Поддержать TUT.BY
69 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  2. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходило в Беларуси 27 января
  3. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  4. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  5. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  6. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  7. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  8. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  9. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  10. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  11. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  12. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  13. Расследование по Бондаренко, крепкие парни в Новой Боровой, суды, приговоры и дача за 4 тысячи — все за вчера
  14. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  15. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  16. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  17. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  18. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  19. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  20. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  21. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  22. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  23. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  24. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  25. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  26. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  27. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  28. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  29. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  30. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха


Г-н президент, речь пойдет о теракте в “Домодедово”.

При тех системных проблемах, которые есть в нашей стране, по всей вероятности, взрывы будут повторяться.


Системные проблемы в управлении страной не удается исправить или не желают исправлять: массовая коррупция, отсутствие правосудия, серьезнейшие социальные противоречия, некомпетентность. Значит, теракты неизбежны.

Мы живем в тотально коррумпированной стране, где легко купить любой документ, любую справку, легко дать взятку гаишнику и проехать по закрытому маршруту, просто откупиться в случае какого-то правонарушения. Все просто. А почему вы думаете, что взрывчатка, оружие продаются как-то очень сложно?

Понятно, что никто не повезет из Дагестана взрывчатку, когда ее немерено в Москве и в Подмосковье. Здесь помогают террористам натурализоваться, зарегистрироваться, здесь их прикрывают, здесь им подсказывают. А проблем с исполнителями сегодня нет.

Взрывчатка производится, наверное, сотнями тысяч тонн: для цементной промышленности, для добычи руды и пр. При нашей коррумпированной системе она пропадает. Может быть, не только там, где производится. Например, с военных складов. Когда идут учения, трудно определить: 100 снарядов взорвали или 120? Вот из 20 снарядов вытаскивается взрывчатое вещество. Взрывчатку можно изготовить. Войдите в интернет или откройте учебник: селитра, алюминиевая пудра…

Любая диверсионная акция — это умнейшая, интереснейшая для разработчиков интеллектуальная задача. Там распределяются роли; исполнитель мог получить взрывчатку в самый последний момент.

Люди с той стороны заканчивали те же институты, что и наши офицеры; почерк похожий. Не надо думать, что там профессионалы глупее нас. Именно поэтому мы и проигрываем постоянно.

Современные террористы — это образованные люди, это учителя, студенты, инженеры — интеллигенция. Напрасно думают, что это неграмотные, обколотые, несчастные люди. Это образованные люди, которые умеют управлять “Боингами”.

Они готовы к самопожертвованию. Мы должны понимать, что против нас на той стороне стоят суперподготовленные, умные и очень сильно мотивированные люди.

Возможно, преподаватели в “Аль-Каиде” заканчивали специализированные военные учреждения, может быть, в России, может быть, в Украине, может быть, в Беларуси. Это профессиональные спецы. У них огромный опыт, они войну эту уже ведут не один десяток лет.

Действительно, спецподготовку и Басаев, и Радуев, и многие другие проходили в тех же самых стенах с теми же самыми преподавателями, в тех же самых наших университетах.

Ситуация намного хуже, чем мы себе ее представляем. А у нас хватают кого попало по любой наводке. И тем еще больше создают условия для появления огромного количества врагов и потенциальных шахидов.

Идейное противоборство мы полностью проиграли. При этом мы создали благоприятную питательную среду, при которой значительную часть граждан России можно смело записать в пособники. Те, которые, допустим, за деньги провозят, за деньги регистрируют, за деньги выдают справки, за деньги отпускают и так далее.

Надо менять страну. Нельзя дальше жить в тотальной коррупции...

У нас вся власть сосредоточена сегодня в исполнительной ветви. Все остальные — статисты. Парламент сведен к роли канцелярии, штампующей законы. Суд у нас — это назначаемая структура, которая действует либо по звонку, либо за деньги. (Есть и честные судьи, безусловно, и их много, но как система…)

У нас исполнительная власть сама перед собой отчитывается; сама себе дает обязательства; сама себя назначает. У нас сама система управления страной абсолютно неправильная. Вы слышали, чтобы у нас какой-то крупный начальник сам подал в отставку?

…Г-н президент, дочитав до этого места, Миронов и Грызлов, вероятно, уже кинулись в свои машины с мигалками — мчатся к вам в Кремль, чтобы уличить прессу в пособничестве террористам. Наверное, они потребуют арестовать и судить пособника (раз уж организаторов теракта пока не удается поймать). Скажут, что журналист учит террористов, где купить взрывчатку или как ее сделать, клевещет на МВД и ФСБ, порочит вашу вертикаль… Но все, что вы прочли выше (не считая первой фразы), сказали два подполковника ФСБ и один полковник — можно сказать, однополчане лидера нации премьер-министра Путина. Они (как и он) в запасе, но мозги у них на месте.

