Павел Добровольский,

В воскресенье, 21 сентября, Мариуполь отметил День города. Торжества прошли масштабно: с парадом вышиванок и военной техники. Надежду на окончательное прекращение огня здесь мало кто питает. Стороны и не скрывают, что пользуются появившимся временем для подготовки к новой волне противостояния. Власти ДНР высказывали разные намерения: от полного контроля над Донецкой областью до "освобождения всей территории Украины". Официальный Киев не смирился даже с потерей Крыма, но на повестке дня – полное восстановление контроля над нынешними ДНР и ЛНР.


Фото: ej.by

Мариуполь не был таким пустым со времен Второй мировой войны. Простые жители боятся войны. Многие уехали. Город пестрит объявлениями о продаже жилых и нежилых площадей.
 
Одно из таких объявлений я заметил в районе городского пляжа. Глаза сами зацепились за цену в 18 тысяч долларов, предлагаемую для покупки. Удивление усилилось, когда прочел текст полностью: хозяин предлагает участок (в 50 метрах от моря) с двумя домами (на 4 и 2 комнаты), летней кухней, сараями, виноградником. Еще одно объявление сообщает о возможности купить 1-комнатную квартиру (в 250 метрах от моря) за 10 тысяч долларов. Большинство хозяев предпочло и вовсе не указывать цену, написав в объявлениях о возможности торга. Я позвонил на один из номеров с перерывом в неделю. Сначала поинтересовался общими вопросами, а затем якобы выразил желание купить. За этот срок, как сказал хозяин, ему не поступило ни одного звонка. Он так обрадовался появившейся возможности, что к и без того явно заниженной стоимости прибавил солидную скидку: "Купите сегодня – косарь скину". Видимо, инвестировать в мариупольскую недвижимость с целью перепродажи купленного по реальной цене уже в мирное время желающих немного, если и есть вообще.

Фото: ej.by

Городской пляж не выделяется на общем фоне. Такой же немноголюдный. Температура почти летняя, но на солнышке нежатся десятка полтора горожан. Кто-то умудряется бегать по щиколотку в воде с мячом, громко крича. Но в основном люди ведут себя тихо. О военном времени здесь говорит не только окружающая пустынность. Мужчина с металлодетектором подчеркнуто внимательно сканирует морское дно на несколько метров вглубь от пляжа. Проходит медленно. К работе относится ответственно. Я подошел к нему и попросил сфотографировать. Он дал добро. Разговорились. Мужчина сообщил, что в городе много диверсантов: "В нашей войне враг не только по ту сторону блокпостов, но и еще среди нас".

Фото: ej.by
 
За его спиной случайно заметил вышку с украинским флагом. Там стоят украинские солдаты и техника. Часть пляжа огорожена для них. Двое солдат встретили меня возле проходной. "Верите ли в мир?" – спрашиваю. Они усмехнулись. "Односторонний мир получается, – сказал один из них. – Летают в Минск подписывать мирные договоры, возвращаются и продолжают обстреливать наш город". Мужчина посоветовал съездить на блокпост в микрорайон Восточный. "Там разрушена заправка, автостанция. Снаряды падали и у детсада, и у больницы – благо что не разорвались. Противник бьет в глубь города в надежде посеять панику", – продолжил он.

Украина получила полную власть над городом 13 июня. Вооруженные пророссийские силы были выбиты батальоном Нацгвардии "Азов". С тех пор именно здесь находится центр области (Донецк подконтролен ДНР). До этого момента ситуация напоминала Луганск. "Ежедневник" посетил этот город в день объявления о создании Новороссии. Впечатления – театральное представление. Небольшая группа людей захватила мэрию и СБУ. На фасадах зданий, заборах, столбах периодически встречались лозунги, флаги, плакаты. Но большинству населения не до этого. Баррикады пророссийских сил они обходили стороной.

