Вячеслав Будкевич,

Ни белорусские, ни российские эксперты не смогли дать точного заключения о конструкции, принципе действия, способе подрыва самодельных взрывных устройств, приведенных в действие 14 и 22 сентября 2005 года в Витебске. Это следует из заключения экспертиз, проведенных в 2005—2007 годах МВД Беларуси и ФСБ России. Материалы были представлены суду по делу обвиняемых в терроризме Коновалову и Ковалеву 14 октября.

В организации взрывов в Витебске обвиняется Дмитрий Коновалов.

Белорусские и российские эксперты были едины во мнении, что взрывчатые вещества для обоих взрывных устройств изготовлены на основе тротила. В то же время они по-разному оценили мощность взрывов. По версии главного экспертно-криминалистического центра МВД Беларуси, 14 сентября она составила около 90 грамм в тротиловом эквиваленте, 22 сентября — не менее 150-200 граммов (по версии ФСБ — 100-200 и 300-400 соответственно).

Белорусские эксперты констатировали, что "лицо, изготовившее взрывное устройство, имеет познания во взрывном деле", "при изготовлении взрывчатого вещества были соблюдены необходимые правила техники безопасности" и что "лицо, не имеющее специальной подготовки, не в состоянии привести в действие взрывное устройство". Что-либо точно сообщить о конструкции взрывного устройства и конструкции замедлителя они не смогли. При этом эксперты установили, что 14 сентября в момент приведения в действие взрывное устройство было в горизонтальном положении. Поражающие элементы находились под взрывчатым веществом. 22 сентября банка, начиненная взрывчаткой, была в вертикальном положении, поражающие элементы окружали взрывчатое вещество. Напомним, в результате взрыва 14 сентября пострадали два человека, а 22 сентября — более 50.

Эксперты ФСБ констатировали, что точно определить принцип действия, способ подрыва, имелся ли во взрывном устройстве замедлитель, не представляется возможным.

Белорусские и российские эксперты в своих заключениях несколько раз заявили, что огнепроводных шнуров, которые могут исчезнуть в результате взрыва, не существует.

Конструкции двух взрывных устройств они сочли аналогичными по ряду факторов. Так, в одном и другом случае заряд был сделан на основе тротила или тротилсодержащего вещества, корпусом взрывных устройств были металлические банки из-под газированного напитка и пива, взрывные устройства были начинены готовыми поражающими элементами.

Российские специалисты также констатировали, что взрывные устройства, сработавшие в Витебске, имеют сходство только по одному параметру со взрывным устройством, обезвреженным в Минске 3 июля 2008 года и сработавшем 4 июля 2008 года, — все были закамуфлированы под упаковки из-под каких-либо напитков.

Экспертиза установила идентичность припоя на паяльнике, изъятом из квартиры Коновалова, с кусками припоя, который был обнаружен на месте взрыва 22 сентября и извлеченных из тел пострадавших. Установлено также сходство по групповым признакам некоторых шурупов, изъятых в подвале Коновалова, с шурупами на месте взрыва 22 сентября и извлеченными из тел пострадавших.