Поддержать TUT.BY
69 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  2. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  3. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  4. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  5. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе
  6. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  7. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  8. Подорожают многие продукты и лекарства, обновят базу тунеядцев, повысят пенсии. Изменения февраля
  9. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  10. Громко хлопают в ладоши. Как белорусов судят по «политической» 342-й статье
  11. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходило в Беларуси 27 января
  12. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  13. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  14. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  15. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  16. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  17. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  18. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  19. Идет ли на спад вторая волна COVID-19: о чем говорят данные Минздрава и врачи
  20. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  21. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  22. Как семья из маленькой деревушки спасла 42 животных — на зарплату лесника и пособие по инвалидности
  23. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  24. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  25. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  26. «Алексей, дерись» и «громкие хлопки руками». Что происходит в Беларуси 28 января
  27. Приговор Верховного суда нельзя обжаловать. Защита Бабарико просит рассматривать дело в нижестоящем суде
  28. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  29. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  30. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки


/ Фото: Вадим Замировский,

В городе Комарно, в 45 километрах от Львова, живут около четырех тысяч человек, примерно половина из них  мужчины. Правда, сейчас на улицах города чаще встречаешь женщин  большинство мужчин уехали на революцию в Киев. Теплый свитер, термостельки, закатки – сумка в дорогу собрана. Через несколько часов – "бус" до столицы. Там три-четыре дня на морозе, без душа  и снова домой. Жители Комарно за свою свободу и "нормальные законы" готовы бороться на Майдане до последнего. "Убьют одного, второго… Но всех не перебьют", - говорят они.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

TUT.BY съездил в Западную Украину, посмотрел, какими ценностями там живут люди, и попытался узнать у них вероятный исход борьбы.
 

Пока в Киеве не могут разобраться, во Львове устанавливается неформальное двоевластие

Во Львове возле здания областного совета - баррикады из мешков со снегом, покрышек, палок. В здании - скульптура первого президента Украины Михаила Грушевского. Его голова – в оранжевой каске. Кутается первый президент одновременно в украинский флаг и флаг Евросоюза. В холле - блокпост, а практически все кабинеты сотрудников администрации опечатаны. 23 января в качестве протеста против первой пролитой в Киеве во время революции крови львовские митингующие заняли здание. Это была первая областная администрация в Украине, которую заблокировали во время революции.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Это помещение охраняется государственной службой охраны, это такие же граждане Львовщины, как и те, что пришли. Само собой, что они в этот момент (момент блокирования здания. – TUT.BY) были едины,  восстанавливает хронологию событий Петр Колодий, председатель Львовского областного совета и временно исполняющий обязанности председателя исполнительного комитета Львовского областного совета.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

До этого события во Львовской области органы власти выглядели следующим образом: контролирующий орган - Львовский областной совет, состоящий из депутатов, большую часть из которых представляли депутаты оппозиционной к власти "Свободы" и "Батькивщины". Роль исполнительной власти выполняла Львовская областная администрация, председателя которой назначили из Киева. Председатель Львовской областной администрации Олег Сало после захвата здания митингующими написал заявление на увольнение. Правда, позже сказал, что его заставили это сделать, и заявление забрал. Сейчас, по информации ZIK.UA, он руководит подчиненными из здания Академии сухопутных войск.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В заблокированном здании работает областной совет, внутри которого создано межфракционное объединение – народный совет. Помимо этого нового, но нелегитимного, органа из членов президиума совета создан исполнительный комитет, функции которого схожи с функциями областной администрации. Однако, созданный исполнительный комитет также не имеет юридической силы, а финансовые вопросы в области по-прежнему решаются через официальную обладминистрацию.

- Создание исполнительного комитета - это политическое решение в ответ на то, что происходит сегодня в Киеве, - объясняет Петр Колодий, подтверждая, что наличие исполнительного комитета не лежит в юридической плоскости.

- Так кто в области сейчас главный? – спрашиваю.

- Согласно статье 5 Конституции, единственным источником власти является народ. Главу администрации народ не выбирал, он назначен сверху, - говорит Петр Колодий.

Правда, после еще нескольких вопросов собеседник все-таки подтверждает, что сегодня в области главный он. Однако, несмотря на его слова, официально обладминистрацией по-прежнему руководит Олег Сало. При этом представители департаментов обладминистрации подчиняются ему, но, по словам Петра Колодия, информируют новый исполнительный комитет и народную раду о своей деятельности.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

TUT.BY пытался связаться с Олегом Сало через пресс-секретаря и получить его комментарий. Однако в тот момент, когда председатель обладминистрации был готов прокомментировать ситуацию, связаться с ним не удалось.

- Мне звонят и говорят – император всея Галиччины, - улыбается Петр Колодий и объясняет, что сейчас в совете ждут исхода революции.

