Поддержать TUT.BY
141 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  2. В Украину не пустили автобус из Беларуси: у всех 35 пассажиров — поддельные справки о ПЦР-тестах
  3. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  4. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  5. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  6. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  7. «Не надо изобретать велосипед». Минский архитектор показал, как выглядит его загородный дом
  8. Умер муж королевы Великобритании принц Филипп. Ему было 99 лет
  9. Последняя официальная статистика по коронавирусу в Беларуси: за сутки умерло 10 человек
  10. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  11. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  12. Что сейчас происходит между Россией и Украиной и при чем тут Беларусь: поясняем простыми словами
  13. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  14. За прошлый год белорусов стало меньше на 60 тысяч
  15. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  16. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  17. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  18. «Папа сказал: «Будешь делить имущество — ты мне не дочь. Я крысу не растил». Интервью с Таис Рыбакиной
  19. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  20. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  21. Налоговики создадут «супербазу» доходов населения. Какую информацию включат в нее
  22. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  23. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  24. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  25. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  26. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  27. «Больше 1000 долларов за две недели». Бухгалтер на пенсии открыла онлайн-школу и учит печь хлеб
  28. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  29. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  30. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти


Валентин Олегович Сукало, председатель Верховного суда Республики Беларусь, ответил на вопросы ведущего программы "Картина мира" на телеканале "РТР-Беларусь" Юрия Козиятко.

Скажите, не навесят ли какие-то политические ярлыки на громкий судебный процесс, который сейчас происходит в Беларуси, — процесс о теракте в минском метро.

Валентин Сукало: Не думаю, потому что то, что мы исследуем сейчас на судебном заседании, никак не вписывается в какую-то политическую канву, политические причины. Само по себе, конечно, преступление не очень характерно для нашей страны, для нашей правовой системы. Поэтому дело уникально для нашей судебно-правовой системы. С точки зрения квалификации, с точки зрения тяжести наступивших последствий общественной значимости, интереса к этому процессу, поэтому для нас это серьезный экзамен, не только для нас, но и для органов предварительного расследования. Это испытание для нашей правовой системы. И мне кажется, что расследование и рассмотрение этого дела как раз и выявили очень много таких недостатков, за которыми последовало вот то Послание, о котором мы с Вами сегодня разговариваем.

Какие перспективы у этого судебного процесса? Каким приговором он может завершиться?

Валентин Сукало: Думаю, что я не в праве говорить о каком-то приговоре по существу, потому что я не имею на это право и я, как Председатель Верховного суда, могу в последующем рассматривать этот приговор в порядке судебного надзора. Но если Вы имеете в виду, может быть, сроки завершения процесса, то у нас есть какие-то планы. Если ничего не произойдет, то процесс, по нашим расчетам, завершится в середине ноября.

Говорить Вы не можете, но понимаете, о чем я веду речь. Если взять норвежского террориста Брейвика, которому максимум что грозит, это пожизненное наказание. У нас в стране остается до сих пор исключительная мера наказания — смертная казнь. Несколько лет назад вы писали и говорили о том, что белорусское общество созрело для того, чтобы ввести мораторий на смертную казнь. Сегодня Ваше мнение изменилось или нет?

Валентин Сукало: Я никогда не говорил, что белорусское общество готово к введению моратория на смертную казнь. Я, наверное, все-таки говорил о судебной системе. Если я имею право говорить о судебной системе, то сегодня количество таких дел для нас вполне достаточно, чтобы перейти от исключительной меры наказания — смертной казни — к исключительной мере наказания в виде пожизненного заключения. Учитывая то, что мы в первом полугодии только двух человек приговорили к пожизненному заключению и одного к смертной казни, чисто психологически это не представит каких-то сложностей и проблем для судей, чтобы выполнять условия, которые примет парламент и президент.

Кроме того, что Вы председатель Верховного суда, Вы еще и судья, действующий?

Валентин Сукало: Да. Я судья и председатель Верховного суда по статусу.

А Вам приходилось выносить смертный приговор?

Валентин Сукало: Конечно. Когда я был председателем областного суда, я рассматривал сложные уголовные дела, связанные и с карателями, предателями, изменниками Родины. Такие дела были достаточно распространены в советский период. Я лично рассматривал около 10 подобных дел.

Все равно это же очень сложное психологическое решение.

Валентин Сукало: Сколько бы ты ни работал судьей и сколько бы таких решений ни выносил, каждое дается через себя, через сердце, через боль, через сознание. И я думаю, что это как-то даже отражается на психологии. Сказать, что это просто? Я не скажу.

Насколько неподкупны сегодня белорусские судьи?

Валентин Сукало: К счастью, нам удалось избежать системной коррумпированности судей. Мы сегодня не говорим об этом ни на каком уровне. Случаи профессионального предательства у нас крайне редки.

Может быть, это элемент корпоративной защиты? Или действительно все выносится (в свет)?

Валентин Сукало: Нет, поверьте. За нами столько смотрят, за нами столько наблюдают, за нами сегодня столько структур, что - нет. Скорее всего, это действительно качественный состав нашего судейского корпуса, подготовка наших судей, кандидатов в судьи и достаточно жесткая позиция судов.

К сожалению, бывают и такие случаи. Правда, последние пять лет мы избегали осуждения судей, но по отношению к своим у нас тоже очень жесткие санкции, наказания. Уж не щадим тех, кто допустил случаи профессионального предательства.

Вы сами, но не как представитель Верховного суда, а как человек, какого суда боитесь?

Валентин Сукало: Не то чтобы суда, но я иногда, что тут говорить, думаешь о будущем, думаешь, правильно ли ты все сделал, не допустил ли ты ошибок. Вот Вы говорили о смертной казни, о смертных приговорах. Каждый приговор пропускается через себя, еще раз оценивается. Самокопание в себе, может быть, для меня более важно, чем ожидание какого-то суда земного или неземного. 

-30%
-15%
-20%
-15%
-15%
-15%
-20%
-20%