Александр Габуев, Геннадий Сысоев, Елена Черненко,

Сегодня в Астане открывается саммит ОБСЕ, в котором примут участие лидеры большинства из 56 стран-членов и более 20 международных организаций. Последний раз столь представительный форум собирался 11 лет назад в Стамбуле, после чего ОБСЕ фактически впала в кому. Организаторы нынешнего саммита заранее окрестили его "главным событием начала XXI века", уверенно объявив, что термин "дух Астаны" вдохнет в организацию новую жизнь. Однако принципиальные противоречия между членами ОБСЕ не позволят, по мнению экспертов, не только реанимировать организацию, но и даже подтвердить те принципы, на которых она была основана.



Президент РФ Дмитрий Медведев будет выступать на открывающемся сегодня в Астане саммите ОБСЕ одним из первых, что считается весьма престижным. За это, как стало известно "Ъ", Россия должна благодарить маленькую Черногорию. Дело в том, что порядок выступлений лидеров на саммите определили летом жребием министры иностранных дел государств-членов. России достался номер во второй половине списка, что предполагало выступления Дмитрия Медведева на саммите только 2 декабря. Третий же порядковый номер получила Черногория — ее на саммите будет представлять президент Филип Вуянович. Тогда глава МИД РФ Сергей Лавров попросил своего черногорского коллегу Милана Рочена (который в свое время был послом Сербии и Черногории в Москве) обменяться номерами — и тот с готовностью согласился. Когда спустя некоторое время господин Лавров передал Черногории личную благодарность президента РФ, опытный дипломат Милан Рочен то ли в шутку, то ли всерьез произнес: "Теперь представляете, какие преимущества может получить Россия, когда Черногория станет членом ЕС и НАТО!"

Нынешний саммит ОБСЕ, который впервые проходит на просторах бывшего СССР, стал триумфом для Казахстана и его президента Нурсултана Назарбаева. Москва потратила три года, чтобы пролоббировать кандидатуру своего союзника в председатели организации. И Астана оправдала ожидания — казахским дипломатам удалось собрать первый за 11 лет саммит ОБСЕ, а не обычную конференцию глав МИДов.

Накануне саммита советник президента Назарбаева Ермухамет Ертысбаев заявил, что это будет "не только главное событие уходящего года, но и главное событие начала XXI века". А на протяжении всех предшествовавших саммиту месяцев казахи только и твердили о "духе Астаны", который придет на смену "духу Хельсинки".

Перед началом саммита Астана опубликовала амбициозную программу того, что страна-председатель желает достичь по итогам форума. Одним из главных пунктов является принятие политической декларации, в которой члены ОБСЕ подтвердили бы приверженность общим принципам организации, включая положения Хельсинкского заключительного акта 1975 года о нерушимости границ. Дело в том, что последние восемь встреч ОБСЕ остались без итоговой политической декларации, причем в 2008 и 2009 годах ее не удалось принять во многом из-за разногласий между Россией и Грузией по Абхазии и Южной Осетии. Свою лепту внесли Азербайджан и Армения, спорящие из-за Карабаха, а также Сербия, настаивающая на своем суверенитете над Косово. Много спорили члены ОБСЕ и о судьбе ДОВСЕ, из которого Россия вышла в 2007 году.

На сей раз для того, чтобы работа над текстом декларации увенчалась успехом, казахский МИД собрал в Астане дипломатов из всех стран ОБСЕ еще в середине прошлой недели. Все эти дни, как рассказал "Ъ" один из участников обсуждения, в казахской столице шли бурные дискуссии. Но, по словам дипломата, как и в предыдущие годы, все уперлось в территориальные споры. "Мы никак не можем договориться, как в декларации писать о Хельсинкском заключительном акте и принципе нерушимости границ",— пояснил собеседник "Ъ".