По его словам, "ожидают одного – реформы органов местного самоуправления и изменения законодательной базы". Чтобы, например, налоги, собранные на определенной территории, на ней же и оставались.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На прошлой неделе фракция Партии регионов в Львовском областном совете самораспустилась. По словам Олега Баляша, бывшего члена фракции, в ней состояло десять депутатов. Девять из них из фракции вышли, остался один. Однако одного человека для работы фракции недостаточно. Свой выход из фракции Олег объяснил тем, что "не хочет отвечать за то, что происходит в Киеве". Ситуацию в стране он сравнивает с больным человеком, у которого со временем появляется большее число симптомов болезни и считает, что президентские выборы не за горами.
 

"Не за это умирали сотни наших героев, чтобы сейчас убегать"

На главной площади Львова, как и в Киеве, Евромайдан. На окраине города активисты забаррикадировали воинскую часть. Там протестующие заблокировали силовиков, чтобы те не уехали в Киев. Круглосуточно митингующие дежурят около баррикад, согреваются чаем и следят за ситуацией в стране в том числе по телевизору в одной из палаток.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Тем временем на львовском Евромайдане идет аудиотрансляция, во время которой девушка рассказывает о своем опыте пребывания на Майдане в Киеве.

Любомир, студент исторического факультета Львовского национального университета имени Ивана Франка, выходит из палатки и говорит, что на львовском Евромайдане - с 22 ноября. Тогда он вышел за подписание соглашения об ассоциации с ЕС. Более двух месяцев молодой человек провел на акциях протеста, ездил в мороз на баррикады на улицу Грушевского в Киев и говорит, что еще долго готов стоять.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Украинцы почему поднялись? Потому что мы дошли до критической точки, когда нас бьют, а мы выходим в большем количестве. У нас нет лидеров в Украине сейчас, и лидер не нужен. Будущим президентом я не вижу никого среди политиков старой советской школы. Это должен быть человек, у которого идеалы соответствуют идеалам украинцев, который понимает молодежь и социально поддерживает старое поколение и искренний украинский национализм, а не неонацизм, - рассуждает он.

Любомир планирует в будущем заниматься издательской деятельностью и историей. Уезжать из Украины парень не хочет.

- Я не понимаю людей, которые уезжают из страны. Не за это умирали сотни наших героев, чтобы сейчас убегать, - говорит он.
 

"На Востоке сильно боятся фашистов-националистов, а Львов представляют как радикальные и националистические группировки"

Вечерний львовский Евромайдан светится бочками с огнем. В одном из львовских кафе мы встречаемся с руководительницей ансамбля еврейской песни Александрой Сомиш. Она тоже поддерживает Майдан, была одной из первых, кто распространил информацию о том, что для блокирования воинских частей нужны люди. Александра говорит, что вышла на Майдан "против криминальной оккупации страны".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- Историю с лидером мы проходили девять лет назад. "Оранжевая революция" нужна была как элемент исхода. Здесь можно провести параллель с евреями и исходом, когда они бродили по пустыне. Тогда, девять лет назад, речь шла о поддержке конкретных идей, но лидер оказался не совсем достойным ожиданиям. Теперь не принципиально, какие имена будут наверху, важно сломать систему, которая держится на коррупции, - уверена Александра.

По ее мнению то, что сейчас происходит в стране, назвать гражданской войной сложно.

- Есть народ, но есть "Беркут" и "титушки"… Они тоже граждане страны, но на стороне власти – в таком случае можно говорить о гражданской войне, - рассуждает Александра.

Она считает, что в ментальном смысле разделение на Восток и Запад в Украине существует, но "никому не нравится, когда грабят и насилуют".

- На Востоке сильно боятся фашистов-националистов, а Львов представляют как радикальные и националистические группировки, которые - не дай бог! - если придут к власти в Украине, сразу же запретят в Донецке говорить по-русски и начнут насаживать националистические идеи. Это тема для спекуляции. Мне бы хотелось, чтобы люди со стороны понимали, что здесь люди ведут борьбу за правовое государство, защиту интересов в суде, чтобы милиция не хватала на улице и было нормальное здравоохранение. Сейчас идет борьба за нормальную жизнь, - говорит она.

Буквально в двадцати метрах от львовского Майдана находится центр отправления людей в Киев. Ирина Яремко, одна из его координаторов, рассказывает, что поездки людей в Киев они организуют с конца ноября. В центре работают волонтеры, которые курируют отправление в столицу и возвращение людей домой. Порой в день из Львова в Киев уезжает по 800 человек. Транспорт оплачивают за счет пожертвований, спонсоров. Желающие поехать на Евромайдан в Киев также должны сделать взнос в 100 гривен (113 200 рублей по курсу Нацбанка на 4 февраля. - TUT.BY).

