109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  2. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  3. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  6. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  7. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  8. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  11. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  12. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  13. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  16. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  17. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  20. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  21. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  22. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  23. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  24. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  25. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  26. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  27. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  28. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  29. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  30. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах


Константин Доброхотов,

Драматические события, охватившие Украину с осени прошлого года, сначала обходили Одессу стороной. Но в начале мая город стал ареной невиданных по степени жестокости событий. Напряженная обстановка сохраняется и по сей день. Гомельчанин Константин Доброхотов на днях вернулся из Украины. Сегодня он делится своими впечатлениями с читателями TUT.BY.

Майдан как туристический объект

Я много раз бывал в этом гостеприимном городе, имею здесь друзей и знакомых. Созвонившись с ними, выехал в Одессу уже через пару дней после трагедии на Куликовом поле.

Автобус, пересекающий белорусско-украинскую границу, почти пустой. На пограничном переходе с украинской стороны оборудованы огневые позиции из мешков с песком. Украинские таможенники по одному выводят из автобуса и старательно досматривают всех мужчин призывного возраста, включая граждан Украины. Вопрос, имею ли я оружие или средства самообороны, кажется мне странным. Спустя некоторое время я пойму его актуальность.

На подъезде к столице – тоже блокпосты с брустверами. Обычно веселые и коммуникабельные украинцы стали замкнутыми, неразговорчивыми, о ситуации в стране и событиях в Одессе практически никто не говорит. 

Приехав в Киев, первым делом спешу на знаменитый Майдан. Здесь все совсем не так, как было в горячие зимние месяцы. Выступает какая-то молодежная группа, поющая про Христа, якобы незримо витающего над Майданом. Возле палаток дымятся костры, возле них ютятся мужчины средних лет в поношенной камуфляжной форме. Сам Майдан превратился в своего рода туристический объект. Напоказ выставлено оружие баррикадных боев. В числе прочего – самодельные минометы, сваренные из железных труб.

Фото: Reuters

Фото: Reuters

Тут же стоят пункты сбора пожертвований. На одном из них написано: "Не можете помочь деньгами – помогите патронами".

Рядом висит плакат, предупреждающий о том, что новая власть готовит наступление на Майдан.

Уже на следующий день стало известно – действующими властями и Радой Майдана его активистам предложено в течение десяти дней вступить в Национальную гвардию и тому подобные формирования. По истечению этого срока они перестанут считаться самообороной.

Так уже не раз бывало в истории - после победы революции или контрреволюции новая власть всегда стремилась убрать наиболее радикальные и неконтролируемые группы. Еще в 1918 году большевики и левые эсеры разоружили отряды "диких" анархистов, к которым, в отличие от легальных федераций анархокоммунистов и синдикалистов, примкнуло много реальных уголовников и даже белогвардейцев. А в 1934 году Гитлер и СС ликвидировали лидера "коричневорубашечников" Рема и его слишком неуправляемых штурмовиков из СА.

"Эх, Одесса, ты знала много горя…"

Прибыв в Одессу, первым делом иду на Куликово поле, к Дому профсоюзов. Несмотря на раннее утро, к обгоревшему зданию уже подходят люди.



Вход буквально завален живыми цветами. Тут же портреты убитых, их личные вещи, иконы, немудреное оружие – черенки от лопат, самодельные щиты, строительные каски и георгиевские ленточки. Заходя внутрь, из залитого солнцем приморского города словно попадаешь в другой мир – мрачное царство обгоревших стен, среди которых десятки людей погибли мучительной смертью.

На стенах надписи разных идеологических оттенков, но одинаковых в своем отношении к происшедшему: "Нам на смену придут миллионы", "Православные, вставайте!", и т.д. Правда, судя по ровным буквам, все они написаны уже после случившегося. Но есть одна, сделанная непосредственно во время штурма: "Смерть фашистам!"


Самое сильное впечатление производят отпечатки рук человека на закопченной стене. Человека, возможно, уже нет, а его следы – остались.


У Дома профсоюзов дежурит всего лишь один милиционер.

К полудню на Куликовом поле собирается уже несколько сот одесситов. Некоторые плачут, другие взволнованно обсуждают ситуацию. Мнения самые разные – женщины говорят, что "фашисты" специально приехали убивать одесситов, не желающих им покоряться. По словам собравшихся, в городе и сейчас находятся несколько тысяч праворадикальных боевиков, которых свезли из разных регионов и разместили в пригородных домах отдыха. Они якобы устраивают провокации, проводят по ночам шествия и аресты несогласных. Поэтому некоторые из собравшихся предлагают просить защиты у России, заявляют, что украинский флаг теперь залит кровью и навсегда опорочен для них.

