176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  2. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  3. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  4. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  5. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  6. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  7. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  8. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  9. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
  10. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  11. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  12. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  13. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  14. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  15. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  16. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  17. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  18. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  19. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  20. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  21. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  22. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  23. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  24. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  25. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  26. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  27. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  28. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  29. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  30. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов


Тысячи жителей России приносят деньги в различные фонды помощи бывшим заложникам и родственникам жертв теракта в Беслане. Собрано уже несколько миллионов долларов. Однако в самом Беслане этих средств пока никто не видел, сообщают "Новые Известия".

Даже продукты, привезенные в качестве гуманитарной помощи, по домам никто не распределил, они гниют на складах, отмечает издание. Власти говорят, что до сих пор не составлен список бывших заложников, нуждающихся в помощи. Сами жители республики даже не подозревают, что могут получить деньги.

В семье Цгоевых в результате теракта погибли 5 человек — мать, Залина, и четверо ее детей: Джульетта, Витя, Алан и Аслан. До сих пор родители Залины и ее родные сестры Мадина и Марина находятся в шоковом состоянии. Свою семью Мадина нашла после трех суток хождения по больницам и моргам. Открывала черные мешки, падала в обморок, переворачивала обугленные тела. У Азика снесен череп, а Джульетта — с выколотыми глазами.

Когда начался штурм, Залина Цгоева вынесла на улицу соседскую малышку, отдала ее кому-то на руки. И побежала назад — за своими. Через секунду раздался третий взрыв и рухнула часть стены. Все пятеро остались под ее развалинами, а потом обгорели.

Деньги на похороны семьи Цгоевых давали совершенно незнакомые люди. Официальные власти остались в стороне. "Представляете, продавцы с владикавказского рынка приезжали, денег собрали, — говорит старшая сестра Марина. — Вчера вот офицеры из Аргунского погранотряда тоже денег привезли. Представляете, мужчины плакали и говорили: "Простите нас, если это возможно…"

Приезжали к Цгоевым представители осетинских диаспор из Калуги и Волгограда, со Ставрополья — с текстильного комбината, краснодарцы из дорожно-строительного комбината, из иностранной частной телекомпании, и даже семья пенсионеров из Ростова. Только никого не было в поселке Хумалаг от официальных властей.

"Самое обидное, что наше государство о нас забыло, — говорит старшая сестра Марина. — Бог с ними, с деньгами. Хоть бы позвонили, извинились. Мы ведь здесь с ума сходим от горя. А для них как будто все нормально: была семья… и нет семьи".

"Но гуманитарную помощь вы, наверное, получали?" — поинтересовался корреспондент газеты. "А разве должны были? — удивляется она. — Вы знаете, мы телевизор не смотрим, у нас траур, поэтому не знаем ничего про эту помощь".

Финансовую помощь собирают во всем мире. Бесланцев можно было бы озолотить — но деньги остаются виртуальными

Финансовую помощь для бывших заложников и жертв теракта собирают во всем мире, отмечают "Новые Известия". Различные благотворительные фонды, банки и прочие организации уже накопили на своих счетах миллионы рублей, долларов, евро. На эти деньги можно озолотить все население Беслана, не говоря уже о пострадавших от теракта. Но так необходимые бесланцам средства до сих пор остаются виртуальными, и бывшие заложники не получили ни копейки, за исключением средств, выделенных на похороны погибших.

Все созданные комиссии по контролю над распределением средств утверждают, что причина задержки выплат — отсутствие систематизированного, полного и четкого списка бывших заложников школы. Как только он появится, появятся и реальные деньги. Как, когда и по какому принципу будет распределяться финансовая помощь, в комиссиях никто не знает.

К тому же пострадавшие и близкие жертв теракта могут получить деньги только после предоставления необходимых документов. В разных случаях нужен разный набор бумаг. Необходимы документы, свидетельствующие о родственной связи, — паспорт или свидетельство о рождении. Справка о смерти, подтверждающая, что человек погиб именно во время теракта. Или справка о том, что человек был ранен именно при этом теракте. Рассчитывать на материальную помощь можно, только если есть эти документы. Однако собрать их, особенно в условиях жесточайшего стресса, который испытывают сейчас жители Беслана, нелегко.

