опубликовано: 
обновлено: 
/ / /

Виктор Янукович, который покинул территорию Украины несколько дней назад, появился в России и 28 февраля в Ростове-на-Дону встретился с представителями СМИ. 

Общение с прессой длилось около часа. За это время Виктор Янукович рассказал о своем видении ситуации в Украине, объяснил, почему покинул страну, и заявил, что намерен продолжить борьбу. Янукович не намерен обращаться за военной поддержкой к России, но считает, что она не может оставаться безучастной. Кроме того, он рассказал о своей резиденции в Межигорье и заверил, что не имеет собственности за рубежом.

Пресс-конференция началась 28 февраля в 16.00 по минскому времени (17.00 по местному) в выставочном центре "Вертолэкспо", где собралось около 200 журналистов. 



Накануне около 10 часов вечера самолет с Януковичем приземлился на военном аэродроме в Ростове-на-Дону. Самолет сопровождали несколько истребителей. Вчера же стало известно, что Янукович планирует дать пресс-конференцию в Ростове-на-Дону. 

Более чем за час до начала пресс-конференции здесь уже нельзя было пробиться к дверям в зал. 

Российские СМИ обращают внимание на усиленные меры безопасности. Пройти к зданию сложно — перекрыта даже площадь перед центром. За ограждение пропускали журналистов только при предъявлении удостоверения и тщательного досмотра личных вещей. Сотрудники правоохранительных органов просили журналистов выбрасывать все лишние предметы, в частности одного из журналистов заставили выбросить яблоко, объясняя это тем, чтобы случайно его не бросили в Януковича.
 
 

О происходящем в Украине

Я намерен продолжить борьбу за будущее Украины против тех, кто страхом и террором пытается оседлать ее. Власть в стране захватили националистические профашистские молодчики, представляющие абсолютное меньшинство населения Украины. Надо провести беспристрастное расследование преступлений в Украине под контролем общественности и Совета Европы. Нам сложно будет выходить из кризиса, в который попала страна. Те потрясения и жертвы, которые были — это последствия политического кризиса. Это результат безответственной политики Запада, которая потворствовала Майдану. Украина — сильная страна, мы обязательно выберемся.
 
Фото: Reuters
Фото: Reuters

Выборы в мае — незаконные, я в них участвовать не буду.

Никакая власть не стоит капли пролитой крови. И все, что произошло, это на совести всех, кто это сделал. Я никогда не отдавал приказов милиции стрелять. Они были безоружными, до самого последнего момента. 

Пройдет время, и все узнают правду. Сейчас идет ужасное театрализованное представление. 
 

О своем статусе

Законы, которые были приняты насильственным путем в парламенте, я не признаю. Я их не подписал, а это значит, что они не были приняты. Это тот юридический факт, который говорит о том, что я — действующий президент. Если действующий президент не подал в отставку, если он живой (а я, как видите, живой), является действующим президентом.
 
 

О доме в Межигорье и собственности за рубежом

Я - владелец дома площадью 620 метров, официально. Я живу в этом доме с 1999 года. После того как было покушение, президент Кучма предложил мне останавливаться на закрытой территории. Я там и живу теперь.

Указы Кучмы и Ющенко, которые передали этот дом в вечное пользование, но он был на балансе государственного управления делами. Он был старый. Я его отремонтировал. Когда пришла новая власть, они попытались меня выселять, но в итоге поступило предложение, чтобы я его купил. Я его купил. Продал все, что у меня было, и заплатил 3,2 миллиона долларов за этот дом.

За рубежом - никакой собственности, я ей не владел. Я публичный человек. Все было задекларировано.
 

О причинах отъезда из Украины

Никто меня не свергнул, я вынужден был покинуть Украину под непосредственной угрозой для своей жизни и жизни своих близких. Я никуда не бежал. Я из Киева переехал в город Харьков. Когда я еще был в Киеве, меня обстреляли из автоматического оружия. Машина, которая меня прикрывала, была фактически со всех сторон обстреляна. Я уезжал не один, никуда не бежал. Мы ехали, чтобы встретиться в Харькове с активом Партии регионов. Мы туда приехали поздно ночью. Когда мы приехали в Харьков, с самого утра 22 числа, служба безопасности начала получать информацию о том, что в Харьков прибывают радикально настроенные группы. Страха не было никакого, это были условия безопасности. Руководить безопасностью — не моя работа. Со мной был Рыбак (бывший председатель Верховной Рады. — Прим. ред.) и Клюев (бывший глава администрации президента. — Прим. ред.). Я их попросил, чтобы они летели в Донецк и рассказали, что происходило с нами. А сам принял решение поехать в Луганск. Мы выехали двумя вертолетами. Военные диспетчеры предупредили нас, если мы не свернем с этого направления, поднимут истребители. И летчики на вертолетах приняли решение развернуть и посадить их в Донецке. Я передвигался по Украине, в итоге приехал в Крым. 


Намерения, которые у меня были, были разрушены через новые угрозы. Я получил звонки от членов своей семьи о том, что даже младшего внука занесли в список людей, которых нужно люстрировать. Старший сын поехал за ним в детский сад, забрал его, мне перезвонил и сказал: "Я в таких условиях не могу рисковать семьей".

Я в Ростове-на-Дону, потому что здесь живет мой старый друг.

Я вернусь в Украину, как только будут соблюдены условия моей безопасности.
 