Все, что вы прочли (и еще гораздо больше), они наговорили по “Эху” вечером после взрыва. Сообщаю вам их имена и звания: Геннадий Гудков, полковник ФСБ в запасе, зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности; Анатолий Ермолин, подполковник ФСБ в запасе, ветеран группы спецназначения “Вымпел”; подполковник в запасе Алексей Филатов, вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора “Альфа”.

Поняв, что это свои, вы, может быть, попросите именно их разработать стратегию и тактику борьбы с террором. Потому что ничего похожего у нас пока, к сожалению, нет.

Добавлю к их словам несколько соображений.

Одна из проблем: колоссальная разница между защищенностью власти и незащищенностью людей. Если будете ехать мимо Думы, обратите внимание, какие барьеры воздвигнуты перед входом в здание. Раньше человек мог войти внутрь, обратиться к охране… Теперь даже по тротуару мимо не пройдешь — перегорожено.

Если вы (или премьер) собираетесь в театр, то там с утра уже идут обыски, ходят специальные собаки, всех остальных зрителей пропускают через рамку… То есть рядом с вами очень хорошо, безопасно.

А у кого самая большая безопасность в Российской Федерации? У детей? у министров? у олигархов? (о простых людях, как вы понимаете, говорить не стоит). Нет. Наибольшая безопасность у Кони. Ее хозяин иногда рискует (горные лыжи, обездвиженный, но живой белый медведь), а Кони — ее безопасности мог бы позавидовать Обама. И мы не против, но хотелось бы, чтобы у наших детей была хоть десятая часть, хоть один процент ее безопасности.

Обратите внимание, г-н президент, взорвали не VIP-зал, а простых пассажиров. Хотя в том, что творится, виновата власть, которая не летает из “Домодедово”, не знает общих залов, не знает своих обязанностей (или не хочет и не может их выполнять).

Причина терактов — в политике. А политика — ваша. Уже десять лет она на сто процентов ваша.

Лихие 90-е? Этот ярлык стыдно слышать. Норд-Ост, Беслан, взрывы самолетов, электростанций, метро, аэропортов (не говоря уже о том, что офицеры МВД и ФСБ во многом заменили бандитов) — это наши, а точнее, ваши лихие нулевые.

Вы (ваш тандем) после Беслана отменили выборы губернаторов под предлогом борьбы с террором. После взрывов в метро и в “Домодедово” надо либо отменить оставшиеся выборы, либо признать, что этот способ никуда не годится.

Вы (в основном Путин) сделали железным законом: никогда, ни за что не вступать в переговоры с террористами. Прежде (Буденновск, Норд-Ост, Беслан) они брали заложников, чтобы вынудить Москву вступить в переговоры. Но Путин, придя к власти, показал стальную волю к победе: террористов убивали, невзирая на то, сколько при этом погибнет простых людей.

Результат? Теперь они не берут заложников. Они убедились, что разговаривать с ними никто не будет. Они теперь убивают где попало, кого попало. Власть отказывается от переговоров, а за это погибают невинные.

Но ведь власть иногда идет на переговоры. В Пикалеве — с возмущенными рабочими. На Манежной — с разгневанной молодежью. С НАТО — угрожая гонкой вооружения. А с террористами — нет, пошли на принцип за чужой счет. А ведь люди гибнут не от НАТО, правда?

От них (от смертников) остаются ошметки. Это очень плохо. В результате мы гадаем: что это было? чего они хотели? Это проявление сепаратизма? Или это наказание за идиотские речи думского клоуна? Или передел собственности? Или это началась война против Олимпиады в Сочи (ведь если там пару раз рванет в аэропорте, мало останется желающих посостязаться)?

Ваш отлет в Давос отложен, ваше выступление на Всемирном форуме (как сообщают) сокращено до 20 минут. Это поможет избежать неприятных вопросов, хотя вопросы эти известны заранее. Ваша команда, конечно, сделает так, чтобы вопрос задал или свой, или тоже хороший журналист.

На прощание примите патриотический совет: не встречайтесь по поводу взрыва с лидерами думских партий. Лучше откройте номер “МК” за 9 июля 2010 года, где в письме к вам (“Недетский лепет”) опубликованы фрагменты вашей с ними встречи после взрывов в метро. Почитайте, что говорят спикеры Думы и Совета Федерации. Ужаснетесь.
 
-12%
-40%
-50%
-25%
-20%
-10%
-10%
-10%
-90%