Неразбериха творится и с гуманитарной помощью, которая распределяется преимущественно между семьями погибших, ранеными и сиротами. "Те грузы, которые уже пришли, нельзя раздать, — посетовала одна из педагогов школы N1 Рита Комаева. — Причина та же — нет полных списков. Вчера приходил разъяренный мужчина, водитель фуры с гуманитарными продуктами. Он кричал, что уже замучился отсиживаться на складе, кричал, что йогурты тухнут. Почему бы не раздать их бывшим заложникам, не развезти по садам или детским домам?"

"Что? Гуманитарная помощь, говорите? — Анжела Агаева, побывавшая в захваченной школе вместе со своей 7-летней дочерью, после взрывов плохо слышит и переспрашивает практически каждое слово. — Да, приносили, дня три-четыре назад. В пакете были печенья, вафли, один арбуз и три апельсина. А еще на площади и во дворах без всяких списков с непонятных машин раздают детские игрушки. Там давка. Дочка хотела пойти, но я ее туда не пустила. Было бы глупо уцелеть в школе и пострадать в этой толпе. А вчера таким же образом раздавали соки. Про остальное никто ничего не говорит и не знает".

В полном объеме помощь дошла только до больниц

Пока в полном объеме гуманитарная помощь дошла только до больниц, пишут "Новые Известия". Только по линии МЧС России в Северную Осетию поступило более 233 тонн гуманитарной помощи. "Помощь приходит как из стран дальнего зарубежья, так и из стран СНГ, — сообщил газете сотрудник управления информации МЧС России Сергей Власов. — Это 58 тонн медикаментов, 92,5 тонны медицинского оборудования, перевязочные материалы и шприцы, донорская кровь, свыше 11 тонн одежды и одеял, автомобили "скорой помощи" и мобильный медпункт".

Как подтвердил главный врач бесланской больницы Вячеслав Кардиков, медикаментов и медоборудования действительно очень много. В Беслане появились новые гастроскопы, мониторы и многое другое. Все излишки по мере возникновения необходимости распределяются по больницам Правобережного района и медицинским учреждениям Осетии.

Но часть импортного оборудования пока лежит на складах мертвым нерастаможенным грузом. Хотя сейчас особой надобности в нем нет. "Все это потребуется чуть позже, — пояснил Вячеслав Кардиков. — Когда бывшие заложники будут проходить длительный курс реабилитации".

Многие предпочитают действовать без посредников — помощь передают из рук в руки

Многие люди предпочитают действовать без посредников, опасаясь, что их рубли будут истрачены не по назначению, осядут в карманах всевозможных функционеров. Историй о том, как помогают жертвам теракта обычные люди, в Беслане могут рассказать много, пишет газета. Например, как тюменцы-газовики привезли 250 тыс. рублей, развезли деньги по семьям и предложили газифицировать районы города. Или как из Москвы позвонила маленькая девочка Диана и предложила две "новые прекрасные игрушки".

"Денежная помощь к нам все же приходит, — рассказал член учительского комитета по оказанию помощи пострадавшим в теракте Ахмед Ганиев, — но, как правило, от частных лиц".

Так, одной из самых первых к учителям обратилась гражданка Франции Нугеред Натали. Ее 6 тыс. рублей комитет раздал самым нуждающимся семьям — каждой по тысяче. Бесланская баптистская церковь пожертвовала 15 тыс. рублей. Понятно, что пострадавшим достаются крохи, но бывшие заложники благодарны и этому.

Обнадеживает и радует то, что желающих помочь от души и сострадания, а не для отчета, довольно много. "Люди звонят нам, приходят и просят координаты пострадавших, — продолжает Ахмед Ганиев. — Кто-то потом разносит помощь по домам, кто-то открывает счета на имя конкретных жертв теракта и перечисляет туда деньги".

-30%
-17%
-10%
-10%
-20%
-20%