179 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Белорусские каналы не будут показывать «Евровидение». Белтелерадиокомпания объяснила причину
  2. Крупные компании России в мае не поставляют нефть на «Нафтан». Сырье из Азербайджана также не ждут
  3. Журналистку TUT.BY Катерину Борисевич перевели в гомельскую женскую колонию
  4. Тренер по бегу объясняет, какую ошибку допускают новички и получится ли похудеть с бегом
  5. В полвторого ночи написал явку с повинной. О какой «взятке» 12-летней давности говорят в суде над Бабарико
  6. Врач рассказывает про анализ, который помогает проверить, все ли у вас в порядке с запасом железа
  7. Врач — об опасности домашней пыли и том, как часто нужно делать уборку
  8. Свидетель слышал все происходящее в зале, но суд это не смутило. Журналистке TUT.BY Касперович дали 15 суток
  9. Вот какие права и льготы Лукашенко дал арабам для застройки 10 квадратных километров Минска
  10. Помните пса с пробитой головой и оторванным носом? Узнали, что сейчас с ним и ищут ли живодера
  11. «Дорогое удовольствие для государства». Минтруда — о сокращении декрета и пересмотре размера пособий
  12. «Не представляет, как будет жить дальше». Поговорили с супругой военного, которому дали 18 лет колонии за госизмену
  13. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  14. В Беларуси сокращается количество банкоматов, инфокиосков и платежных терминалов
  15. Инженер-программист и профессиональная модель. Вот какая девушка стала «Мисс Вселенная»
  16. Погода на неделю: дожди и грозы, но тепло
  17. В Минске заработает еще один пункт вакцинации от ковида для всех желающих. Рассказываем, где и когда
  18. «Он работает с онкобольными, а потом приходит на сеанс и плачет». Кто и как помогает психологу
  19. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  20. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  21. Сколько белорусы возмещают за коммунальные услуги и проезд в общественном транспорте
  22. «Открыл нам неограниченный кредит и разрешил тратить, сколько хотим». Меценат Юрий Зиссер
  23. Зуд и гнойные корочки. Врач называет симптомы чесотки и рассказывает о лечении
  24. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  25. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  26. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  27. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»
  28. Курс доллара упал почти до пятимесячного минимума. Что произошло и что будет дальше
  29. Смена внешности и запрет на съемку. Лукашенко подписал законы о госзащите и нацбезопасности
  30. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию


По решению суда, сегодня опубликованы 1,8 тыс. страниц расшифровок телефонных радиосообщений и разговоров, состоявшихся сразу после терактов 11 сентября 2001 года.

Расшифровки записей дают живое, хаотичное представление о том, что произошло в то утро.

Смятение распространяется, как эпидемия. Повторяются слухи о том, что ракеты пущены с Woolworth Building. Кто-то заявляет, что террористы с взрывчаткой бегут через Нью-Джерси на «форде» с нью-йоркскими номерами. Люди в шоке. Несколько позвонивших в полицию, не понимая, что произошло, сообщают, что в башнях включилась сигнализация, установленная против взломщиков.

Материал получен в основном из переговоров по радио между полицейскими и телефонных звонков гражданских лиц. Люди звонили не в аварийную службу 911, а в полицейское управление Port Authority. Управление, имеющее собственный отряд полиции, потеряло 37 человек, это самое большое количество жертв за один день за всю историю США. Голоса более половины погибших полицейских узнаваемы на пленках.

В первые мгновения почти все пытаются понять масштабы катастрофы.

Мужчина: «У меня десятки трупов, люди просто прыгают из здания. Перед первой башней».

Женщина: «Сэр, кто прыгает из здания?»

Мужчина: «Люди. Трупы просто валятся с неба. С верхних этажей.»

«Трупы? — переспрашивает оператор. — Как у вас дела там наверху?»

«Тут везде части человеческих тел. Так много: Их выбрасывает из дома. Должно быть, тут сотни погибших. Части тел разносит на пять кварталов», — говорит один из звонящих из здания. Позднее в полицейских отчетах есть упоминания о том, что падающие тела подхватывало порывами ветра и относило на 2−3 квартала от небоскребов ВТЦ.

Некоторые выпрыгивали из окон небоскребов парами, держась за руки.

Женщина говорит по телефону, что они используют ткань и бумажные салфетки, чтобы заткнуть щели и закрыть доступ дыму, но выбраться из здания не могут: «Мы пробиваемся наверх, на 22 этаж».

Мужчина звонит дочери. «Это я, папа. У нас во Всемирном торговом центре взрыв. Но я в порядке. Не беспокойся. Занимайся своими делами в школе. Я люблю тебя».

Многие были рады хотя бы тому, что им достался глоток свежего воздуха. Они звонили родным, чтобы сообщить, что у них все в порядке. «Я жив, Дэннис, — кричит мужской голос, — я вышел из здания и со мной все в порядке». Похоже, мужчина не успел отойти достаточно далеко до момента, когда башни обрушились.

Полицейский кричит по радио: «Нам нужна вода. Горит реактивное топливо на пять-один».

Коллега спрашивает: «Запах реактивного топлива»?

«Нет. Горит реактивное топливо. Горит реактивное топливо».

Молодой человек, отвечающий на телефонный звонок на полицейском посту на первом этаже, легкомысленно говорит о врезавшемся в здание самолете.

«Добавится писанины. Только писанины», — говорит он.

Женщина спрашивает: «Это большой или маленький самолет?»

«Наверное, маленький», — отвечает он.

Спустя несколько секунд врезается второй самолет, здание дрожит, и его тон меняется: «Ой-ой-ой, это совсем не хорошо».

Многие героически выполняли свои обязанности. «Вы можете мне прислать хотя бы пару людей? Я их встречу прямо у лестницы здания», — кричит Эд Страусс, также сотрудник Port Authority. Это его последние слова.

Однако офицеры зачастую не могли сказать людям внутри здания, что им делать.

Мужчина на 92-м этаже: «Нам надо знать, нужно ли выбираться отсюда. Мы знаем, что был взрыв, я не знаю, в каком здании».

Полицейский: «Есть дым, задымление у вас, во второй?»

Мужчина: «Нет, только запах».

Полицейский: «Хорошо».

Мужчина: «Нам оставаться здесь или эвакуироваться? Я жду».

Полицейский: «Я подождал бы указаний».

Мужчина. «Хорошо. Не эвакуироваться».

Из расшифровки неясно, живы ли эти люди.

-30%
-20%
-20%
-20%
-20%
-10%
-5%
-20%
-7%
-15%