Алексей Вайткун,

О жизни в Венесуэле в прямом эфире TUT.BY рассказала собственный корреспондент телеканала ОНТ в этой стране Дарья Белоусова-Петровская. Почти полтора месяца Дарья возглавляла корпункт ведущего белорусского телеканала в этой стране.



Насколько комфортно работать в Венесуэле? Чем Дарье так запомнилась эта страна? Чувствовала ли она себя там в безопасности? Какие они, венесуэльцы: чем живут, где работают и как отдыхают? Традиции, реальность и современность - из первых уст.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Дарья, расскажите, как вы попали в Венесуэлу?

Я очень люблю Южную Америку. Мой папа работал переводчиком, и я с пяти до одиннадцати лет прожила на Кубе. Это было для меня периодом формирования характера. Благодаря этому мне очень хорошо знаком менталитет людей, живущих там.

Когда Беларусь и Венесуэла "открыли" себя друг для друга, я поняла, что новости из этого региона белорусам будет узнавать интересно, а я журналистка. Пошла к руководству телеканала ОНТ и предложила свою кандидатуру в качестве спецкора в этой стране. Я закончила Институт иностранных языков, владею испанским, на котором там говорят, так что оставалось ждать одобрения моих руководителей, которое я и получила. В первый раз в Венесуэлу я поехала одна, так сказать – в разведку. Приехав, раззнакомилась со многими, в том числе и с работниками Посольства.

В Венесуэле, кстати, работает очень много специалистов из Беларуси, которых я знаю именно по институту.

В Венесуэлу вас позвали друзья?

Наш телеканал проводил конкурс "Мисс Интерконтиненталь", в котором победила участница из Венесуэлы, и моя подруга, Валерия Луцкова, поехала снимать про нее фильм. Приехав в Венесуэлу, она совершенно случайно встретила там моих друзей. Когда Лера приехала домой и поделилась своими впечатлениями, рассказав также и про моих друзей, то туда мне захотелось еще больше. Мечта сбылась в декабре прошлого года.

Не было дискомфорта – место новое, от дома далеко?

Нет. Мое самое первое впечатление, когда я вышла из самолета и села в машину, было такое, как будто я вернулась в свое детство. Видимо из-за того, что регион был очень похож на тот, где я жила раньше.

Чем же вам с самого детства так нравится Южная Америка?

Наверное, атмосферой. Если ты провел в какой-то стране очень долгое время, то приезд туда воспринимается как возвращение домой. И мне там очень комфортно. Это просто замечательная страна, в которой так просто найти общий язык со всеми. Когда я туда приехала, у меня не было ни внутреннего страха, ни дискомфорта.

Побыв там немного, встретившись с друзьями и познакомившись с новыми людьми, обстановкой, я уехала. По приезде домой, уже на работе, я предложила вариант своей работы в Венесуэле, после чего мы стали плотно прорабатывать эту тему с руководством. После визита главы государства, прошедшего в марте, меня наконец-то туда отправили. Мне поверили.

В Венесуэлу я поехала одна, без оператора. Для этой работы я специально училась самостоятельно работать с камерой. Так сказать, прошла курс молодого журналиста в экстремальных условиях. В Венесуэлу я ехала уже подготовленная, с проработанным списком тем, которые должна была там освещать. Я фактически ехала собкором и абсолютно не знала, где я буду жить, где и кого я буду искать.

Наверняка, Посольство вас поддержало…

Да. Они меня встретили, разместили. Единственное, первые полторы недели было очень тяжело, потому что все работали по своей программе. И люди с Посольства не могли постоянно быть возле меня. Помогло мне и знание языка. Помогали также и неслучайные случайности. В первый день приезда, будучи еще в посольстве, я решила попробовать поработать с камерой. А в тот день к послу как раз приехали журналисты с ВТВ – Первого Национального канала Венесуэлы брать интервью. Я с ними познакомилась, рассказала им о себе, потому что они смотрели на меня как на местную экзотику – мол, девушка с камерой ходит, а что она тут делает? После того, как мы обменялись телефонами, я сказала, что мне нужен оператор. Вскоре после этого разговора мне позвонил оператор с ВТВ и дал номер телефона своего знакомого оператора, который позвонил мне буквально на следующий день. После этого работа пошла полным ходом.

Если бы мне пришлось все делать самой, без оператора, мне было бы очень сложно. А вообще, лучше всего брать местного оператора, а не своего, который так же, как и ты, не знает специфики страны – где можно снимать, куда можно ходить, где опасно, а где безопасно.

Расскажите о первых съемках?

Поначалу была проблемы с речью, и когда мы снимали интервью с нашими специалистами, приходилось вкратце объяснять оператору, о чем мы снимаем. У него была своя специфика работы – он любил снимать панорамно и в ходе интервью мог отъезжать и подъезжать к нам. Но он не знал, на что и в какой момент надо делать акцент, потому что не понимал, о чем мы говорим. Когда интервью проходило на испанском языке, оператор все понимал, но когда я разговаривала со своими специалистами на русском языке, было уже сложнее. Мне даже пришлось его слегка переучить.

