1. Последняя официальная статистика по коронавирусу в Беларуси: за сутки умерло 10 человек
  2. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  3. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  4. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  5. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  6. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  7. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  8. Умер муж королевы Великобритании принц Филипп. Ему было 99 лет
  9. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  10. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  11. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  12. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  13. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  14. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  15. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  16. За прошлый год белорусов стало меньше на 60 тысяч
  17. «Не надо изобретать велосипед». Минский архитектор показал, как выглядит его загородный дом
  18. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  19. «Папа сказал: «Будешь делить имущество — ты мне не дочь. Я крысу не растил». Интервью с Таис Рыбакиной
  20. В Украину не пустили автобус из Беларуси: у всех 35 пассажиров — поддельные справки о ПЦР-тестах
  21. «Больше 1000 долларов за две недели». Бухгалтер на пенсии открыла онлайн-школу и учит печь хлеб
  22. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  23. Что сейчас происходит между Россией и Украиной и при чем тут Беларусь: поясняем простыми словами
  24. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  25. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  26. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  27. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  28. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  29. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  30. Налоговики создадут «супербазу» доходов населения. Какую информацию включат в нее


Алексей Куприянов,

Недавние теракты в Париже снова заставили Запад задаться вопросом: что делать с теми европейцами, кто отправился на войну в Сирию и в Ирак, а потом вернулся домой?



Расстрел журналистов и захват заложников показал, что эти люди смертельно опасны. За прошедшие годы исламисты при попустительстве Лондона, Парижа, Берлина и Брюсселя создали на территории европейских государств сеть вербовочных ячеек и наладили каналы переброски добровольцев.
 

Начало большого пути

Большинство будущих джихадистов - молодые выходцы из исламской диаспоры, дети и внуки иммигрантов-мусульман, прибывших в Европу из стран второго и третьего мира в поисках лучшей доли. Как правило, их родители упорно работали и, осознавая непрочность своего положения, всеми силами избегали конфликтов с законом. Второе-третье поколение диаспоры испытывает серьезный кризис идентичности. Потомки мигрантов, с одной стороны, растут уже в другом, западном обществе, перенимая его привычки и образ жизни; с другой - они не могут полностью вписаться в общество, по-прежнему оставаясь для местных чужаками. На это накладываются юношеский максимализм и авантюризм, желание найти себе место в мире и идею, ради которой стоит жить. Похожие мотивы движут и другой значительной группой - этническими европейцами, обращенными в ислам. Как и все неофиты, исламизированные европейцы отличаются особым энтузиазмом.
 
А в Европе хватает тех, кто направляет их пыл в нужное русло: практически каждая крупная террористическая организация - "Талибан", "Исламское государство", "Аль-Каида" - имеет свою сеть вербовщиков в западных странах. Как правило, они отлично владеют техниками, применяющимися в деструктивных сектах, и подвизаются при мечетях и в университетских кружках, отслеживая молодежь, проявляющую интерес к исламу. Джихад обрисовывается вербовщиками в самых радужных тонах. Дескать, среди боевиков царит дух товарищества и братства, они полны веры в свои идеалы и действуют во имя общей цели. Их смерть - мученичество во имя Аллаха, и после гибели все попадают в рай. Этой заманчивой перспективе противопоставляется беспросветное существование в загнивающем обществе потребления с непременной уплатой налогов, на которые проводятся очередные военные операции против тех, кто сражается за победу ислама.
Нередко будущие джихадисты, насмотревшись роликов в интернете, сами осознанно ищут вербовщиков, твердо решив отправиться в Сирию или Ирак. Исламисты активно применяют современные технологии, ведут полномасштабную пропаганду в соцсетях. Особо выделяется в этом плане "Исламское государство": его рекламные ролики, в которых продумана каждая деталь, напоминают трейлеры к голливудским фильмам. Эксперты не исключают, что в печально знаменитом видео с казнью журналиста Фоули один из террористов - 23-летний рэпер Джихади Джон - намеренно подчеркивал свой британский акцент, демонстрируя, что подданных Соединенного Королевства будут рады видеть в рядах ИГ.
 
Разгромить такие вербовочные сети крайне сложно: мусульманские общины - это добровольные гетто, закрытые мирки, куда неохотно пускают посторонних. Конечно, у стражей порядка есть свои информаторы, но их явно недостаточно. Мешает и большая политика: Запад не первый год поддерживает сирийскую оппозицию, и полиция вынуждена закрывать глаза на тех вербовщиков, которые набирают добровольцев для считающейся умеренной Свободной Сирийской армии, что, естественно, снижает эффективность борьбы с вербовщиками исламистов.
 