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В это время напротив волонтеров за столом сидит девушка. Она пришла зарегистрироваться на Майдан в столицу. Рост примерно 150 сантиметров, тонкий голос…

- У нас есть четкая установка – берем парней старше 21 года. Девушек тоже берем, но проводим разъяснительную работу: куда едут, что будут делать, на баррикады их не отправляем. Девушки на Майдане помогают на кухне, медикам, с регистрацией людей, - рассказывает Ирина.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Пока она говорит о том, что на Майдане ребята должны пробыть минимум три дня, и о том, как их снабжают экипировкой, которую приносят люди, по телевизору показывают сюжет о похищенном активисте автомайдана Дмитрии Булатове, которому пытались отрезать ухо.

- Вам не страшно?

- Не страшно. Смотрите, ему же тоже не страшно, ему ухо отрезали, - кивает она на телевизор. - Как может быть страшно, если ты понимаешь, что это твой долг?
 

"Мы не молимся на этих лидеров. Сейчас не то, что было за "оранжевой революцией"

До города Комарно - 45 километров от Львова и порядка 70 километров от границы с Польшей. Маршрутку почти час трясет по ямам. Главная площадь Комарно встречает субботней торговлей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В городе живет почти четыре тысячи человек. Большая часть мужчин по очереди ездят на Майдан в Киев. Каждый день в 17.00 в Комарном организовывают свой Майдан. Сюда приходит 30-50 человек. Впервые его организовали местные пенсионеры, когда вышли на площадь после того, как в Киеве в конце ноября силой пытались разогнать студентов.

- Мы, старшие женщины, как только узнали, что наших детей побили, вышли на Майдан в Комарном. Десять человек нас было в первый раз, - рассказывает пенсионерка, бывшая учительница и завуч школы Дарья Квас.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сейчас местные жители Комарного, которые не могут поехать в Киев, передают туда продукты, помогают финансово. Только на транспорт до Киева за последние два месяца потратили порядка десяти тысяч евро. Эту сумму собрали люди.

- Мы стараемся наших хлопцев поддерживать. И на Рождество женщины напекли пампушек. В каждую пампушку мы вложили частичку своего сердца, чтобы они ощутили тепло, - продолжает собеседница.

Общественный активист Александр Кремса ездит на Майдан в Киев уже больше двух месяцев. Во время первой поездки он с друзьями ночевал в машине. Теперь в Киеве живет или в палатке, или снимает с другими протестующими жилье. С 1998 года по 2013 год Александр работал в Испании, приезжал домой два раза в год. Мужчина говорит, что в родном городе заработать столько, чтобы прокормить семью, невозможно.

Александр приглашает к себе домой. По кухне разносится запах молотого кофе. Вместе с нами и Александром за столом сидит Степан Шницер, депутат районного совета из села Тулыголовы, и Катерина Кенью, координатор совета отправления людей на киевский Евромайдан в Комарном. Степан говорит, что он участвует в акциях протеста и ездит на них в Киев, потому что "Янукович решил сделать режим покруче, чем Лукашенко".

Александр же рассказывает о работе в Испании: как сначала работал нелегально, затем легализовался, жил в трехкомнатной квартире вместе с еще 21 человеком. Если судить только по рассказам собеседника, жизнь в Западной Европе покажется практически раем.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Катерина рассказывает, что несмотря на Советский Союз, в Западной Украине всегда был вольный дух.

- Этот дух не умер. В каждом доме у нас была вышиванка, - продолжает голубоглазая девушка лет 30 . - Мы знали, что мы украинцы. Нас родители воспитали в национальном духе. Наши деды жили вольно, родители никогда не мирились с советской властью. Бабушка всегда говорила, что Советский Союз - это плохо.

- Но вы понимаете, что у людей из Восточной Украины могут быть другие взгляды?

- На Востоке тысячи украинцев, которые думают так же, как и мы. Они хотят жить достойно, - говорит Александр.

Наш разговор касается власти во Львовской области и того, что сегодня обладминистрация заблокирована. Катерина перебивает и говорит, что если оппозиция думает, что сейчас возьмет власть в области и ее народ не будет контролировать, ошибается.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

- После "оранжевой революции" мы думали, что пришла оппозиция к власти, и она будет заботиться о народе. Мы сделали ошибку. Сейчас мы будем контролировать каждый их шаг, начиная от местных врачей, учителей, местного совета, - Катерина стучит ладошкой по столу. - Кто бы ни был, сейчас все будут контролироваться активистами. Люди, которые при власти, даже если оппозиция, обеспечены. Они все равно около корыта.

- И методы контроля мы будем выбирать сами, - то ли шутит, то ли серьезно говорит Степан.

- На Майдан каждый вышел за себя, за право жить на вольной земле. Мы не молимся на этих лидеров. Сейчас не то, что было за "оранжевой революцией", - уверена Катерина.

Беседа на этой кухне заканчивается. Нас провожают до остановки маршрутки. Почти час – и снова слышна жизнь Майдана во Львове. Отсюда по-прежнему на киевский Майдан отправляются автобусы с активистами. И если верить словам людей, автобусы, "бусы" и машины будут отправляться до победы.
 
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
-33%
-50%
-25%
-10%
-5%
-15%
-15%
-10%