А специфика работы разнилась от работы на родине лишь тем, что дома я работала по 12 часов, а в Венесуэле – по 24 часа. Почему? Разница во времени составляет семь с половиной часов. И когда приезжаешь со съемок, то сразу же загоняешь весь материал в компьютер, сжимаешь и перегоняешь его всю ночь, начитываешь текст сюжета, а затем опять уезжаешь на съемку. У меня был период, когда реально получалось поспать один-два часа, и я просто засыпала в процессе работы, обычно либо в самолете, либо в машине. Но по своей сути работа такая же, как и дома.

Какие творческие задачи ставили перед собой?

Главной задачей было по приезде создать команду, а затем осветить визит главы нашего государства. Очень интересовала меня также тема нефтедобычи и нефтепереработки. Как и у себя дома, в Венесуэле я вела переговоры по телефону, писала письма на испанском языке, отправляла их в компании.

По поводу героев… Была очень смешная ситуация, когда мы искали белорусские тракторы. Я где-то прочитала, что штату Арагуа президентом Венесуэлы были подарены 200 белорусских тракторов. Я предложила съездить туда. На что мне сказали, что этот вопрос надо согласовывать с министром сельского хозяйства. Мы достаточно долго ждали ответ, но так и не дождавшись, сели в машину и поехали.

И как оказалось, у моего оператора в том регионе работала тетя. Мы нашли эту тетю, которая подтвердила, что тракторы есть. Мы поехали по их сельским коммунам. Приезжаем в одну коммуну – там стоит маленький домик, возле которого сидят латиносы. Мы подошли и спросили: "Здесь есть белорусские тракторы?" Нам ответили: "Нет. Они в такой-то коммуне". Таким образом мы проехали пять коммун. И когда я наконец-то увидела наши, белорусские тракторы, то от радости не удержалась и выпалила: "Yes!!!"

Ваш корпункт был в гостинице?

А мне, по сути, кабинет и не нужен. Для меня основными условиями для работы было наличие камеры, телефона, оператора, ноутбука и интернета. В Венесуэле повсюду беспроводной интернет, поэтому со связью проблем не было.

Как вы устраивали свой быт?

Так как я жила в гостинице, то мой быт был очень благоустроенным. Благодаря ему я отвыкла убирать, готовить и стирать. Перекусывала обычно где-нибудь в городе или по дороге со съемок. Думаю, что если бы я снимала квартиру, тогда мне пришлось бы устраивать быт. А в гостинице все иначе. Тем более что именно в той гостинице, где я жила, я жила во время своего первого приезда. Меня там уже знали. Я могла спокойно оставить свой ноутбук или камеру, уйти по своим делам, вернуться. Ночью, когда я перегоняла видео в Беларусь, охранники приносили мне кофе, интересовались нашей работой.

Как раз в тот же период в Венесуэле проходил Фестиваль латино-американской поэзии, на котором собрались все поэты и писатели со всей Латинской Америки. Они читали мне стихи, и пока я работала, угощали меня ромом, чтобы я не уснула. Так что могу сказать, что в Венесуэле живут очень дружелюбные люди.

Очень много пишут о безопасности, и причем информация самая разнообразная...

Что касается лично меня, то я чувствовала себя в безопасности. Но когда ты туда приезжаешь, то просто обязан соблюдать меры безопасности. Венесуэла – это город контрастов, в котором есть и очень бедные районы, и очень богатые. Сама Венесуэла стоит на нефти, и в 60-е годы прошлого столетия там все средства и силы были отданы добыче этой самой нефти. Из-за этого меньшее внимание было уделено сельскому хозяйству, строительству, социальным проектам, и сельское население вынуждено было ехать в город за поиском лучшей жизни. Жить им было негде, из-за чего началась незаконная застройка бариусов – неблагоприятных мест для жилья, напоминающих соты, выросших на склонах гор вокруг Венесуэлы.

Образования у большинства не было, устроиться на работу они не могли. И естественно, что в некоторых бедных районах весьма криминогенная обстановка. Но это совсем не значит, что и вся Венесуэла криминогенная. Но определенные правила безопасности все-таки приходилось соблюдать. Например, не выходить в дорогих украшениях и не гулять в них по улицам. Это не значит, что нельзя вообще пользоваться дорогими украшениями. Просто надо знать, где можно, а где нельзя это делать.

В любой стране, какую ни возьми, есть свои криминогенные районы, куда лучше не ходить. Поэтому нужно быть информационно подкованным. Также весьма желательно ездить на собственном автомобиле. А если заказываешь такси из гостиницы, то лучше заказывать уже проверенных водителей.

В первую очередь, нужно дружить с местным населением. Также не лишними будут и знания специфики менталитета, языка.

Расскажите о венесуэльцах…

Это потрясающий народ. Они очень эмоциональные, веселые, открытые и любознательные. А еще они очень сексуальные. Могу сказать, что венесуэльцы очень интересуются Беларусью. Большинство из них даже туристов из России принимают за белорусов.

