BBC News Русская служба


Год назад о джихадистской группировке, ныне известной под названием "Исламское государство", мало кто слышал, кроме специалистов, отслеживающих события в Сирии и Ираке, а также тех, кто решил влиться в ее ряды в качестве добровольцев.

Фото: Reuters
Фото: Reuters
 
Тогда ее считали одной из множества подобных группировок, возникших в результате хаоса, воцарившегося в Сирии в результате гражданской войны. В январе 2014 года президент Барак Обама в одном из выступлений пренебрежительно отозвался об опасности исламистов, которые действуют под черным флагом Аль-Каиды в Ираке и Сирии.
 
Но всего через пару месяцев ИГ захватила огромные территории на севере Сирии и Ирака и объявила о создании исламского халифата на них. По словам тогдашнего министра обороны США Чака Хейгела, эта группировка опирается на мощное финансирование, что выделяет ее в ряду подобных формирований.
Финансовая подоплека джихадизма
Источники доходов (в год)
  • "Исламское государство": продажа нефти, доходы от пошлин и налогов - 800 млн долларов.
  • Талибан в Афганистане: внешняя помощь, продажа наркотиков - 400 млн долларов.
  • "Аш-Шабаб" в Сомали: продажа древесного угля, налоги - до 100 млн долларов.
  • "Боко Харам" в Нигерии: доходы от выкупа заложников, сборы с населения - 10 млн долларов.
  • "Фронт аль-Нусра" в Сирии: пожертвования, доходы от выкупа заложников - сумма неизвестна.
В настоящее время внимание международного сообщества привлечено прежде всего к механизмам финансирования ИГ.
 
Коалиция во главе с США наносит постоянные удары по мелким нефтеперегонным заводам, где джихадисты перерабатывают похищенную ими нефть в нефтепродукты для дальнейшей продажи на черном рынке, а также пути передвижения контрабандистов, доставляющих эти нефтепродукты в окружающие страны. Эти авианалеты преследуют цель нарушить финансовое снабжение организации и таким образом ускорить ее крах.
 
В целом такие группировки полагаются на поступление средств из двух основных источников:
  • Внутреннее финансирование - средства, получаемые за счет сборов налогов и податей, налагаемых на население, частные компании и транспорт, доходов от выкупа заложников и от торговли.
  • Внешнее финансирование - средства, предоставляемые донорами, поддерживающими политические цели организации. Например, в странах Персидского залива в роли доноров часто выступают местные богачи, а также представители диаспоры.
Пожертвования доноров часто распределяются между различными террористическими организациями, преследующими близкие цели. Например, группировка "Боко Харам" в Нигерии получила 250 тысяч долларов от Аль-Каиды в странах исламского Магриба в 2012 году.
 
Хотя подобные пожертвования могут играть важную роль на начальных этапах формирования террористической группировки, они уязвимы для контрмер, предпринимаемых враждебными государствами, и потому ненадежны.
Судьба такой группировки часто зависит от успешного перехода к внутренним механизмам финансирования, которые меньше подвержены международному вмешательству.
 

Самоокупаемость

Группировка "Аш-Шабаб" в Сомали является примером такого перехода. Она получает ограниченную денежную помощь из внешних источников, но при этом ей удалось создать весьма выгодный бизнес по экспорту древесного угля, который дает ей до 80 млн долларов в год.
 
Подобно ИГ, сомалийские исламисты из "Аш-Шабаб" контролируют значительные территории своей страны и создали там органы власти, которые занимаются сбором податей и налогов с населения и торговцев, в то же время предоставляя услуги в сфере безопасности и правосудия.
 
В Афганистане, где талибы также контролируют положение в сельской местности, под их контролем находятся огромные плантации опиумного мака, из которого производится героин и другие наркотические средства.
 
Несмотря на то, что за последние 13 лет потрачено более 7 млрд долларов на борьбу с наркоторговлей, площадь маковых плантаций достигла рекордной отметки в этом году. Талибы зарабатывают до 150 млн долларов в год на поставках 90% всего опия, производимого в мире.
 
Однако далеко не все группировки располагают такими внутренними ресурсами для получения налогов и вымогательства средств из населения.
 

Продажа заложников

Аль-Каида в странах исламского Магриба базируется в малонаселенных и пустынных районах северной Африки, и поэтому вынуждена получать основные доходы либо от выкупов за похищенных иностранцев, либо от наркоторговли.
 
Выкупы или доходы от продажи заложников другим группировкам принесли этим исламистам почти 100 млн долларов за последние пять лет.
 
По контролируемой ими территории проходит так называемое "шоссе 10", получившее свое название от 10-й параллели. Это кратчайший маршрут доставки наркотиков из Южной Америки в Европу.
 
Исламисты из Аль-Каиды в Ираке осознали важность организации финансирования своей деятельности достаточно давно. Документы, захваченные в 2003 году, сразу после падения режима Саддама Хусейна, свидетельствуют о том, что исламисты видели причины своих неудач в плохой организации финансов и неустойчивости доходов.
 
Финансирование является также и самым уязвимым местом таких террористических группировок. С 2001 года международное сообщество активно реализует меры по поиску финансовых ресурсов террористических группировок и их ликвидации.
 
Такие меры многообразны и не всегда приносят успех, особенно когда террористы переключаются с внешних источников финансирования на внутренние. 

Читайте также:
{banner_819}{banner_825}
-46%
-35%
-20%
-99%
-11%
-25%
-20%
-20%
-50%
-70%
-20%