BBC News Русская служба


Фаваз Гергес,

Число сирийских беженцев за последнюю неделю резко выросло
Число сирийских беженцев за последнюю неделю резко выросло
Насилие распространяется почти по всей Сирии, и сейчас уже нет никаких сомнений в том, что страна охвачена войной. Только в августе были убиты более 3 тыс. сирийцев.

Число погибших в резне в Дарайе - по некоторым данным, более 400 погибших за два дня, - говорит не только о том, что каждый день убивают все большее число сирийцев, но и является показателем роста жестокости и взрывной эскалации бушующей гражданской войны.

Еще один показатель того, что сирийский конфликт вышел из-под контроля, – это поток сирийских беженцев в стране и за ее пределами.

По оценкам ООН, более 170 тыс. беженцев уже нашли убежище в Турции, Ливане, Иордании и Ираке - их число резко возросло за последнюю неделю.

Выступая перед журналистами в Женеве, представитель Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев заявил, что число ищущих пристанище в Турции возросло до 5 тысяч в день. Еще несколько недель назад оно не превышало 500 человек в день.

Перетягивание каната

Правительственные силы заявляют, что "очистили" Алеппо, однако тысячи повстанцев продолжают оставаться в городе
Правительственные силы заявляют, что "очистили" Алеппо, однако тысячи повстанцев продолжают оставаться в городе
Конца войны пока не видно: несмотря на временные успехи, достигнутые правительством и оппозицией в разных частях страны, ни одна из сторон не может нанести нокаутирующий удар.

Скорее всего, конфликт в Сирии будет затяжным. Никто не знает, сколько он может продлиться и каковы будут его последствия для истерзанной войной страны и ее соседей.

Вооруженному крылу оппозиции удалось нанести удар по самому сердцу режима Асада, но оппозиция, кажется, не обладает возможностями и средствами, чтобы закрепить свои достижения.

Несмотря на все попытки объединить ряды, оппозиция остается оперативно и идеологически разрозненной, а десятки вооруженных группировок ведут свои собственные "войны". Возрастающее количество исламистов и их тактика добавляют еще одно измерение, усиливая чувство тревоги у сирийцев и иностранных наблюдателей.

Несмотря на военную мощь, режиму Асада приходится все сложнее по мере того, как расширяется география столкновений. Правительственные силы не в силах подавить повстанцев, группы и отряды которых стали действовать более эффективно. Их организованность и вооруженность выросли, бойцы лучше обучены.

Битва за Алеппо стала ярким примером нынешнего тупика: власти более чем четыре недели пытались "очистить" город, однако тысячи повстанцев закрепились в разных районах города.

Президент Асад признал проблему во время интервью с частным проправительственым телеканалом "Аль-Дуния".

"Я могу описать это одной фразой: мы движемся вперед, - сказал сирийский президент в телевизионном интервью. - Ситуация на местах улучшилась, но финал пока не наступил. На это потребуется некоторое время".

Сочтены дни Асада или нет, сейчас не имеет значения.

Важнее вопрос: почему режим Асада, который легко может пережить фигуру своего лидера, оказался более устойчивым и сплоченным, чем мудрость политиков в западных столицах?

Культивированная лояльность

Есть несколько причин. Самое главное, долговечность правления Асада основывается не только на принуждении и господстве, но и на политической гегемонии и балансе различных интересов и общин.

Асады – и отец, и сын – выстраивали отношения с бизнесменами-суннитами, христианами и друзами, развивали финансовые и деловые связи, особенно в Дамаске и Алеппо - центрах политической и экономической жизни Сирии, где проживало более трети 23-миллионного населения страны.

Лояльность, которую режим культивировал в течение последних 40 лет, сейчас помогает укрепить основы режима.

Эта лояльность опирается не только на идентичность алавитов или на деньги, а на влияние и чувство исключительности, привлекавшее на сторону режима представителей разных общин и конфессий.

Он также выиграл от сплоченности меньшинств и общин, которые видели в режиме своего защитника. Чем сильнее конфликт и яростнее бои, тем реальнее опасения, что они будут убиты.

Это игра на выживание, и многие решили уцепиться за то, что им известно.

Тупик в борьбе между властью и вооруженной оппозицией подчеркивается вмешательством внешних сил, которые превратили сирийское противостояние в "войну по доверенности".

С одной стороны, в этой "войне" участвуют Саудовская Аравия, Турция и Катар, поддерживающие оппозицию оружием и деньгами. С другой стороны – Иран, который предоставляет ключевую поддержку режиму Асада и ясно дал понять, что не позволит свергнуть его силой.

"Иран не позволит каким-либо образом разломать ось сопротивления, важной частью которой является Сирия", – сказал начальник службы безопасности Ирана Саид Джалили президенту Асаду в ходе визита в Дамаск в начале этого месяца.

Несмотря на риторику западных держав, они смирились с тем, что их возможности добиться немедленного прекращения сирийского конфликта весьма ограничены.

За исключением разве что только президента Франции Франсуа Олланда, который - возможно, в связи с внутриполитической ситуацией - призвал сирийскую оппозицию сформировать временное правительство, которое признает его администрация, Соединенные Штаты и их западные союзники не имеют политической воли и желания военного вмешательства в ситуацию.

Государственный департамент США высмеял это предложение Олланда как преждевременное.

"Каждая пядь земли"


Вряд ли можно ожидать повторения ливийского сценария в Сирии, учитывая отсутствие координации, не говоря уже о том, что Россия яростно выступает против создания там военных зон безопасности.

Чем глубже погружается Сирия в бесконечную войну "все против всех", тем больше голосов в регионе призывают к политическому решению, к переговорам между двумя враждующими лагерями.

"Ситуация в Сирии, – сказал на прошлой неделе Генеральный секретарь Лиги арабских государств Набиль Араби, – движется от плохого к худшему..."

Иран и Египет также предложили свои инициативы по урегулированию конфликта.

К сожалению, шансы политического решения невелики, так как для обоих лагерей борьба является единственным средством разрешения ситуации, и обе стороны настраиваются на продолжительное противостояние.

Оппозиция неоднократно заявляла, что не будет вести переговоры с режимом Асада, пока Асад не подаст в отставку, что маловероятно.

Как сказал министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем в интервью знаменитому журналисту Роберту Фиску из газеты Independent, "Мы боремся с вооруженными группами в Алеппо, пригородах Дамаска, до этого в Хомсе и Идлибе, и это означает бои в сирийских городах. Наша обязанность - защитить наш народ".

Этому предшествовали сообщения о том, как военные вертолеты сбрасывали листовки, предупреждая повстанцев, что они должны сдать оружие перед лицом смерти, и что "каждая пядь сирийской земли будет очищена".

Из истории известно, что гражданская война заканчивается, когда одна из сторон наносит решающий удар, или когда стороны исчерпывают свои силы.

В случае с Сирией ни одно из условий в ближайшее время не будет осуществлено. Страдать будут сирийцы, независимо от своих политических предпочтений.

Фаваз Гергес - профессор международных отношений в Лондонской школе экономики, где он руководит Центром Ближнего Востока.
-12%
-50%
-50%
-15%
-50%
-10%
-58%
-15%
-30%
-50%
0061173