Я общалась с представителями различных слоев населения – от очень бедных до высокопоставленных. И всегда при общении с ними чувствовалась их заинтересованность. Также они много слушают, спрашивают и много рассказывают о себе.

Это нация, которая всегда готова помочь. Единственное – к ним надо привыкнуть. Они никогда никуда не спешат. Как в Испании сиеста, так и в Венесуэле – обязательно надо пообедать в 12 часов. Не так, как мы, журналисты, – живем перекусами от случая к случаю. И когда получалось, что мы не обедали в 12 часов, то сразу начинались недовольные разговоры наших венесуэльских героев типа: "Почему мы начали работать, если мы не пообедали в 12?" Это приходилось учитывать.

У Уго Чавеса еще не взяли интервью?

Нет, еще не взяла. Но обязательно возьму.

Когда мы писали анонс, то провели небольшой опрос среди своих знакомых. Все мужчины говорили о венесуэльских девушках, которые неоднократно побеждали в конкурсе "Мисс Вселенная", а женщинам очень нравится харизма президента Уго Чавеса...

Говорят, что Уго Чавес очень харизматичен. Он занесен в Книгу рекордов Гиннеса, потому что как-то, не прерываясь, разговаривал семь часов кряду. Наблюдая за ним по различным телепередачам, я заметила, что он с большим удовольствием идет на контакт с людьми. И хотя ходит очень много самых разных слухов в его адрес - поддерживает его очень большой процент населения.

А насчет венесуэльских женщин хочу сказать, что Венесуэла просто помешана на пластической хирургии. Например, девочкам в день их совершеннолетия, а в Венесуэле это 15 лет, - дарят силиконовую грудь. Это считается очень шикарным подарком. Также в банках у них есть кредитные линии на пластику. Поэтому могу уверенно сказать, что венесуэльские красавицы далеко не все натуральные. Попробуй еще разберись. Но пластическая хирургия у них очень высокого качества и вполне приемлема по ценам.

Уезжали с грустью?

В Венесуэле я пробыла всего полтора месяца, и за этот период я поняла, что там было очень много работы и очень много того, что я еще не успела снять. Помимо работы я занималась также и организационными вопросами. Поэтому ехала с хорошим настроением, но особой ностальгии по Родине у меня не было. Видимо, потому что я там еще не все сделала.

Хотелось бы отдельно рассказать о том, что меня особо поразило – это озеро Маракайбо. Там стоит такая жуткая жара – от +45 до +50 градусов. И когда вечером мы ехали по городу Маракай, то на улице не было ни машин, ни людей. Люди прятались в помещениях, потому что на улице просто невозможно было дышать. Само же озеро считается самым большим озером в Южной Америке.

Также на этом озере находятся два наших месторождения нефти, и мы оказались первыми европейскими журналистами, которые туда попали. Озеро поражает своей мощью и размерами, так как только до одного из наших месторождений нефти, которое находилось прямо в середине озера, мы на катере добирались три часа. Говорят, что если нырнуть и посмотреть на дно, то будет видно, что оно все обвито трубопроводами, как спагетти. При всем этом там еще и дельфины плавают. Также там есть и своя рыболовная флотилия.

Когда мы плыли на катере, то постоянно приходилось лавировать между нефтяными вышками – так их много на том озере. А если посмотреть на само озеро, то оно просто все искрит серебром этих самых нефтяных или газлифтных вышек. Эта мощь поражает. Такого я нигде и никогда не видела.

Вы все-таки планируете вернуться?

Да, очень хочу. Мне предстоит это еще обсудить с руководством, и, скорее всего, мы поедем туда работать дальше. У нас сейчас очень много совместных белорусско-венесуэльских проектов. Также у Уго Чавеса очень много социальных программ, одна из которых называется "Дом за ранчо". Он хочет убрать все бариусы, потому что считает, что бариусы – позор Каракаса.
Но как убрать? Там же живут люди. И белорусские архитекторы разработали замечательный проект, который полностью изменит центр Каракаса. Также постепенно будут убираться неблагоустроенные бариусы, а на их месте будут возводить благоустроенные дома. А пока, из-за отсутствия канализации и воды, люди вынуждены жить в специфических условиях.

В целях данного проекта будет задействовано очень много наших специалистов. Также с помощью наших специалистов будут вестись работы по строительству заводов по сборке тяжелой техники и по сборке тракторов. Уже строят кирпичные заводы, заводы по производству различной бетонной плитки.

Венесуэльцы заинтересованы в наших специалистах с их опытом, знаниями и имеющимися технологиями. А так как в Венесуэле существует договоренность о том, что более 50 процентов работников наших совместных проектов должны составлять венесуэльцы, то им тем более выгодно это сотрудничество. Благодаря этому у них появится возможность обучить своих специалистов.

Вы ведете к тому, что у вас будет очень много работы и есть о чем сказать?

Да. Но кроме совместных проектов, еще есть много чего интересного в самой стране.

Будем ждать ваши сюжеты на телеканале ОНТ...

TUT.BY - нам можно верить…
{banner_819}{banner_825}
-15%
-10%
-25%
-21%
-50%
-30%
-52%
-15%
-48%
-20%