Вместе с тем пожилой мужчина призывает уважать национальные символы и выступает за единую Украину, "но без фашистов". Человек с бритой головой вдруг задает вопрос:

– А все же, кто первый начал?

Стоящие рядом гневно набрасываются на скептика, подозревая в нем "сторонника хунты":

– А какая разница? А если бы вас стали сжигать живьем, вам бы было интересно – кто первый начал?

Задавший "вопрос не к месту" начинает опасливо оглядываться по сторонам.

Я записываю высказывания в блокнот. Несколько молодых людей подходят и вежливо интересуются, для чего я делаю записи? Показываю им блокнот и удостоверение.

Вообще журналистов тут не любят, но к белорусским корреспондентам относятся хорошо.

"Черная пятница"

Все-таки озвученный мужчиной вопрос не такой праздный – кто первый начал? И что произошло на самом деле?

Рассказывает очевидец по имени Виктор:

- Я был на Греческой, когда в рядах участников марша болельщиков вдруг появились люди, скорее всего, весьма далекие от футбола – в касках, со щитами, битами и даже какими-то палицами.

Одновременно так же экипированная дружина Антимайдана, вместе с милицией, преградила им дорогу. В сторону милиционеров и Одесской дружины сразу же полетел град камней. Причем милиционеры были почти без снаряжения, им даже пришлось брать щиты у дружинников, что бы хоть как-то защищаться от летящих булыжников.

Я попал между этими двумя стенками. Кинулся в какой-то двор, вместе со мной туда забежал болельщик с шарфиком "Черноморца" на шее. Он тоже был в шоке. Кстати, большинство фанатов "Черноморца" покинуло марш, когда поняли, во что все превращается.

Ультрас харьковского "Металлиста", с которым играл "Черноморец" в тот день, также приняли официальное заявление о своей непричастности к последующему погрому.

Во время этих столкновений и прозвучали первые выстрелы. Кто стрелял – до сих пор точно не установлено. По одним данным – боевики Одесской дружины, по другим – неизвестные провокаторы. Но после этих роковых выстрелов появились первые убитые со стороны "проукраинских".

По злой иронии истории, это произошло рядом с бывшим кафе Либмана. В это кафе в 1906 году группа анархистов, сторонников так называемого "безмотивного террора", бросила несколько динамитных бомб. Спустя более чем столетие на этом же месте снова случилась кровавая провокация.

Сейчас на месте гибели первых жертв "черной пятницы" тоже лежат цветы и желто-голубые ленточки. 

Еще одна историческая параллель – погромы в Российской империи в 1905 году начинались с нескольких провокационных выстрелов в религиозное шествие, после чего за дело бралась "черная сотня". А погром в июне 1905 года, вспыхнувший после прибытия к Одессе легендарного броненосца "Потемкин", закончился пожаром в порту и гибелью в огне большого количества людей.

Не слишком ли много совпадений? 

Коктейль для Одессы

Одесская дружина, по словам местных активистов, в большинстве своем состояла из пророссийских консерваторов и националистов, одновременно называвших себя антифашистами. После столкновений на Греческой часть Одесской дружины укрылась в здании недостроенной парковки "Афины", где ее участников также начали забрасывать коктейлями Молотова.

Другая часть дружинников отступила на Куликово поле, где в палаточном лагере находились в основном безоружные люди, в том числе женщины и пенсионеры. Тут собралось левое крыло Антимайдана, участники Народной дружины с красными знаменами, но была и православная палатка с верующими пожилыми женщинами.

Мне удалось связаться с депутатом Одесского областного совета, кандидатом в мэры Одессы Алексеем Албу, который в это время как раз направлялся на допрос в СБУ.

- От разъяренной толпы националистов мы были вынуждены укрыться внутри Дома профсоюзов, – рассказал депутат по телефону. – Я позвонил директору этого учреждения, чтобы узнать у него, ведут ли из здания какие-нибудь подземные коммуникации, по которым можно было бы вывести людей. Ведь штурмовавшие уже подожгли дом. В ответ директор стал возмущаться. Мол, как это без его ведома вошли в здание? Обещал сейчас же приехать и разобраться.

После того, как осаждающие ворвались в Дом профсоюзов, Алексей Албу смог вывести часть людей через черный ход, возле которого к тому моменту выстроился милицейский коридор. Но агрессивно настроенные люди проникали и внутрь милицейского оцепления, избивая битами вышедших из здания. По словам Албу, один из них даже укусил его за ногу.

После того, как милиции все же удалось справиться с нападавшими, пострадавших доставили в больницу.

А вот депутат областного Совета Вячеслав Маркин и активист объединения "Боротьба" Андрей Бражевский, выпрыгнувшие с третьего этажа горящего здания, были убиты уже на земле

Сейчас существует много версий по поводу того, от чего загорелось здание. Широко распространяется мнение, что виноваты обе стороны, что бутылки с зажигательной смесью с крыши кидали сами осажденные.

