Бенедикт XVI, объявивший в понедельник о намерении отказаться от папского престола, запомнится современникам не только удивившим весь мир решением уйти на покой, но и бескомпромиссностью в защите традиционных духовно-нравственных ценностей, стремлением сделать Католическую церковь более открытой.

фото: Reuters
фото: Reuters

Восемь лет понтификата Бенедикта XVI, которого называют Моцартом богословия, — это честная и бескомпромиссная защита католического учения, причем независимо от того, как это будет воспринято в либеральной публичной сфере — от крайне непопулярного высказывания о том, что презервативы морально неприемлемы как средство борьбы с распространением СПИДа, до вызвавшей созвучный общественный резонанс "нулевой толерантности" к сексуальным злоупотреблениям духовенства и радикального требования сообщать о таких преступлениях органам гражданской власти.

Вплоть до момента избрания кардинала Йозефа Ратцингера на папский престол в 2005 году его можно было запросто встретить рядом с площадью Святого Петра, когда он в скромной черной сутане шел пешком из дома неподалеку на службу в Конгрегацию вероучения. Между тем, внешний облик улыбчивого и скромного человека, большого ценителя фортепианной игры и любителя кошек, резко контрастирует с образом жесткого и непримиримого Великого инквизитора, panzer kardilnal, который неустанно создавали СМИ во время, когда кардинал Ратцингер руководил влиятельной Конгрегацией вероучения — наследницей инквизиции. Образ постепенно развеивался с каждой новой миротворческой инициативой Бенедикта XVI после избрания на Апостольский престол — шагами примирения с отлученными от Католической церкви традиционалистами, созданием структур для обратившихся в католичество англикан, искренними извинениями человека, сокрушенного новостями о педофильских скандалах в среде священнослужителей.

фото: Reuters
фото: Reuters

Время Бенедикта XVI — это время невиданной для Ватикана транспарентности в периоды очевидно кризисных ситуаций, о которых раньше можно было узнать только в приватных беседах с инсайдерами: реформа финансовой системы, открытое расследование и судебный процесс над бывшим камердинером Паоло Габриэле. Говоря о диалоге — с другими людьми, общинами, Церквами, государствами — Бенедикт XVI с самого начала своего понтификата подчеркивал, что этот диалог должен вестись "в любви и истине".

Наследие — не только богословское, но и социально-философское — это три глубокие и убедительные энциклики Deus caritas est ("Бог есть любовь", 2005), Spe salvi ("Спасенные надеждой", 2007), Caritas in Veritate ("Милосердие в истине", 2009), которые переведены на многие языки мира, в том числе на русский.

"Российский вектор" понтификата Бенедикта XVI — не столь ярко выраженный в публичной сфере, как у его предшественника, — оказался конструктивным и эффективным: уровень дипломатических отношений Святого Престола и Российской Федерации в декабре 2009 года был повышен с представительств до полноценных посольств, православно-католические отношения в России также — по свидетельству Патриарха Кирилла — улучшились.

Вместе с тем, кажется, что Бенедикту XVI во время его понтификата не удалось достичь успеха в трех вещах.

Первая — это примирение с "лефевристами" и возвращение их в лоно Церкви, о чем он многократно заявлял как о желаемой цели. Переговоры идут трудно и, похоже, в очередной раз зашли в тупик.

Вторая — реструктуризация медиаструктур Святого Престола для большей эффективности миссионерской деятельности Церкви. Несмотря на некоторый прогресс, до сих пор ватиканское медиахозяйство представляет собой, скорее, совокупность архаичных организаций, деятельность которых в силу разных причин трудно поддается оптимизации. И явный признак этого — сообщения о предстоящем уходе понтифика первыми опубликовали светские информационные агентства, а пресс-секретарю Ватикана вновь пришлось играть роль догоняющего, как и его коллегам в разных странах мира.

И третья вещь, успех в которой понтифик в отличие от своего окружения вряд ли ставил себе в качестве цели, — популярность в СМИ и публичный успех. По свидетельству самих журналистов, в этом отношении харизма была гораздо более заметна у его предшественника, блаженного Иоанна Павла II.

Делегация российских католиков, которая совершала паломничество в Ватикан в мае 2005 года, была первой в истории, к которой Бенедикт XVI, совсем недавно вступивший в должность, подошел во время общей аудиенции на площади Святого Петра. Тогда он получил в подарок от одной из паломниц вышивку с девизом служения Йозефа Ратцингера — Cooperatores Veritas ("Соработник Истины").

Все эти восемь лет 265-й Папа Римский остается соработником истины. Уходя на покой и принимая сознательное решение не участвовать в выборах своего преемника на предстоящем конклаве, Бенедикт XVI опровергает миф о тотальной авторитарности Католической церкви и доверяет будущее Церкви соборной воле Коллегии кардиналов.

Понтифик создает прецедент, который нуждается в серьезном осмыслении, причем не только в католическом мире…

фото: Reuters
фото: Reuters
-40%
-21%
-70%
-30%
-30%
-30%
-65%
-40%
-20%