Владимир Дергачев, Анатолий Азаренко (Киев),

Украина и лидеры самопровозглашенных республик продолжают обмениваться военнопленными. Однако процесс идет не так активно, как хотелось бы каждой из сторон, переговоры постоянно срываются.

 
Фото: Reuters
Фото: Reuters

Сепаратисты из самопровозглашенных республик начали обмениваться военнопленными с украинскими властями еще до перемирия. Процесс, однако, идет с перебоями: переговоры по обмену из-за взаимного недоверия друг к другу участников процесса то и дело срываются. Обе стороны обвиняют друг друга.
 
Представитель украинского издания "Дорожный контроль" Елена Солодовникова рассказала "Газете.Ru", что ее муж, корреспондент Егор Воробьев, был взят в плен сепаратистами 25 августа, попав в окружение под Иловайском. По ее словам, 2 сентября схваченных вместе с ним оператора Тараса Чкана и журналиста издания Ростислава Шапошникова освободили, но ее муж остался в плену.
 
По словам журналистки, она переговорила с помощником главы МВД Антоном Геращенко. "Он якобы взял дело под контроль, мы написали заявление в СБУ на имя Наливайченко, ничего не помогло. По последним данным, журналистов будут высвобождать из плена последними. Об этом заявил глава центра освобождения пленных Владимир Рубан. По его словам, журналисты якобы зарабатывают деньги на войне", - рассказала Солодовникова.
 
По ее словам, после законопроекта об особом статусе зоны АТО в неофициальных разговорах высокие чиновники прямо признают: силовые и административные структуры полностью потеряли влияние на часть Луганской и Донецкой областей.
 
"Возникает вопрос, каким образом будут освобождать пленных, если там официально украинская милиция и СБУ не имеют влияния. Я считаю, что теперь мы должны действовать через Россию. Официально она не участвует в конфликте, но имеет больше влияния на республики, чем Украина", - рассуждает Солодовникова.
 
Поскольку украинские официальные структуры не справляются с этой задачей, Солодовникова планирует с коллегами создать центр освобождения журналистов из зоны АТО и вести переговоры с территориями, которые приобрели особый статус.
 
"В центр можно позвать не только украинские, но и российские СМИ, чьи корреспонденты активно освещают ситуацию. Хотелось бы обратиться и к представителям российских властей, к администрации президента. Мы не заявляем, что журналисты в плену у представителей России, но хочется понять, кто со стороны Москвы может помочь с переговорами", - заявила Солодовникова.
 
По данным украинских СМИ, на сегодняшний день в плену у сепаратистов помимо Воробьева находятся еще четыре журналиста. 23 июля в плен в Луганске попал львовский журналист канала ZIK Юрий Лелявский. 7 августа дэнээровцы захватили блогера "Украинской правды" Дмитрия Потехина. 15 августа харьковские журналисты Роман Черемский (журнал "Украинское пространство") и Валерий Макеев попали в плен в Ровеньках Луганской области.
 
Украинские и российские журналисты часто попадали в плен как к сепаратистам, так и к армии: самыми громкими случаями со стороны России было пленение журналистов Life News и канала "Звезда", после этого СМИ запустили громкие кампании по освобождению своих сотрудников. В большинстве случаев, в том числе и в вышеперечисленных, журналистов освобождали. Однако из-за хаоса в структурах ДНР и ЛНР и продолжающихся боевых действий предугадать судьбу всех пленных украинских журналистов тяжело. Более того, в самопровозглашенных республиках затрудняются назвать точные цифры по пленным.
 
"Каждая история тяжелая, там множество бюрократических моментов, мы стараемся вести себя адекватно при обмене, но ничего гарантировать не можем", - отметил сепаратист Александр Жучковский.

Математика обмена

Еще 12 сентября сепаратисты представили собственный список военнопленных, подчеркнув, что он неполный. Всего в нем значилось 409 человек. Украинцы освободили только часть из них, хотя еще 5 сентября в Минске стороны договорились об обмене по принципу "всех на всех".
 