О путешествии в Россию и Путине

В Россию я попал благодаря патриотично настроенным офицерам, которые выполнили свой долг и помогли мне сохранить жизнь. Я не встречался с Владимиром Путиным. После того как я попал на территорию России, я разговаривал с ним по телефону. Мы договорились, что как только будет возможность, наша встреча состоится.

Что касается действий России, то с моей стороны было бы некорректным говорить, что должна делать Россия. Но Россия не может быть безучастной, стоять в стороне.
 

О возможности вмешательства России

Любые военные действия в такой ситуации недопустимы. Я не собираюсь обращаться (к России. — Прим. ред.) за военной поддержкой. Украина должна оставаться неделимой.

Россия — стратегический партнер, была им, есть и будет, в силу разных обстоятельств — экономических, в силу исторических связей и так далее. Те соглашения, которые есть у Украины с Россией, — в рамках этих соглашений Россия имеет право действовать. Я считаю, что Россия должна и обязана действовать. И, зная характер Владимира Владимировича Путина, я удивляюсь, почему он так до сих пор сдержан, молчит.

Как только я встречусь с Путиным, я пойму его отношение и наверное у нас будет дискуссия и тогда будут ответы. С моей стороны было бы некорректным сейчас было бы говорить, что должна делать сегодня Россия. Россия не может стоять в стороне, не может быть безучастной к судьбе такого крупного партнера, как Украина, соседа. Россия должна использовать все имеющиеся возможности, чтобы предотвратить тот хаос, террор, который сегодня есть на Украине. Но я категорически против вторжения в Украину, нарушения ее целостности.
 

Об оппозиции и соглашении

Соглашение, которое должно было урегулировать кризис, предусматривало выполнение соглашения с двух сторон. Я верил в порядочность иностранных посредников. Несмотря на то, что это соглашение… было достаточно противоречивым и сложным, я его подписал. И подписали лидеры оппозиции. Действительно оно (соглашение) в то время было очень важным. Оно предполагало, что радикальные силы должны были разоружиться, освободить все захваченные территории, но это не было выполнено. В итоге Киев был наводнен вооруженными людьми, которые начали громить дома. Начали страдать невинные люди. Это продолжается и сейчас. Поэтому соглашение для нас, конечно, давало надежду. Но все, что произошло дальше, трудно назвать какими-то эпитетами. Это беззаконие, террор, безвластие и хаос, беспрецедентные решения, которые принимались в парламенте способом насилия над депутатами, забрасывания камнями. Их таскали на Майдан, чтобы они там присягали. Это не работа парламента, это работа Майдана. Оппозиция назвала новый кабинет министров "кабинетом победы". Победы над кем? Над народом? Ярош, Парубий, Тягныбок — люди, которые пропагандируют насилие. Это люди, которые известны всему миру, а в Израиле они вызывают ужас. Верховная рада нелегитимна.

Меня не просто обманули, меня цинично обманули (о несоблюдении условий соглашения). Не только меня, а весь украинский народ. Я бы хотел услышать ответ от тех подписантов, которые выступали гарантами.

Я бы хотел обратиться к так называемой власти — опомнитесь, уже сейчас конец ясен. Никогда народ Украины не согласится с вами вместе жить в такой стране. Уйдите и не допускайте еще больше беззакония и горя украинскому народу.
 

О депутатах Рады

Я не осуждаю тех людей, которых под дулом автоматов заставляли принимать те или иные решения. Это реалии, которые сейчас есть в Киеве. Кое с кем из этих народных депутатов мне удалось поговорить — то, что я от них услышал, это ужас.
 
 

О чувстве стыда

Стыдно. Более того, я хочу извиниться перед ветеранами, перед украинским народом за то, что произошло в Украине. За то, что у меня не хватило сил, чтобы удержать стабильность.
 

О "Беркуте"

Я встречался с бойцами "Беркута", я перед ними извинился. Это люди, которые стояли и выстояли безоружные. Их обливали, жгли, убивали. Я еще раз извиняюсь перед этими мужественными людьми, которые стояли и невинно страдали.
 

О ситуации в Крыму

Это естественная реакция на тот военный переворот, который произошел в Киеве. Крымчане не будут подчиняться националистам и бандеровцам. Как действующий президент Украины заявляю, что Крым должен оставаться в составе украинского государства, сохраняя широкую автономию.
 

Об экономике

Никто не будет отрицать, что преддефолтное состояние в Украине началось, когда Украина фактически утратила такого важного партнера, как Россия. Я не скрою, что мы готовились к выборам 2015 года и, конечно, сделали бы все, чтобы убедить украинский народ, что лучше жить в стабильной стране, которая имеет огромную перспективу, и количество наших сторонников было самое большое среди политических представителей различных партий. Люди в это верили. Мы бы это сделали. Представители Запада, США, которые покровительствовали Майдану, — это они сегодня несут ответственность перед украинским народом.
 

Об освобождении Юлии Тимошенко

Я думаю, украинский народ ответит на вопрос, быть ей в политике или не быть. Что касается уголовного дела, ее судил суд, суд принял решение, решение выполнялось. Условия ее содержания были эксклюзивными, она находилась в достаточно хороших условиях. Ее освобождение сейчас — этот вопрос… лежит в плоскости правовой. Было принято такое решение. Я ей не желал и не желаю зла, я всегда об этом публично говорил, ничего личного у меня к ней нет. Но то соглашение, которое она подписала с Россией, принесло Украине более 20 млрд долларов убытков.
-20%
-10%
-50%
-12%
-15%
-20%
-15%