178 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  2. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  3. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»
  4. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  5. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  6. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  7. Беларусь лишили права проведения этапа Кубка мира по биатлону
  8. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  9. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  10. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  11. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  12. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  13. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  14. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  15. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  16. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  17. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  18. «За попытку скрыться». Задержали работника «Белоруснефти», который записал видео против насилия
  19. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?
  20. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  21. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  22. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  23. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  24. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  25. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  26. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  27. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  28. Замначальника Генштаба рассказал о возможной отработке нанесения авиаударов НАТО по Беларуси и России
  29. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  30. В «Песочнице» засадили овощами новые грядки, теперь полить и прополоть лучок может любой минчанин


Газета The New York Times публикует интервью с автором книги "Мой Джихад" Айкаем Коллинзом, американцем-мусульманином, который в 1993 году, в возрасте 19 лет, начал тренироваться вместе с моджахедами в Афганистане. Сейчас ему 28 лет, он воевал в Афганистане и Чечне. Коллинз утверждает, что большинство террористов – "запутавшиеся люди", но сам он будет воевать, даже если будет парализован. Перевод материала публикует Inopressa.Ru.

"На самом деле ислам - это мир, - говорит Айкай Коллинз. - Просто в настоящее время сложно жить мирно. Люди хотят убивать тех, кто исповедует другую веру. Поэтому я считаю, что это - правильная борьба".

По его словам, воевать необходимо, потому что в противном случае проиграешь. "Дело не в том, что мне нравится война и убийство. Я пытаюсь найти приятное в тактике военных действий. Это что-то вроде хобби", - заявляет он.

Его родители – американцы-христиане. Однако он выбрал ислам, поскольку, по его мнению, это более "прогрессивная религия".

Он считает, что джихад и терроризм – это не одно и тоже и именно поэтому он отказался сотрудничать с исламскими террористами. "Я был знаком с человеком по имени Омар, который похитил Дэниэла Перла. В 1994 году Омар предложил мне поехать с ним вместе в Кашмир. Он собирался брать заложников, - рассказывает Коллинз. - В этот момент я провел черту. Мне хотелось воевать с врагами на передовой. Большинству это непонятно, но джихад и терроризм - это совсем не одно и то же".

Его отношение к терактам 11 сентября крайне негативное. "Я был потрясен, но не потому, что рухнули дома. Я был в Грозном, там дома падали прямо передо мной, я много раз пережил такое, - говорит он. - Я был потрясен тем, что это страшная ошибка. За что бы ты ни сражался, такими действиями ты настраиваешь против себя весь мир".

По его мнению, большинство террористов - это запутавшиеся люди, которые думают, что другого оружия у них нет. "Я слышал, что Усаму бен Ладена называют "мегаманьяком". Я не хочу его защищать, но не считаю, что его личные желания играют большую роль. Он думает, что сражается за правое дело. Я не думаю, что он хочет сделать себе имя".

После участия в чеченской войне Коллинз три года работали в ЦРУ и ФБР. По его словам, в этом нет никакого противоречия, потому что "ФБР и ЦРУ тоже против терроризма".

Почти всю свою взрослую жизнь американец-моджахед провел на войне. Жизнь без оружия в руках лишена для него смысла. "Если я могу помочь своему делу книгами, я буду рад, - говорит автор "Моего джихада". - Но мне кажется, что на поле боя от меня больше пользы".
-30%
-5%
-40%
-20%
-50%
-30%
-10%
-50%
-20%
-10%
-10%