Фото с сайта: nnm.ru
Интервью Михаила Ходорковского финскому изданию "Хелсингин Саномат", опубликованное на официальном сайте Ходорковского и Лебедева. 

Ответы Михаила Ходорковского публикуются в их оригинальной русской редакции.

- В каких условиях Вы живете в Сегеже: какой у Вас график обычного дня? Кем Вы работаете? Какая иерархия между заключенными?

- Российская исправительная колония ФБУ ИК-7 находится в 150 километрах от финской границы. Это – огороженная и тщательно охраняемая вооруженными людьми территория площадью в несколько десятков гектаров, на которой расположены общежития заключенных, производственные и бытовые объекты, разделенные между собой заборами и колючей проволокой.
 
В одном из таких общежитий нахожусь и я, вместе еще с почти двумястами арестантами. Общежитие небольшое, но теплое, что немаловажно.
 
Работаю я на производстве, расположенном в колонии, в цехе пластмассовых изделий. Рабочим. Дело для меня привычное. Опыт есть. На подобном производстве я работал 25 лет назад.
 
Взаимоотношения между заключенными разные, как и в любом подобном коллективе, но жестких конфликтов немного. Криминальная иерархия практически отсутствует, в отличие от читинской колонии, где я сидел в 2006-2007 годах.
 
Сейчас структура управления здесь находится на этапе перемен, двигаясь в сторону большего соответствия закону. Подобные перемены позитивны, хотя, как и любые перемены, привносят много сложностей. Старые структуры самоуправления заключенных ограничиваются, а новые, приходящие им на смену, - еще не устоялись.
 
- Вас осудили к заключению до 2016-го года. Вы считаете, что за вашими приговорами – политические силы? Кто именно?

- Политические силы, стоящие за моим осуждением, всем в России хорошо известны и не вызывают никаких дискуссий - это "силовое крыло" окружения Владимира Путина. Если говорить о персоналиях, то ведущую роль сыграл Игорь Сечин.
 
- В мае Европейский суд по правам человека объявил свое решение по вашей жалобе. Суд по большинству пунктов согласен с вашими адвокатами о нарушениях в процессе ареста, но не признал политические мотивы в вашем задержании. Что Вы думаете по этому поводу?

- Мне понятны мотивы поведения Европейского суда, вопреки очевидности не признавшего доказанной политическую мотивированность моего задержания и ареста, в то время как этот факт публично признается даже российскими чиновниками. Столь же очевидна и общеизвестна не признанная ЕСПЧ при рассмотрении жалобы компании ЮКОС политическая мотивированность её разорения и уничтожения в результате дискриминационного применения закона "задним числом".
 
ЕСПЧ заинтересован в позитивном взаимодействии с российскими властями, поскольку опасается, что иначе влияние решений ЕСПЧ на ситуацию в РФ будет минимальным.
 
Из этих соображений суд вынужденно в чем-то уступает российским властям. К сожалению, подобные уступки больно бьют по репутации Суда в глазах наиболее активной части россиян, ориентированных на европейский путь развития. Судя по комментариям в прессе, многие в России начинают думать, что правосудие в Европе похоже на российское своей зависимостью от властей, а значит, требовать повышения стандартов от нашего правосудия - бессмысленно.
 
- Вы говорили, что если Путин вернется в президентский пост, "думаю, у многих исчезнет надежда на внутреннее реформирование существующей системы власти. Резко ускорится эмиграция социально и интеллектуально активных россиян." Каково будущее России, когда президентство Путина практически разрешено и может длиться еще 12 лет?

- Полагаю, нас ожидает застой, хотя после 2015 года, когда резервы нынешней власти (и финансовые, и репутационные) будут исчерпаны, любой кризис может стать для нее последним.
 
- Что Вы думаете о судьбе Прохорова?

- На сегодня Михаил Прохоров смотрится как чисто путинский проект, хотя самому Прохорову это может не нравиться. Реализуясь как путинский проект, он призван обеспечить Владимиру Путину центристское позиционирование. Но политика - а в Россию, судя по декабрьским протестам, возвращается политика - сложнее примитивных схем. Поэтому точно предсказать судьбу Прохорова я не берусь, и все может измениться в самую неожиданную сторону.
 
- Пока Путин во власти, Вас отпустят на свободу? Что Вы будете делать тогда? В политику пойдете, или заниматься бизнесом, либо все-таки эмигрируете?

- Путин выпустит меня, только если это станет для него более выгодно, чем держать меня в тюрьме. При этом сомневаюсь, что он решится позволить мне заниматься политикой на свободе.
 
- Вы жалеете о том, что решили остаться в России в 2003-м году? Почему Вы остались?

- Я много раз отвечал на этот вопрос. Наверное, для Ваших читателей наиболее понятен будет короткий ответ: я остался потому, что я – русский.
 
- Как годы в тюрьме изменили Вас? Как изменилась Россия?

- Тюрьма уничтожила во мне бизнесмена. Мыслить в категориях финансовой выгоды теперь я вряд ли смогу. Ценности иные. Моя страна, по-моему, тоже постепенно меняется. Происходит становление гражданского общества. Взгляды, появляющиеся у современной молодежи, мне нравятся.
 
- Недавно умер вице-президент ЮКОСа Василий Алексанян. Кто виноват в его смерти? Как надо было бы изменить российскую судебную систему?

- В преждевременной смерти Василия Алексаняна очевидно и прямо виноваты преступники в погонах. Василий рассказывал о них, выступая в Верховном суде: это и следователи Салават Каримов и Татьяна Русанова, и судьи Андрей Расновский, Александр Трубников, Наталья Дударь и другие, сознательно мучившие смертельно больного человека. Но политическую ответственность несет власть, и лично – Владимир Путин. Именно он позволил спецслужбам безнаказанно нарушать закон. Именно с его согласия суды превратились в абсолютно зависимый придаток карательной системы.
Сегодня уже невозможно говорить изолированно о реформе только судебной системы, хотя широкое внедрение суда присяжных могло бы улучшить ситуацию.
 
- Часто встречается следующее представление о Вашей истории: власти Вас наказали за то, что Вы осмелились вмешиваться в политику и финансировать оппозицию. Дела других олигархов не расследовали, потому что они политикой не занимались. Однако у всех олигархов сомнительные моменты в ведении бизнеса в 90-х годах, также у Вас и ЮКОСа. Вы согласны с этой интерпретацией?

- Говорить о "расследовании", опираясь на выводы очевидно зависимого суда, по-моему, нелепо. Очень сожалею, что и ЕСПЧ позволил себе сделать некорректные замечания по делу ЮКОСа, опираясь на эти выводы, и даже не выслушав меня. В результате слова о "необычности" деловой практики ЮКОСа уже через месяц были опровергнуты в суде Лондона г-ном Абрамовичем. Причем, г-н Абрамович говорил не о преступлениях, а о практике, признаваемой законной.
 
- Что Вы знаете о Финляндии, рядом с которой Вы сейчас служите новый приговор? У Вас есть друзья или знакомые в Финляндии? Кто?

- В Финляндии я был пару раз. Катался на лыжах. Купил прекрасную зимнюю одежду. Посмотрел ваши аквапарки, устройство северных поселков. Что-то постарался скопировать у нас, в Сибири. 

-10%
-25%
-20%
-80%
-10%
-10%
-15%
-10%
-85%
-20%