Президент Украины Петр Порошенко тоже обещал, что до конца текущей недели удастся освободить еще 500 украинцев, но и тут все не так просто. В целом Киев заявляет, что освободил уже 1200 украинских силовиков, попавших в плен к сепаратистам, а в плену остаются еще 863 человека. Откуда Порошенко взял эти цифры, он не уточнил.
 
Представители ДНР относятся к этим цифрам скептически. Премьер самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко говорит, что со времени перемирия его сторонники передали украинцам только 28 человек. И 29 получили взамен. Всего же в списках ДНР, которые были подготовлены к минским переговорам, значилось 687 фамилий украинских военнослужащих. В свою очередь замминистра госбезопасности ДНР Леонид Баранов на этой неделе заявлял, что Киев удерживает 200–300 террористов, а у них в плену - около тысячи человек.
 
Главный переговорщик в этом процессе с украинской стороны - генерал-полковник Владимир Рубан, возглавляющий "Офицерский корпус", - говорит, что, по его данным, неделю назад в плену у ДНР и ЛНР находилось 1,5 тыс. украинских военных. По его словам, за прошлую неделю "Офицерский корпус" освободил только 41 украинца. Всего же за время конфликта ему удалось освободить несколько сотен человек.
 
Ситуацию усугубляет тот факт, что часть пленных находится на территории России. Сколько именно, украинские власти не говорят, объясняя, что это данные разведки.
Сепаратисты, в свою очередь, заявляют о том, что Киев помимо прочего удерживает еще и около тысячи мирных жителей Донбасса, которых обвиняет в пособничестве сепаратистам. Обе стороны при этом постоянно обвиняют друг друга в срыве и несоблюдении ранее достигнутых договоренностей.
 
Украинские власти предпочитают рассказывать о разовых успешных операциях. Например, 14 сентября отчитались об освобождении пяти человек: волонтера и четырех украинских бойцов. В тот же день должен был состояться обмен в формате "65 на 65", но представители ДНР решили обмен отложить.
 
Координатор негуманитарной помощи Александр Жучковский оценил количество пленных только в ДНР в 1,5 тыс. человек. По его словам, в основном это сдавшиеся в плен срочники, которых в отличие от нацгвардейцев республики спокойно отпускают или меняют. По словам Жучковского, судьба пленного зависит от его статуса, офицеров стараются менять на равнозначных пленных.
 
Особо жаркие дипломатические "бои" развернутся за VIP-пленников. Так, в российском СИЗО удерживают летчицу Надежду Савченко, которую обвиняют в причастности к убийству двух корреспондентов ВГТРК. Украинская сторона рассчитывает, что вызволить из "плена" ее и обвиняемого в терроризме режиссера Олега Сенцова все же получится. У Савченко надежды определенно есть: ее под первым номером внесли в избирательный список партии "Батькивщина" Юлии Тимошенко. Когда она получит статус народного депутата Украины, ее могут освободить. В это, во всяком случае, верит председатель парламентской фракции "Батькивщина" Сергей Соболев. По его словам, летчица возглавила избирательный список не зря. "Ведь мы должны сделать все возможное, чтобы политзаключенный XXI века Надежда Савченко оказалась на свободе", - заключил он. Несмотря на оптимизм Соболева, российская сторона о возможном освобождении подозреваемой ничего не говорит. А эксперты считают включение Савченко в избирательный список предвыборным пиаром.
 
Владимир Рубан признается, что самое сложное в переговорах - "гарантировать выполнение украинской стороной своих обязательств".

"Армия не выдерживает, добровольческие батальоны никогда не выдерживают условия. Это самое сложное. Все можно решить, везде можно найти компромисс, но вот то, что условия и договоренности выдержит украинская сторона, - это самый сложный момент", - объяснял он на днях на пресс-конференции в Киеве.
 
Плюс ко всему, по словам генерал-полковника, переговорный процесс часто саботируют и офицеры в Киеве. В его представлении, процесс с украинской стороны затягивается в том числе потому, что "кто-то хочет попиариться на этой теме" в преддверии выборов в Верховную раду.
 
Очередной обмен должен состояться в пятницу, 19 сентября. Стороны договорились об обмене в формате "73 на 73".

Читайте также:
-50%
-30%
-15%
-30%
-20%
-50%
-50%
-30%
-10%
-10%