BBC News Русская служба


В понедельник в Портленде (штат Орегон) должен был начаться суд над бывшим сотрудником Центрального разведывательного управления США Гарольдом Николсоном, отбывающим 23-летний срок лишения свободы в местной тюрьме Шеридан за шпионаж в пользу России.

На сей раз 59-летний Николсон обвиняется в том, что, находясь в заключении, он являлся иностранным агентом и не известил об этом, как положено по закону, минюст США.

Ему также инкриминируется отмывание денег, которые российская разведка продолжала платить через его младшего сына Натаниэла. Год назад последний признал себя виновным и продолжает ждать приговора.

По словам прокуроров, суд над Николсоном-старшим должен был длиться около 10 рабочих дней. Обвинение собиралось предъявить присяжным примерно 120 вещественных доказательств и вызвать 11 свидетелей, главным из которых был бы крупный американский контрразведчик Майкл Рокфорд, 30 лет проработавший в ФБР.

В частности, Рокфорд руководил следствием по делу таких советских шпионов, как сотрудник ЦРУ Олдрич Эймс и следователь ФБР Эдвин Эрл Питтс, и допрашивал полковника КГБ Виталия Юрченко, который перебежал к американцам в 1985 году, но три месяца спустя передумал и вернулся к своим.

Рокфорд руководил 35 допросами сотрудника ФБР Роберта Хэнсона, который получил пожизненный срок за шпионаж в пользу Москвы.

Ради денег

К огорчению репортеров, которые с нетерпением ждали сенсационных показаний Рокфорда, суд над Николсоном не состоится.

Вместо него на понедельник назначено судебное заседание, на котором Николсон признает себя виновным.

Узник тюрьмы Шеридан проработал в ЦРУ 16 лет. Николсон был заместителем американского резидента в Малайзии и пару лет преподавал разведывательную премудрость в школе ЦРУ в Вирджинии, известной среди своих как Ферма.

Он был арестован 16 ноября 1996 года перед вылетом в Цюрих. У Николсона нашли пачку секретных документов, которые он собирался вручить в Швейцарии российскому разведчику.

Он не ссылался на политические или идеалистические соображения, а объяснил, что работал на СВР из желания улучшить материальное положение своей семьи. Николсон разведен и воспитывал троих детей - Джеремайю, Астралену и Натаниэла, которому в момент его ареста было 12 лет.

Все о резидентах

Николсон признался в том, что с июня 1994 по ноябрь 1996 года он предоставлял россиянам секретные документы, негативы и закрытую информацию, включавшую имя нового резидента ЦРУ в Москве, состав московской резидентуры, настоящие имена и биографии сотрудников ЦРУ, находившихся на Ферме те два года, что он там преподавал, и биографическую и иную информацию о других американских разведчиках и их иностранных агентах.

Николсон признался, что неоднократно встречался с российскими разведчиками в Куала-Лумпуре, Дели, Индонезии, Швейцарии и Сингапуре, передавал им секретную информацию и получал взамен деньги, которые тратил на жизнь.

В общей сложности СВР выплатила ему приблизительно 300 тысяч долларов.

5 июня 1997 года Николсон был приговорен к лишению свободы на 23 года, из которых автоматически вычитались 15% за хорошее поведение. У осужденного также конфисковали имущество и содержимое его банковского счета в Швейцарии. Николсона этапировали в Орегон, куда перебрались за ним его дети, поселившиеся в городе Юджин у бабушки и дедушки.

Контакты с волей

В августе 1997 года Николсон расписался в получении извещения о том, что ЦРУ и тюремное управление США будут контролировать все его контакты с внешним миром.

Все его почтовые отправления с тех пор прочитываются и копируются ЦРУ. Все его звонки идут через специальный номер ЦРУ в Вирджинии и записываются. Власти утверждают список лиц, которым разрешено приходить к нему в тюрьму на свидания, переписываться с ним и перезваниваться.

Как утверждает прокуратура, по крайней мере с 2000 года Николсон делал попытки связаться с российской разведкой через других заключенных. В июне 2000 года он попросил одного заключенного поручить живущему в Италии брату отправить от имени Николсона записочку в российское посольство в Риме. Николсон объяснил, что имеющаяся у него секретная информация рано или поздно "протухнет" и будет не нужна иностранной разведке. Он поведал, что СВР должна ему "пенсионные", и поделился, что после освобождения переедет в Россию.

По состоянию на тот момент Николсон должен был выйти на свободу 4 июня 2017 года.

В 2002 году он обратился к другому заключенному, у которого скоро кончался срок. Он попросил его захватить на волю толстый конверт и отослать родителям. Николсон объяснил, что конверт содержит рукопись его мемуаров, которую ЦРУ не пропустит. Прокуроры отмечают, что в то время таких ограничений не было, и мемуары были бы доставлены адресату.