Фото: ej.by
 
"Хоть дэнээровцы на своих картах в начале лета Мариуполь обозначали своим, по сути, это было не полной правдой, – говорит охранник одного из бизнес-центров на главном проспекте. – Украина боялась их трогать, чтобы Россия не ввела войска. Они захватили несколько зданий и, в принципе, лишь на этих ограниченных участках города можно было заметить какие-то изменения. Остальной город жил своей прошлой жизнью. Свою поддержку среди местных эти люди нашли, но никогда она не была подавляющей. В основном пенсионеры. Даже в т. н. дэнээровском Мариуполе проходили достаточно массовые проукраинские митинги".

Сейчас о тех временах также напоминает не многое. После полного восстановления контроля над городом украинские власти не спешат проводить реставрацию пострадавших зданий. Это опасно. В десятке километров сильная армия противника, руководители которой не раз сообщали о том, что не смирятся с потерей Мариуполя.
 
"Дэнээровцы в Мариуполе себя сами дискредитировали, поэтому сейчас среди местных они имеют куда меньшую поддержку, чем вначале, – продолжил собеседник. – Они грабили магазины, не только с оружием, что можно понять, но и ювелирные. "Во имя революции" отнимали у прохожих вещи". Я спросил, почему жители города вначале воспринимали их не так враждебно, как сейчас. "Говоря откровенно, мы только сейчас увидели здесь Украину, – ответил он. – Киев лишь доил наши заводы и порт. Большая часть населения говорит по-русски. Далеко не все из них русские по национальности, но и украинцами они себя не считали. Просто местные, азовчане. Здесь была благотворная почва – украинская идея не укоренялась. Сейчас мариупольцы чувствуют к себе повышенное внимание со стороны остальной Украины, солидарность, поддержку, и это вселило в людей веру".

Фото: ej.by

Жизнь в городе с первого взгляда не отличается от обычной. Ходит общественный транспорт. Работают магазины, банки и даже кинотеатр. Только на сеансы в последний стало ходить меньше десятка человек. Желающих с трудом набирается для минимально необходимого для запуска фильма. Билеты дороже, чем в Минске. В один из вечеров разговорился с сотрудницей. У нее совсем другое мнение, чем у охранника бизнес-центра. Сначала я почувствовал настороженность, но узнав, что я из Беларуси, женщина раскрылась. "Не доведи Господь, чтобы коричневые расправили плечи и у вас. Порошенко совершил ошибку, что позволил им воевать (имеется в виду Нацгвардия. – Ред.). Они очень жестокие".

Фото: ej.by

В жестокости они уличены мной не были, но в определенной предвзятости – определенно. Блокпост. Выезд из Мариуполя в уже дэнээровский Новоазовск. Когда я фотографировал последствия бомбежки, ко мне подошел молодой парень из добровольческого батальона. Изначальная настороженность снялась белорусским журналистским удостоверением. "Самая большая проблема у нас, что в городе осталось очень много дэнээровцев, которые еще в мае-июне размахивали российскими флагами. К местным очень настороженное отношение", – начал он по-украински. Дальше по разговору это отношение ухудшалось. В итоге под определение "террористы" попали не только военные противника, но и все жители Донецкой и Луганской областей. "Какое к ним отношение может быть, если они по-русски говорят и за Яника голосовали?" – возмутился он. Надеюсь, с таким подходом не все его соратники. Ведь именно местные, русскоговорящие, ранее голосовавшие за Януковича, сейчас регулярно выходят на многотысячные проукраинские митинги.

Фото: ej.by
 
Жители Мариуполя поделены примерно на три части. Одни в мае-июне активно или пассивно поддерживали дэнээровцев, а сейчас временно отсиживаются. Другие отсиживались раньше, но теперь регулярно митингуют против российской агрессии. Остальные просто ждут мира. Вторых однозначно стало больше. Город вообще на глазах украинизируется. На митингах за единство страны украинской речи почти не слышно, но зато в разговорах позиция видна четко: "Хоть мы и говорим по-русски, но мы хотим жить в составе Украины". Ограбления дэнээровцами магазинов во время их властвования не прибавили им сторонников.
-10%
-30%
-15%
-25%
-15%
-15%
-55%
-10%
-15%
-20%
-50%
0068422