходил.

США перестали распылять "Агент Оранж" в 1971 году, война закончилась в 1975-м. Даже спустя двадцать лет после конфликта некоторые люди в городах и деревнях ничего о нем не знали. Сорок лет спустя, сейчас, дети и их родители по-прежнему страдают, но говорят об этом редко. "Агент Оранж" – одна большая трагедия, состоящая из множества маленьких, и причиной им всем – человеческие действия.

Все, что я могу сделать с помощью своих фотографий, – еще раз пересказать историю, пусть кто-то и будет снова удивленно поднимать брови. Фотографии, которые я сделал, не рассказывают о "до и после", они все о "сейчас". А судя по тому, как плохо мы учимся на прошлом, боюсь, что они и о будущем тоже.
-25%
-50%
-90%
-10%
-17%
-20%
-20%
-15%