Год назад во Франции вступил в силу закон о запрете ношения одежды, скрывающей всю фигуру и лицо. С его помощью правительство хотело расширить права и защитить достоинство мусульманок. Однако, похоже, вышло наоборот.

Целыми днями 30-летняя Мабрука сидит со своей двухлетней дочерью в квартире на окраине Парижа. На улицу она выходит только для того, чтобы купить что-либо в близлежащем магазине. Выходя из дома, Мабрука каждый раз рискует получить штраф в размере 150 евро за то, что она в чадре. По решению суда штраф может быть заменен прослушиванием курса лекций о нормах поведения во Франции. На этих лекциях нарушительнице закона расскажут, что носить одежду, скрывающую всю фигуру и лицо, в общественных местах запрещено.

Обратный результат


Закон о запрете ношения паранджи, через которую не видно даже глаз, и чадры, оставляющей для глаз узкий просвет, был инициирован президентом Франции Николя Саркози. Закон вступил в силу 11 марта 2011 года. С его помощью власти страны хотели обеспечить безопасность и равноправие женщин, а также защитить их достоинство. Однако, по мнению самих носительниц паранджи, введение запрета привело к обратному результату.

"Моя зависимость от мужа теперь усилилась", - признается Мабрука. В филиале банка женщине сказали, что ей нельзя там появляться в чадре. Поэтому дочери мигрантов из Туниса пришлось выдать мужу доверенность, и теперь он совершает операции на ее банковском счете.

"До замужества я в течение пяти лет ходила на работу, пользовалась общественным транспортом, путешествовала и часто выходила погулять с друзьями. Теперь же мне приходится весь день сидеть в четырех стенах", - жалуется Мабрука.

Много шума из ничего?


Женщин, подобных Мабруке, во Франции не так уж и много - около двух тысяч. По данным Министерства юстиции, за первые шесть месяцев после вступления закона в силу было зафиксировано всего около ста случаев его нарушения. Десять человек вынуждены были предстать из-за этого перед судом.

Мусульманки Хинд Ахмас и Нажат Наит Али в мае 2011 года были оштрафованы за ношение чадры на 120 евро и 80 евро соответственно. Полиция задержала их в мэрии парижского пригорода Мо, куда они пришли с праздничным тортом для мэра города Жан-Франсуа Копа.

Мэр является сторонником запрета ношения паранджи. Ахмас и Али, напротив, считают, что данный запрет нарушает закон о свободе вероисповедания. Они заявили о намерении добиваться отмены закона в Европейском суде по правам человека.

Предстоящие выборы вряд ли изменят ситуацию

Девять процентов населения Франции - мусульмане. Это самый высокий показатель среди европейских стран. Многие французы, исповедующие ислам, родом из бывших колоний - Алжира, Марокко и Туниса. Абсолютное большинство французских мусульманок не носят паранджу или чадру.

Тем не менее выходцы из мусульманских стран зачастую с непониманием относятся к строгому разделению религии и других сфер жизни во Франции. Многие из них недовольны, к примеру, запретом на использование религиозных символов в учреждениях образования. Однако мнение этой части общества, судя по всему, не находит поддержки у французских политиков - ни у правящей партии Николя Саркози, ни у оппозиции.

Если на предстоящих президентских выборах к власти придет кандидат от социалистов Франсуа Олланд, то ситуация не изменится, полагает глава Европейского форума мусульманок Нура Джабалла. "Многие французы опасаются тех, кто, называя себя мусульманами, делает бомбы и проявляет агрессивность. Хотя таких людей единицы", - объясняет Нура Джабалла.

Теракт в Тулузе усугубил ситуацию

Масло в огонь подлил теракт, совершенный в марте во французском городе Тулуза. Приверженец террористической организации "Аль-Каида" Мохаммед Мер убил семь человек, в том числе учителя и трех детей у здания еврейской школы.

"Этот человек не был настоящим мусульманином. Он - террорист, и мы осуждаем совершенный им бесчеловечный поступок", - говорит Нура Джабалла. Ее цель - разрушить негативные стереотипы о мусульманах, существующие во французском обществе.

Джабалла не носит паранджу или чадру. И другим мусульманкам этого делать не советует. Однако она надевает хиджаб - платок, ношение которого не подпадает под действие закона. По мнению Нуры Джабаллы, закон о запрете ношения паранджи "оттеснил мусульманок на периферию общественной жизни".

Права ущемляет общество, а не религия

Француженка с тунисскими корнями Мабрука чувствует себя запертой в четырех стенах и отрезанной от внешнего мира. Причем она не вписывается в клише об угнетенной женщине - у Мабруки есть высшее филологическое образование, она работает репетитором.

Семь лет назад она начала носить чадру, чтобы выразить свое уважение Богу. Муж Мабруки, по ее словам, не оказывал на нее давления. Мужчин, заставляющих своих жен прятать фигуру и лицо, во Франции ожидает штраф в 30 тысяч евро.

Мабрука соглашается с тем, что несколько странно ограничивать свою свободу передвижения из-за куска ткани. Однако она настаивает на том, что это французское общество, а не религия ущемляет ее права. Спустя год после принятия закона о запрете ношения паранджи и чадры Мабрука даже подумывает о том, чтобы покинуть страну, в которой родилась. 
-10%
-50%
-50%
-15%
-10%
-20%
-20%
-20%
-20%