Виктор Сумской,

ФОТО: ИТАР-ТАСС
ФОТО: ИТАР-ТАСС
Дмитрий Медведев не знает, чем закончится процесс по делу ЮКОСа, ему нравится яркая кампания по выборам мэра Сочи, а правовое регулирование интернета следует удерживать в разумных рамках. Об этом президент России сообщил в первом для себя интервью оппозиционному российскому СМИ - "Новой газете".

Дмитрий Медведев дал первое на посту президента интервью российскому печатному СМИ. Пресс-секретарь российского президента Наталья Тимакова накануне сообщила, что глава государства принял решение давать полноценные интервью российским газетам на регулярной основе.

Однако для первого опыта было выбрано не государственное или лояльное властям издание, а известная своими критическими материалами в адрес Кремля "Новая газета".

Тимакова пояснила, что "Новая газета" была выбрана, во-первых, потому, что соответствующее обещание Медведев дал на встрече с главным редактором издания Дмитрием Муратовым и одним из акционеров, президентом СССР Михаилом Горбачевым, после гибели адвоката Станислава Маркелова и журналистки газеты Анастасии Бабуровой, и, во-вторых, потому, что "в последние годы в газете было несколько случаев трагической гибели журналистов". "Дмитрий Анатольевич хотел морально поддержать коллектив "Новой газеты", - сказала Тимакова.

Интервью в подмосковной резиденции "Горки" записал в минувший понедельник главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов. Медведеву пришлось отвечать по темам, за которые наиболее часто критикуют Кремль, например про судьбу Ходорковского или про негласный общественный договор "демократия в обмен на сытость".

Первым делом Муратов спросил президента о судьбе выборов мэра Сочи, где один за другим снимаются оппозиционные кандидату от "Единой России" Анатолию Пахомову участники, а оставшиеся лишены возможностей для полноценной агитации.

В ответ Медведев признал выборы в Сочи "полноценной политической схваткой", а про снятие кандидатов заметил, что "на выборах всегда будут кандидаты, которые проигрывают, кандидаты, которых снимают, так во всем мире".

Президент заметил, что участие разных политических сил в кампании - это хорошо. "На мой взгляд, многие муниципальные выборы грешат однообразием, людям не из кого выбирать, им неинтересно", - сказал глава государства. "Правда, граждане почти всегда делают выбор в пользу понятных политиков, а не известных звезд, но чем больше таких ярких событий - тем лучше для избирательной системы, для демократии в стране", - не пояснив, кого имеет в виду под "звездами", а кого под "понятными политиками", добавил он. "Такие яркие кампании - это хорошо", - заключил президент.

Муратов заметил, что в последнее время между государством и обществом (точнее, его большей частью) несколько лет существовал негласный договор: государство обеспечивает некоторый уровень сытости и комфорта, а общество в обмен на сытость обеспечивает государству лояльность. "Вы имеете в виду конструкцию "демократия в обмен на достаток" или, скажем, "колбаса в обмен на свободу"?" - предложил более простую расшифровку президент. Медведев заметил, что "нельзя противопоставлять демократии сытость". Глава государства высказал мнение, что неотъемлемые права и свободы человека и гражданина могут оказаться под угрозой, если общество нестабильно и люди не чувствуют себя защищенными, не получают зарплату и не способны купить основной набор продуктов, а их жизнь под угрозой.

Но ушел от конкретного ответа, какой общественный договор существует в России, предложив вместо этого считать таким договором действующую Конституцию.

Прокомментировал российский лидер и новый процесс по делу ЮКОСа. Однако на вопрос, является ли исход дела для Медведева предсказуемым, президент ответил, что в судебных делах "для государственного служащего, а уж тем более для президента никакой такой свободы комментирования нет и быть не может".

"Для государственных служащих и для президента никакой предсказуемости в любом судебном процессе, в том числе упомянутом вами, нет и быть не должно", - отметил Медведев, не пояснив, таким образом, свое личное отношение к процессу над Ходорковским и Лебедевым.

При обсуждении темы коррупции российский президент предположил, что бюрократии, возможно, не очень понравилась необходимость публикации деклараций о доходах высокопоставленных чиновников и членов их семей. "Когда бюрократии предлагается контролировать самою себя - это, конечно, не вызывает удовольствия, я понимаю", - заметил Медведев. "Меня, конечно, могут спросить: означает ли публикация деклараций, что мы поставили под контроль всех высших должностных лиц, других чиновников? Конечно, нет!" - тут же оговорился он, дав понять, что не считает публикацию панацеей от коррупции.

Глава государства не стал возражать и против того, что жены российских чиновников часто занимаются бизнесом. "Вопрос в другом: насколько это прозрачно? И, конечно, в том, нет ли здесь конфликта интересов.

Если, допустим, должностное лицо занимается регулированием процессов в той или иной отрасли, а его супруг или супруга работает в крупной компании этой отрасли, это неэтично", - тут же оговорился он.

"Если же это какой-то другой бизнес - ничего страшного. Так и во всем мире", - вновь сослался Медведев на мировой опыт.

В ходе интервью Медведев опроверг возможность для себя стать членом какой-либо партии в настоящее время, заметив, что "в нашей стране сейчас существует традиция "беспартийного президента" и "в определенный исторический период, я так считал и сейчас считаю, это правильно". Однако в то же время президент осторожно предположил, что когда-нибудь российское общество будет готово и к партийному президенту.

Интервьюер рассказал Медведеву о претензиях, которые налоговые органы предъявили матерям Беслана, требуя выплатить налог за благотворительное обучение их детей. Президент ответил в общем, заметив, что "законодательство о благотворительной деятельности нуждается в совершенствовании". "Проблема, как обычно, в деталях. Есть совершенно очевидные случаи, когда речь идет о благотворительной деятельности и оказывается помощь больным детям, пожилым людям. И есть менее очевидные вещи, когда возникает соблазн направить по соответствующему каналу средства для достижения коммерческих целей", - пояснил Медведев. Российский лидер предложил научиться "отделять деньги, направленные на благотворительность, от денег, направленных для достижения коммерческих задач", но не объяснил, каким образом.

Одним из последних оказался вопрос о правовом регулировании интернета. Медведев в ответ заметил, что считает интернет "лучшей площадкой для дискуссий, и не только в нашей стране, но и вообще в целом".

Президент предположил, что правовое регулирование интернета должно быть разумным: "Мы не должны бежать впереди планеты всей, мы должны думать о том, каким образом создавать правовую оболочку, которая, с одной стороны, дает интернету развиваться, с другой стороны, блокирует преступления, которые могут совершаться и с использованием интернет-технологий". "Но интернет ни в коем случае нельзя рассматривать как какую-то потенциальную, наиболее опасную криминальную среду по отношению к другим. Интернет - не абсолютное зло", - посоветовал он.
-10%
-50%
-20%
-36%
-10%
-21%
-10%
-45%