Очевидец Виктор показывает пальцем:

- Видите темные пятна на фасаде на уровне второго этажа? Это следы попадания коктейлей Молотова. Тут четко видно, что их бросали с земли.

Как бы там ни было, но даже по данным официального расследования, из 48 убитых 20 человек погибли от огнестрельных ранений. Многих застрелили уже внутри Дома профсоюзов, с близкого расстояния.

Еще Виктор говорит, что его не украинский акцент участники штурма вычислили быстро. Спросили: "Турист? Ну ладно, турист, смотри…"

Мирная жизнь южного города

При всем при этом Одесса остается по-прежнему притягательной для туристов. В ожидании встречи с другими очевидцами я гуляю по городу.

Если абстрагироваться от политических событий, Одесса живет обычной жизнью. Начинается курортный сезон, есть и первые отдыхающие. Но в районе детской площадки в Старо-Базарном сквере замечаю потасовку. Одетые по-спортивному молодые люди теснят такого же парня, бьют ногами. Пара прохожих одесситов вступаются за него и драка вроде бы прекращается.

- Неужели вы не понимаете, что вас специально стравливают?, - говорит мужчина с сединой в волосах, ставший между дерущимися.

- А почему он сказал "Слава России"? Мы же в Украине живем, – обиженно говорит один из нападавших и выкрикивает: "Слава Украине!". Для большей наглядности характерным движением вскидывает правую руку.

У памятника Дюка, возле всемирно известной Потемкинской лестницы, идет митинг под желто-голубыми флагами. В большом количестве плакатов, развешенных по городу, он был анонсирован как "Народное вече".

В митинге участвует около 50 человек. Кандидат в мэры Одессы от Майдана Андрей Сидоренко призывает к новой революции. Я делаю несколько снимков и выхожу на Приморский бульвар. Чувствую, что за мной идут. Оборачиваюсь и сразу оказываюсь в плотном кольце воинственно настроенных молодых людей.

"Слава Украине!" – громко кричит один из них. Самый рослый, в куртке, начинает заворачивать правое плечо, в руках у него появляется что-то черное. На мое счастье, в группе находится "политрук" с длинной прической, который для начала желает во всем разобраться:

- Почему вы фотографировали и следили за нами?

Журналистское удостоверение действует на ребят успокаивающе. Только тот, что в куртке, явно недоволен мирным исходом и жаждет крови.

- Да убери ты свой баллончик, – сдерживают его пыл товарищи и вся группа, наконец, удаляется.

Девочка-убийца

Ирина, студентка одного из одесских вузов, рассказывает:

- Многие мои однокурсники, а также большинство преподавателей, отрицательно относятся к политике Путина по отношению к Украине. Но среди студентов есть немало и сторонников Антимайдана. Но ни те, ни другие не настроены как-то особо радикально, кроме одного мальчика-националиста. И, разумеется, происшедшее в Доме профсоюзов все восприняли как трагедию. А если в целом говорить за одесситов, то они не в восторге от каких-либо договоров и соглашений с Евросоюзом, и в этом смысле они против Майдана. Но они также и против Путина, и в этом смысле - они против Антимайдана. Короче говоря, на мой взгляд, большинство как были аполитичны - так и остались.

Что касается людей, участвовавших в погромах… Там была одна моя бывшая подруга, с которой мы все детство гуляли и вместе в школу ходили. Очень странно проснуться на следующее утро, увидеть в интернете ее фотографию, домашний адрес и надпись: "Убийца". Просто я помню ее совершенно не агрессивным человеком, лет в 11-12 она была религиозной, хорошо рисовала, всегда любила играть с маленькими детьми. В тот период, когда мы общались, никаких радикальных взглядов она не высказывала. Мне до сих пор сложно представить ее убийцей…

Смотрю на фотографию милой девушки и тоже не могу это сделать… Коллективный психоз, эффект толпы, агрессивная идеология – что сделало ее соучастницей?

Покидаю Одессу со смешанным чувством. Никогда не думал, что этот прекрасный город с его многонациональным населением и девушками особенной красоты вновь может стать местом кровавых беспорядков. Но все же оптимизм внушают слова, которые я не раз слышал на стареньких одесских улочках, на митингах и в кафе:

"Никакие политические взгляды не стоят того, чтобы за них проливалась человеческая кровь. Надо искать взаимопонимание…" В конечном итоге, здравый смысл и миролюбие обычных одесситов, как и всех украинцев, обязательно победят злую волю тех внутренних и внешних сил, что насаждают в Украине террор, насилие и гражданскую войну. 
-30%
-10%
-10%
-30%
-25%
-25%
-23%