Дорога в рай

Следующая задача завербованного джихадиста - собственно, добраться до места джихада. Как правило, маршрут согласовывается с вербовщиком и проходит через Турцию или Иорданию. Обе страны имеют с Сирией сухопутную границу, проницаемую для беженцев, сотрудников гуманитарных организаций и контрабандистов. Для тех, кто желает присоединиться к ИГ в Сирии, предпочтительнее турецкий маршрут, для желающих повоевать в Ираке - иорданский: ИГ контролирует значительные участки границы с этими странами. "Фронт ан-Нусра" пополняется в Турции, Свободная Сирийская армия - и в Турции, и в Иордании. На крайний случай есть запасной путь - через Кипр: с этого острова ходят суда как в Сирию, так и в Ливан, откуда без проблем можно перебраться на территорию соседнего государства и примкнуть к борцам против режима Асада.
 
Для европейцев турецкий маршрут наиболее удобный: практически бесконтрольно, имея при себе только внутренний паспорт, можно добраться до самой границы с Сирией. Там встречают агенты исламистов и переправляют через границу. Американцам, канадцам и австралийцам приходится пользоваться авиатранспортом, чтобы попасть в Турцию и Иорданию, но потом все идет по стандартной схеме.
 
Для одиночки переход границы также не составляет проблемы - дружелюбные контрабандисты всегда к его услугам. До недавних пор Турция практически никак не пыталась пресечь поток джихадистов. В последние месяцы контроль в приграничных провинциях заметно ужесточился, но деньги по-прежнему легко решают большинство проблем.
 

Зеленые бригады

Прибывшие из Европы боевики обычно разбиваются по землячествам, вливаясь в катибы. Это слово часто переводят как "бригады", хотя катибы мало похожи на привычные армейские части. По некоторым данным, в районе Алеппо действуют 5-6 франкоязычных бригад, состоящих из французов и бельгийцев, а также неустановленное число немецкоязычных. Подобное разделение по землячествам - вынужденная мера. Европейские добровольцы, как правило, плохо знают арабский, и их нельзя распределить по линейным подразделениям. По последним данным, в рядах исламистов сейчас воюют около 15 тысяч граждан разных государств. Большинство родом из исламских стран, но и европейцев немало - несколько тысяч.
 
Фото: DW
Фото: DW

Иностранные добровольцы часто мелькают на видео - они охотно позируют для товарищей, шутят на камеру и выкладывают фотографии в Instagram. Печальный рекорд в этом плане принадлежит пресловутому Джихади Джону, обезглавившему Фоули. Он входит в катибу из четырех человек. Бригада получила неофициальное название The Beatles из-за того, что все ее члены говорят по-английски и не знают арабского, а боевиков прозвали Джон, Джордж, Ринго и Пол - по именам членов легендарной группы.
 
В прошлом году в Европе настоящую сенсацию произвел ролик с неким Абу Омаром из "Исламского государства", обладателем французского паспорта, который на своем пикапе перевозил трупы расстрелянных мирных жителей и боевиков из конкурирующих организаций. "Раньше я возил гидроциклы, мотоциклы и квадроциклы, - улыбаясь, рассказал Абу Омар, - а сейчас вожу муртадов (отступников) и кафиров (неверных)". Фото еще одного боевика - немца Мустафы - выложил в Facebook его товарищ по джихаду, мусульманин-неофит Филипп Бергнер. На снимке довольный Мустафа позирует на фоне казненных. Как установили немецкие спецслужбы, и Мустафа, и Филипп проживали ранее в районе Лоберг городка Динслакен земли Северный Рейн - Вестфалия. Причем выяснилось, что в Сирии воюют сразу семь человек из Лоберга, и они даже сформировали собственную катибу - "Бригаду Лоберг". Это дало журналистам повод обвинить немецкие спецслужбы в заведомом утаивании информации. Лоберг ничем не выделяется из тысяч других районов, и если из него в Сирию отправились семеро, каков же истинный масштаб потока германских джихадистов?
 
Вопрос не праздный. Рано или поздно многие из тех, кто уцелеет в горниле войны, захотят вернуться домой. Хотя немало джихадистов торжественно перед объективом камеры сожгли паспорта, желая показать, что намерены сражаться до полной победы и остаться потом в "халифате", но так поступают далеко не все. В сентябре 2014 года начальник полиции Лондона сообщил, что обладает информацией о 250 подданных королевы, вернувшихся в Великобританию после участия в боевых действиях в Сирии на стороне исламистов. Мэр Лондона Борис Джонсон предложил любого побывавшего в зоне боевых действий и не уведомившего об этом власти считать террористом. Тогда эта мера показалась слишком радикальной. Не исключено, что после терактов в Париже эта оценка изменится.
-10%
-20%
-10%
-10%
-15%
-10%
-30%
-55%
-20%
-25%
0070970