BBC News Русская служба


Александр Баранов,

В России с понедельника проходят беспрецедентные по своим масштабам военные учения, в которых задействованы Балтийский, Черноморский и Северный флоты, а также авиация, десант и крупные наземные силы.

Фото: Министерство обороны России
Приведение в боевую готовность подразделений мотострелкового миротворческого соединения Центрального военного округа (г. Самара) в рамках проводимых Россией учений с 16 по 21 марта 2015 года. Фото: Министерство обороны России

Согласно задаче учений, "условный враг" напал на Россию на территории от Балтики до Сахалина. Условия задачи не оставляют места для сомнений: теоретически с военной точки зрения таким "врагом" в наше время может быть лишь НАТО.

Как относятся к этой демонстрации силы британские военные эксперты? Каковы, на их взгляд, основные цели этих учений и как они влияют на отношения между Россией и Западом?

Военный эксперт Международного института стратегических исследований (IISS) в Лондоне Бен Барри говорит, что военная цель учений очевидна, поскольку Россия проводит масштабную модернизацию своих вооруженных сил.

"Все это - часть программы модернизации российских вооруженных сил, которая началась в 2008 году и отмечена беспрецедентным для России ростом оборонного бюджета. Политическое и военное руководство хочет быть уверенным в том, что эти деньги не потрачены зря. Совершенно ясно, что реформа помогла заметно усилить боеспособность российской армии, поскольку такие учения, скажем, в 2005 году были бы просто невозможны. И конечно, как суверенное государство, Россия имеет полное право модернизировать свои вооруженные силы так, как она хочет", – говорит Бен Барри.

Европейский редактор издания IHS Janes Defence Ник де Ларринага отмечает, что крупные учения Россия внезапно, не предупреждая НАТО, проводит не в первый раз.

"Можно вспомнить проводившиеся в прошлые годы крупные учения "Восток-2014" и "Запад-2013". Нынешние учения – особенные, но с военной точки зрения для такой огромной страны, как Россия, столь масштабные учения имеют смысл. Особенно если они включают оперативную переброску войск из одного региона в другой, – говорит Ник де Ларринага. – До 2007 года, когда Россия входила в Договор об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ), о таких учениях теоретически нужно было заранее предупреждать. Сейчас это не обязательно, Россия вышла из этого договора".

Политическое давление

Но помимо военной, у нынешних учений, проводящихся в годовщину решения России о присоединении Крыма, есть и явная политическая цель, считают эксперты. Они сходятся в том, что таким образом Москва посылает Западу вполне определенный сигнал.

"Конечно, учитывая нынешнюю международную обстановку, которая грозит новой холодной войной, когда Россия и Запад разошлись из-за конфликта в Украине, для России это способ продемонстрировать свою мощь", - говорит Ник де Ларринага.

Впрочем, европейский редактор IHS Janes Defence считает, что у частых российских учений может быть еще одна, менее очевидная цель.

"Это также может быть способом усыпить бдительность. Если вы регулярно проводите учения такого масштаба, в первый раз это вызывает большую озабоченность, во второй раз – уже не такую большую, и в какой-то момент все могут расслабиться, и это может стать способом скрыть свои истинные намерения, - утверждает эксперт. А с другой стороны, это способ держать всех в тонусе, заставляя гадать, каковы истинные намерения России".

В последнее время на Западе часто говорят о так называемой "гибридной войне", которую ведет Россия в Украине. По сути дела, Запад столкнулся с новой тактикой локальных, скрытных операций, которые не признаются Россией, но одновременно подкрепляются угрозой потенциального применения внушительного российского военного арсенала, чему также могут служить масштабные учения.

Фото: Министерство обороны России
Выход в море подводных сил Северного флота в рамках проводимых Россией учений с 16 по 21 марта 2015 года. Фото: Министерство обороны России

Арсенал холодной войны

Ник де Ларринага говорит, что подобная тактика в отношениях между Россией и Западом не является абсолютно новой и частично заимствована Москвой из арсенала холодной войны.

"В годы холодной войны велось множество локальных войн, в которые СССР и Запад вовлекались опосредованно. Но в то время не было прямого столкновения между ними, потому что они были ограничены потенциальной угрозой серьезной эскалации военных действий в случае, если какая-то из сторон начнет действовать более активно", говорит военный эксперт.

Правда, в отличие от времен холодной войны, сейчас страны НАТО, несмотря на политическое противостояние, даже косвенно не вовлечены в военные действия против России. Кроме того, тогда не велась затяжная война в Европе. Поэтому любая демонстрация силы в нынешней ситуации вызывает тревогу противоположной стороны.

