1. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  2. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  3. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  4. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  5. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  6. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  7. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  8. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  9. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  10. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  11. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  12. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  13. Белорус опубликовал информацию обо всех известных захоронениях соотечественников в Чехии и Словакии
  14. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  15. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  16. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  17. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  18. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  19. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  20. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  21. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  22. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  23. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  24. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  25. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  26. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  27. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  28. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходит в стране 26 февраля
  29. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  30. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена


Павел Добровольский, фото из архива автора
Павел Добровольский, фото из архива автора
Странный город. "Нам ровно на Донецк — у нас тут своя республика", — фраза, сказанная одним из сепаратистов в Горловке, лучше всего характеризует нынешнее положение дел здесь. Они и не с Украиной, и не совсем с ДНР. Так начинает журналист из Беларуси Павел Добровольский свой репортаж из Горловки, опубликованный на страницах украинского журнала "Новое время".
 
Почти трехсоттысячная Горловка расположена неподалеку от линии разграничения между силами АТО и ДНР. Город получил известность благодаря Игорю Безлеру. Лидер местных сепаратистов, Бес, как его называют, был скандалистом и последовательным сторонником горловской автономии.
 
Уже несколько месяцев полупустой город живет без него — Безлер якобы "ушел в отставку". Возможно, за строптивость российские спецслужбы и дээнэровцы заставили его покинуть Восток Украины. Теперь Бес в Крыму. А Горловка продолжает мечтать о "самостийности".
 
В головах местных царит одно настроение — обида. Город заметно пострадал от обстрелов — жители говорят, что это дело рук сил АТО, и потому "большую" Украину многие здесь не любят. Буквально до слез. И до мата.

Российские флаги

Пролетарская Горловка — крупный город, за день не обойдешь. Размеры удивляют тем больше, что до миллионного Донецка — всего 40 км. Горловка соседство чувствует и издавна немного конкурирует со столицей так называемой ДНР.
 
Но при непосредственном знакомстве понимаешь, что еще больше город чувствует соседство с линией фронта.
 
Железнодорожный вокзал в центре побит. На первый взгляд здесь ни души. Сам район не похож на центр — он пустынен.
 
Перед въездом на привокзальную площадку стоят баррикады, вырыты окопы. Завершает эту композицию российский флаг. Трехцветное полотнище развевается и на здании вокзала. Всюду видны воронки от разорвавшихся снарядов. Досталось и прилегающим постройкам. Пути целы, но провода оборваны. Поезда здесь не ходят.
 
В другом месте вновь вижу флаг России. На сей раз — у здания, которое раньше занимал Проминвестбанк. Триколор виден издали, под ним — вооруженный охранник.

Фото: Павел Добровольский, nv.ua
Фото: Павел Добровольский, nv.ua

До визита в Горловку я почти неделю провел в Донецке. Там российских флагов нет — только знамена ДНР и Новороссии. А здесь триколоры всюду: на вокзале, доме культуры, поликлинике, больнице. Даже на нашивках вооруженных людей.  

Позже горловчане объяснят мне, что молодая Донецкая Народная Республика далеко не едина. Часть местных активистов ее власть не признает и считает, что скоро на карте появится ГНР — Горловская Народная Республика.
 
Тон такому отношению задал бывший лидер местных вояк Безлер, который называл ДНР банановой республикой.
 
Микрорайон Строитель. Жители говорят, что до боевых действий он был самым престижным в городе. Теперь это — западная окраина, наиболее пострадавшая от обстрелов. Вдали, через поле, видна подконтрольная Украине территория. Большая часть местных жителей смотрит на ту сторону с ненавистью. И выражает свои чувства соответствующими словами — по‑горловски прямолинейно и без цензурных слов.

Местами Горловка сильно побита войной. Фото: Павел Добровольский, nv.ua
Местами Горловка сильно побита войной. Фото: Павел Добровольский, nv.ua

С трудом нашел человека, который говорит ближе к литературным канонам. Высокий светловолосый мужчина с узким лицом. Одет просто: в спортивный костюм и кроссовки. Разгружает стройматериалы из своей машины.
 
Разговорились. Живет здесь с рождения. Во время обстрелов вывез семью в украинский Бердянск, но сам остался здесь.
 
"Дээнэровцы — это беспредельщики, — начинает он, пока рядом никого нет. — Я украинец и, конечно, ждал, когда их отсюда выбьют. Но летом мои взгляды поменялись".
 
Мимо проходят две женщины с мальчиком, и собеседник замолкает. В нескольких десятках метров от нас отъезжает от остановки древний советский автобус ЛАЗ — наверное, приехали на нем.
 
"Я прекрасно понимаю, что, если бы не ДНР, Украина не стреляла бы, — продолжает горловчанин, как только женщины с ребенком скрылись за углом дома. — Но стрелять тоже надо уметь".
 
Говорит, что на его глазах дээнэровцы вели огонь по украинцам, в том числе из танков и "Градов". Но стреляли не из города — огневые позиции были в поле, в километре от домов.
 
"Украина же в ответ месяц шлифовала жилые кварталы. Здесь десятки погибших. А по городу — сотни. Мирного населения", — заканчивает он свой монолог.

В бывшем помещении Проминвестбанка теперь опорный пункт вооруженных сепаратистов.Фото: Павел Добровольский, nv.ua
В бывшем помещении Проминвестбанка теперь опорный пункт вооруженных сепаратистов. И опять под российским триколором Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Следующий пункт прогулки — горисполком. По пути сталкиваюсь с тем, что часть одной из центральных улиц отгорожена проволокой с прикрепленными табличками — "мины". Попытка сфотографировать заканчивается появлением семерых вооруженных людей. Они отводят меня к уличной баррикаде. Стоим, ждем какого‑то начальника — он должен решить мою судьбу.
 