По признанию одного из членов российской делегации, особые проблемы Москва испытывает из-за Грузии, которая настаивает на включении в декларацию положений о принадлежности ей Абхазии и Южной Осетии, а также осуждение "российской агрессии 2008 года". Кроме того, Тбилиси настаивает на возвращении в Южную Осетию наблюдательной миссии ОБСЕ, против чего выступает Москва,— российские дипломаты предлагают организации обсуждать эту проблему с властями Цхинвали. Россия, в свою очередь, хотела бы включить в декларацию положение о поддержке ОБСЕ инициативы Дмитрия Медведева по Договору о европейской безопасности, однако у этой идеи есть немало противников.

Из-за столь серьезных противоречий, по словам собеседников "Ъ", шансы на принятие итогового документа саммита минимальны. "Работа будет вестись до последней минуты саммита, но не факт, что она будет результативной",— посетовал один из дипломатов.

Помимо территориальных споров и вопросов безопасности, которые входят в первую, "военно-политическую корзину" ОБСЕ, есть еще две "корзины": экономическая и гуманитарная. "И они, по сути, тоже пусты",— заявил "Ъ" заместитель главы Института стран СНГ Владимир Жарихин. По его словам, экономическое сотрудничество "проходит мимо ОБСЕ" и формируется в иных конгломератах: с одной стороны — ЕС, с другой — Таможенный союз. Гуманитарным же сотрудничеством и в первую очередь его главным инструментом, Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), недовольны многие в ОБСЕ, в том числе и РФ. По словам Владимира Жарихина, бюро само себя дискредитировало тем, что глядело в одну сторону — на Восток. "Никто в этом мире не совершенен, и с проблемами с правами человека на всем пространстве ОБСЕ мы сталкиваемся ежедневно. Это необходимо в полной мере учитывать в работе БДИПЧ, которая пока далека от идеала",— огласил накануне саммита позицию России глава ее МИДа Сергей Лавров.

Кроме требования о реформировании БДИПЧ Россия активно продвигает идею принятия ОБСЕ устава, которого у этой организации до сих пор нет. По замыслу Москвы устав позволил бы превратить ОБСЕ в полноценную межгосударственную организацию. Однако генсек ОБСЕ Марк Перрен де Бришамбо считает, что отсутствие устава работе не помеха. "ЕС, если кто не знает, с 1958 до 2009 года работал, не имея международной правосубъектности,— напомнил вчера в Астане господин Бришамбо.— Все знают, что в ОБСЕ нет международной правосубъектности, потому что у нее нет устава. Но это не значит, что мы не можем достичь многого и что мы многого не достигаем".

Во многом из-за всех этих разногласий, грозящих саммиту провалом, в Астану не поехали некоторые главы государств, в том числе президент США Барак Обама, а российский лидер Дмитрий Медведев в последний момент вдвое сократил программу своего пребывания. Он вернется в Москву уже сегодня, не дожидаясь завершения саммита, хотя пресс-служба президента ранее анонсировала, что он проведет в Казахстане два дня и примет участие в закрытии саммита.

По данным "Ъ", изменения в график президента были внесены буквально за сутки до его вылета. "Изначально планировалось, что глава государства поедет на день,— рассказывает собеседник "Ъ" в российской делегации,— но казахская сторона очень просила побыть все два дня. Мы было пошли навстречу, а потом вернулись к первоначальному варианту". В чем причина внезапной перемены планов господина Медведева, чиновники не говорят. Однако, вероятно, президент решил не присутствовать на последнем дне саммита, который, скорее всего, закончится без итоговой декларации.

"Если саммит окажется провальным, то сам по себе возникнет вопрос: а не пора ли вообще похоронить эту организацию? — резюмирует политолог Владимир Жарихин.— Вины Казахстана в этом нет. Астане очень хотелось показать, что, мол, до нас были председатели никудышные, а с нами все наладится. Но, похоже, они замахнулись на невозможное".  

Напомним, президент Беларуси Александр Лукашенко также примет участие в саммите Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Запланировано выступление главы белорусского государства на пленарном заседании саммита.

Фото: REUTERS via TUT.BY














-10%
-10%
-23%
-20%
-35%
-10%
-27%
-36%
-10%
-15%
-50%
0067470