Этот заключенный показал, что примерно через полтора месяца после освобождения он отправил конверт родителям Николсона в Юджин, так и не просмотрев его содержимое.

Сын за отца

Летом 2006 года Николсон решил задействовать своего сына Натаниэла, которому было тогда 22 года. Натаниэл служил в воздушно-десантных войсках, но в 2004 году получил травму при прыжке с парашютом и был демобилизован. На тот момент он учился в орегонском колледже на архитектора и подрабатывал в пиццерии.

На очередном свидании отец сказал ему, что у него имеются некие "друзья", которые помогут их семье поправить финансовое положение. По словам Натаниэла, он сообразил, что этими друзьями были российские разведчики, и был увлечен предоставившейся ему возможностью заняться секретной деятельностью, как и его отец.

Николсон-старший сказал, что перед тем, как встретиться с этими друзьями, Натаниэлу следует выправить себе загранпаспорт, выяснить местонахождение ближайшего российского консульства и научиться замечать за собой слежку. Отец рассказал сыну, что он уже ухитрился отправить россиянам кое-какие весточки.

В августе 2006 года Николсон-младший подал на загранпаспорт. В течение следующих двух лет он шесть раз тайно встречался по поручению отца с российскими разведчиками: дважды в Калифорнии, дважды в Мехико и по одному разу в Лиме и Никосии.

Седьмая встреча была назначена в декабре 2009 года в Братиславе, но Натаниэла к тому времени уже арестовали.

Опасный визит

Следуя инструкциям отца, Николсон-младший нашел адрес консульства Российской Федерации в Сан-Франциско, приехал туда и попросил вызвать ответственного за безопасность. Когда к нему вышел российский дипломат, он вручил ему три бумажки, полученные от отца на свидании. Одна была, насколько он понимал, рекомендательным письмом, в котором тот приветствовал своих друзей и представлял им сына. К письму была приложена фотография, изображавшая отца и сына на свидании в тюрьме. Другая записка содержала просьбу о деньгах.

Как свидетельствуют документы следствия, россиянин спросил, как Натаниэл собирается объяснить свой визит в консульство, если его задержат. Николсон-младший ответил, что он учится на архитектора и заглянул в консульство поговорить о российской архитектуре. В конце встречи ему велели вернуться через две недели.

Тот же источник свидетельствует, что во время повторного визита его встретил тот же россиянин. Он попросил, чтобы Натаниэл выключил свой сотовый телефон и снял часы, обещал помочь и отсчитал ему 5 тысяч долларов сотенными купюрами. Новый знакомый якобы заметил, что встречаться в США небезопасно, дал американцу адрес российского посольства в Мехико и сказал, чтобы тот явился туда в декабре.

Донесения на салфетках

12 декабря 2006 года Натаниэл полетел в Мехико, явился по указанному адресу и сказал, что ему нужно встретиться с ответственным за безопасность. Его отвели во внутреннее помещение, где его встретил пожилой россиянин, назвавшийся Джорджем.

Как явствует из судебных документов, контрразведчик Рокфорд должен был показать на суде, что под этим именем якобы скрывался ветеран КГБ Василий Федотов, прибывший на работу в вашингтонскую резидентуру в июле 1986 года, когда он был, по американским данным, "начальником 1-го отдела управления "К".

Рокфорд живо интересовался деятельностью Федотова в Вашингтоне и с 29 июля по 31 октября 1986 года как минимум 12 раз лично вел за ним наружное наблюдение.

Как в Мехико, так и в других иностранных столицах с Николсоном-младшим неизменно встречался Федотов, каждый раз напоследок вручая ему по 10 тысяч долларов сотенными купюрами. В общей сложности Натаниэл получил от россиян 35 тысяч долларов, которые разделил между родными, а однажды перевел в Таиланд 200 долларов бывшей любовнице отца.

Натаниэл, со своей стороны, привозил Федотову послания от отца, написанные на салфетках. Российского разведчика особенно интересовало, каким образом ФБР вышло на след Николсона, и тот слал ему свои соображения на этот счет.

Защита Натаниэла готовилась доказывать на суде, что он поддался на уговоры отца, который манипулировал им, будучи профессиональным ловцом душ. Однако своим признанием Николсон-младший избавил адвокатов от этой необходимости.

В свою очередь Николсон-старший сейчас избавит прокуратуру от необходимости проводить дорогостоящий процесс. На сколько ему обещали сократить за это новый срок, пока не ясно.
-25%
-15%
-10%
-10%
-20%
-28%
-40%
-15%
-15%
-62%