Фото: Павел Добровольский, nv.ua
Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Подошел пожилой военный. Попросил документы, уточнил цель прогулок по городу. Посоветовал фотокамеру лишний раз не доставать на улицах: "Тебе повезло, что на "Лавину" не наткнулся — они бы даже не уточняли, кто ты и для чего здесь. Исчез бы на неделю или на месяц". И объяснил, что "Лавина" — это такой местный батальон. Жесткие очень.
 
Интересуюсь, почему в городе так много именно российских триколоров. И еще раз слышу слова о том, что в Горловке — своя республика, не ДНР.
 
Расстались — и я почти сразу же наткнулся на "Лавину". Легенда не оправдалась — задерживать меня за фотоаппарат в руках с десяток вооруженных бойцов этого батальона, охранявшие занятый ими дом, не стали.
 
И вот — горисполком: огромное здание на большой площади с неизменным памятником Ленину. Время — 16.00, но здесь нет ни одного чиновника. Вахтер отправляет меня в кабинет, где расположена редакция местной агитки: "Там парни смышленые — все расскажут".
 
Со "смышлеными парнями", которые не захотели называться, беседуем час. Один из них проработал восемь лет в милиции. "Своими глазами видел, какое быдло совершило переворот в Киеве — а из них героев сделали", — рассказывает этот бывший сотрудник МВД. О том же говорит его товарищ — черноволосый паренек лет 17: "Мы здесь все русские, мы не хотим жить в Европе — мы выходили на митинг за федерализацию, но так как нас не услышали, то мы хотим независимости".
 
И добавляет то, что я уже слышал на улицах Горловки: местные разочарованы в Украине, потому что та убивает мирное население, а после заявляет, что сепаратисты сами ведут огонь по жилым кварталам. "Но в жилых кварталах — семьи ополченцев: они никогда не станут стрелять туда. Наглая ложь",— резюмирует парень.
 
В кабинете сидят и два пожилых седовласых старика. Они добавляют масла в огонь, почти крича о хунте, геях и жидомасонах.
 
Хотя на фронте наступило перемирие, Горловка не выглядит городом, который избавился от войны. Фото: Павел Добровольский, nv.ua
Хотя на фронте наступило перемирие, Горловка не выглядит городом, который избавился от войны. Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Перебивая их, бывший милиционер выдвигает еще один аргумент против Украины. Начинает с того, что недавно была годовщина гибели Небесной сотни, и все украинские телеканалы вышли в эфир с эмблемой свечи в знак скорби. То же самое случилось и после событий в Париже. А когда гибли люди в Горловке, порой десятками за день, украинское ТВ свечей не показывало. Хотя, мол, и говорит постоянно о единой стране и едином народе.
 
Претензии посыпались со всех сторон. Я услышал голос Донбасса. Узнал, что Украина ведет себя с местными как с вражеским населением: перед морозами бомбила котельные, электростанции. То есть делала все, чтобы люди умирали от холода и готовили еду на кострах. А еще собеседники уверяли меня, что силы АТО зачем-то ставили растяжки с гранатами на кладбище.
 
Открываются двери — входит военный. На рукаве — нашивка с флагом России. Бывший милиционер, смеясь, представил его как российского военного Ивана. И добавил: "В кавычках". Мол, Киев рассказывает, что тут только россияне воюют, а вот Иван — он, хоть и воюет, но свой, шахтер.
 
Рассказы о провинностях украинской стороны продолжились. Но в итоге собеседники сошлись на том, что худшее — позади. Потому что рядом стоит "огромная армия ДНР", и Украина уже не будет бомбить Горловку. Да и сам город, как уверяют собеседники, понемногу восстанавливается. Ремонтируют улицы, ходит общественный транспорт, трудятся дворники, чинят линии электропередачи. Жителям даже начали выплачивать социальные пособия, пусть и мизерные.
 
Когда эмоции спали, разговор зашел о том, что в Горловке не работают заводы и шахты. Мест, где можно получать зарплату, очень мало: транспортная сфера, торговля.
 
Самые обеспеченные люди — военные. Ставка — от 11 тысяч гривен. Даже для прежней мирной Горловки это неплохо — до 2014-го средняя зарплата здесь была 3 тысячи гривен. Сейчас дээнэровцы — основные клиенты таксистов и магазинов.
 
За беседой в горсовете прошло много времени — оказалось, что последний автобус на Донецк ушел час назад. Хотя еще светло, но жизнь, как и транспортное сообщение, в Горловке замирает рано. Заселиться в отель невозможно — гостиницы "мобилизованы" под нужды бойцов ДНР. Выручил таксист — решился подвезти в Донецк, рискуя вернуться в Горловку уже после наступления комендантского часа.
 
Долго петляем по широким улицам Горловки: искалеченные войной фасады зданий, воронки на дороге и опять — российские флаги. Периодически попадаются едущие по своим неизвестным маршрутам старые ЛАЗы. Полупустые, как и весь город, который остался в сумерках.
 
О горловских ЛАЗах пришлось вспомнить через несколько дней. 25 марта СМИ сообщили, что именно такой автобус, двигаясь из контролируемого Украиной Артемовска в Горловку, попытался объехать блокпост и подорвался на мине. 4 человека погибли, 20 получили ранения, из них 8 — тяжелые.
 
Судя по данным прессы, этот ЛАЗ тоже был полупустым.
Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua

Фото: Павел Добровольский, nv.ua
-10%
-10%
-25%
-30%
-70%
-20%
-58%
-10%
0072356