В НАТО видят угрозу во внеплановых учениях российской армии >>>

"Европа сейчас – менее безопасное место, чем она была в 2008 году, до мирового финансового кризиса. Ситуация менее безопасна из-за действий России в Крыму и на востоке Украины, из-за открытого бряцания оружием. Но она также менее безопасна из-за угроз на южном фланге. Страны Магриба стали намного менее стабильными, сложная ситуация сложилась в Сирии и Ираке, где идет война и где "Исламское государство" выступает как глобальная угроза терроризма. При этом из-за финансового кризиса всё последнее время европейские государства сокращали расходы на оборону. В результате Европа стала намного менее безопасном местом. Поэтому НАТО и призвала к увеличению военного бюджета. Поэтому и Германия на днях объявила о повышении своих расходов на оборону", говорит эксперт IISS Бен Барри.

Фото: Министерство обороны России
Обеспечение воздушного прикрытия корабельных группировок Балтийского флота базовой морской авиацией в рамках проводимых Россией учений с 16 по 21 марта 2015 года. Фото: Министерство обороны России

Бремя расходов

Британские эксперты соглашаются в том, что демонстрация российской военной мощи способна напугать ее соседей, но может оказаться для Москвы и контрпродуктивной, потому что это – еще один стимул для НАТО принимать контрмеры и, в частности, повышать оборонные расходы.

"Советский Союз развалился, не выдержав бремя военных расходов, особенно – на строительство и обслуживание атомных подводных лодок, которые чрезвычайно дороги. СССР в итоге просто не мог поддерживать гонку вооружений. Несомненно, подобный сценарий представлял бы риск и для нынешней России в условиях падения курса рубля и цен на нефть. Но основной причиной, толкающей НАТО на ответные меры, являются не учения, а аннексия Крыма и действия России в Украине. НАТО и все страны Запада в этом вопросе занимают позицию абсолютно ясную – Россия участвует в конфликте на востоке Украины, она ответственна за создавшуюся там ситуацию. Это главная причина. Но подобные учения, при проведении которых Россия, по мнению Запада, не ведет себя в духе сотрудничества и открытости, вносят свой вклад в общую картину, свидетельствующую о том, что России доверять нельзя", - говорит Ник де Ларринага.

Бен Барри согласен с тем, что столь явная демонстрация силы со стороны России не способствует снижению напряженности на континенте.

"Мы слышим множество заявлений высокопоставленных российских официальных лиц и представителей военного руководства, что НАТО – это главная угроза для России. И в некотором смысле эта позиция вызвала реакцию, которая для России нежелательна, - говорит Бен Барри. – Это заставило НАТО повысить свою боеготовность и активизировать свои учения в странах Восточной Европы, которые находятся рядом с Россией. Число учений НАТО в Восточной и Южной Европе, в странах Балтии более чем удвоилось. У НАТО на этот год запланирована широкая программа военных учений. НАТО готовится повысить возможности быстрого реагирования своих сил, повышает готовность своих многонациональных командных пунктов в Польше".

Фото: Министерство обороны России
Выход в море подводных сил Северного флота в рамках проводимых Россией учений с 16 по 21 марта 2015 года. Фото: Министерство обороны России

Возможность роковой ошибки

"Опасность ситуации – в том, что она может резко осложниться из-за какой-нибудь ошибки в расчетах. Какими последствиями обернулось бы столкновение российского самолета с американским авиалайнером над Балтикой? Что произошло бы, если бы вместо малайзийского авиалайнера над восточной Украиной был бы сбит американский, британский или французский самолет?" – задается вопросом Бен Барри.

Ясного ответа на этот вопрос нет, и это лишь подчеркивает тревожную неопределенность ситуации.

Бен Барри считает, что в некотором смысле сейчас ситуация даже более опасна, чем в годы холодной войны. Тогда между СССР и западными союзниками поддерживались постоянные контакты по военной линии, стороны обменивались контактными группами. Сейчас этого нет.

"Я уверен, что нет ни одного рационально мыслящего человека в Москве, Лондоне, Вашингтоне, Варшаве, Таллине или Вильнюсе, который хотел бы начать войну. Но шансы случайной вспышки по сравнению с тем, что было пять лет назад, на мой взгляд, значительно возросли",
– говорит Бен Барри.

Фото: Министерство обороны России
Действия сил Кольской флотилии в ходе внезапной проверки боевой готовности (Кольский залив) в рамках проводимых Россией учений с 16 по 21 марта 2015 года. Фото: Министерство обороны России
{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-70%
-10%
-20%
-10%
-10%
-50%