Вячеслав Будкевич,

Показания Владислава Ковалева, обвиняемого в соучастии в теракте 11 апреля 2011 года, на следствии и суде кардинально расходятся. На заседании суда во время допроса 16 сентября гособвинителями Ковалев придерживался версии, что ему не было известно о том, что находится в сумке, с которой Дмитрий Коновалов утром 10 апреля приехал в Минск и которую он поднимал на плечо, почувствовав ее значительную тяжесть, пытаясь помочь другу.

Все новости по теме >>>

По словам Ковалева, сам он не спрашивал о содержимом сумки, а Коновалов ему об этом ничего не говорил.

Ковалев утверждает также, что на эту сумку он не обращал внимания после того, как вместе с Коноваловым они пришли в съемную однокомнатную квартиру и тот поставил ее за ширму. Ковалев не смог точно сказать, видел ли он, что вечером 11 апреля Коновалов уходил из квартиры с этой сумкой. Вообще, многие ответы на вопросы гособвинителя Ковалев ограничивал фразами: "не помню", "не уверен", "не знаю".

На допросе Ковалев рассказал свою версию событий 10—12 апреля. Судя по его словам, находясь на съемной квартире, с Коноваловым они пили много спиртного. Вечером 10 вместе с ними "отдыхали" две девушки. Одна пробыла в квартире недолго, другая — Яна Почицкая, студентка одного из минских вузов — оставалась с ними вплоть до задержания поздно вечером 12 апреля. С этой девушкой Коновалов познакомился на сайте "ВКонтакте".

Ковалев сказал, что вечером 11 апреля, перед уходом из квартиры, Коновалов почти не пил, потому что ему нужно будет отлучиться. Как Коновалов покидал квартиру, Ковалев не помнит. Была ли с ним сумка, не обратил внимания. По словам Ковалева, вернулся Коновалов в хорошем настроении: "улыбался, шутил, смеялся". "Он вообще веселый парень", — сказал Ковалев. Он описал, в чем одет был Коновалов, когда вернулся в квартиру: черная болоньевая куртка на замке, возможно, с какими-то красными вставками спереди, черная вязаная шапка с надписью темно-желтого цвета, черные или темно-синие джинсы с накладными карманами, черные спортивные ботинки или кроссовки. По словам Ковалева, после возвращения друга они пили спиртное, смотрели телевизор. Репортаж о взрыве в метро видели вместе с Почицкой, потому что Коновалов к тому времени уже спал. Его не будили, чтобы рассказать об увиденном. Отлучку Коновалова на час с произошедшими событиями не связывали.

Утром 12 апреля втроем они обсуждали взрыв, при этом Коновалов никаких эмоций не выражал, сказал Ковалев. По его словам, Почицкая расстроилась, и "Дмитрий успокаивал ее словами". Затем компания выпивала до вечера. Сумку Ковалев опять не видел. Выходил ли из квартиры Коновалов, не помнит. Разбудили их уже сотрудники правоохранительных органов. Это были люди в масках, которых Ковалев идентифицировал как бойцов спецподразделения МВД "Алмаз".

Отвечая на вопросы одного из гособвинителей, Ковалев заявил, что 10—11 апреля Коновалов не говорил ни о каком самоубийстве, ни о каких-либо препаратах для этого. Никаких устройств с кнопкой ему не показывал. Также во время допроса Ковалев признал, что перед выходом Коновалова из квартиры 11 апреля он просил его не уходить, потому что Коновалов был выпивши и в метро в таком виде не пускают. Гособвинители после этой фразы попытались выяснить, откуда Ковалев знает, что Коновалов собирался в метро и как он связал факт его ухода с поездкой в метро. На это Ковалев внятно ответить ничего не смог.

По материалам же следствия, зачитанным в суде 16 сентября, Ковалев знал, что в сумке, с которой приехал в Минск Коновалов, находится "взрывчатка, бомба". Как он заявил на допросе 13 апреля, ему это стало известно на минском вокзале, когда после попытки поднять сумку Коновалов попросил аккуратнее обращаться с нею, а затем показал ему ее содержимое. Также на следствии Ковалев рассказывал, что в съемной квартире не подпускал Почицкую к сумке, чтобы она не увидела взрывное устройство. Свои прежние слова Ковалев сейчас объясняет тем, что таким образом ограждал Почицкую от ответственности за недонесение.

На предварительном следствии Ковалев также заявил, что знает о причастности Коновалова к взрывам в Витебске в 2005 году и в Минске в 2008-м. Из допроса, проведенного в апреле, следует, что Ковалев знал о том, что отпечатков пальцев Коновалова не было в базе данных и их сняли только у Коновалова дома 7 или 8 апреля. О том, что Коновалов организовал взрыв в Минске в 2008 году, Ковалеву, с его слов, стало известно сразу после теракта. Он знал, что на не сработавшем взрывном устройстве в День Независимости могли быть отпечатки пальцев Коновалова, и после дактилоскопирования "терять ему нечего".

После перерыва в суде возобновится допрос обвиняемого.

Владислав Ковалев заявил о давлении на него со стороны следствия

Владислав Ковалев, обвиняемый в соучастии в теракте на станции метро "Октябрьская" в Минске 11 апреля, сегодня в суде заявил, что во время следствия давал показания под психологическим давлением.

По словам Ковалева, сразу после задержания он был доставлен в здание главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. Его и Коновалова допрашивали отдельно. Первый допрос был проведен без протокола: Ковалеву объяснили, почему он задержан, показали съемку с видеокамер в метро, на которой видно как Коновалов проходит через турникет с сумкой. "Я его узнал", — сказал Ковалев.

Он также рассказал, что во время допроса слышал крики Коновалова из другого кабинета. По словам Ковалева, следователи предлагали ему сознаться в том, что теракт устроил Коновалов. При этом они объясняли, какая разница в степени ответственности между такими преступлениями как теракт и недонесение, и утверждали, что в случае дачи нужных показаний Ковалев отсидит всего два года. В случае непризнания следователи заявляли, что Ковалеву в лучшем случае "светит 25 лет, в худшем — обоим лоб зеленкой намажут".

В суде Ковалев заявил, что во время дачи показаний он был напуган. "Испугался расстрела", — пояснил подсудимый.

Ковалев также заявил, что воспринял крики Коновалова, которые он слышал во время допросов, как психологическое воздействие на себя.

Насилие, по словам Ковалева, во время следствия к нему не применяли. "Если не считать одного тычка в грудную клетку от оперуполномоченного, жена которого каждый день ездит в метро", — добавил подсудимый.

По словам Ковалева, он сможет опознать лиц, которые оказывали на него давление во время допроса без протокола.

Второй допрос, с протоколом, сообщил Ковалев, начался примерно через час после первого.

"Я думаю, что Дмитрий (Коновалов — БелаПАН.) не взрывал бомбу в метро", — заявил Ковалев. Он также считает, что Коновалов не имеет отношения к взрывам в Витебске в 2005 году.

Напомним, на первом заседании суда, 15 сентября, Дмитрий Коновалов признал свою вину в совершении двух терактов в Минске — 11 апреля этого года и 4 июля 2008-го.

В минском Доме правосудия возобновилось слушание уголовного дела о теракте на станции метро "Октябрьская" 11 апреля.

Процесс открытый и проходит в актовом зале Дома правосудия из-за большого количества желающих попасть на слушания. Однако если в первый день суда, 15 сентября, зал, рассчитанный на 500 мест, был практически полон за полтора часа до начала суда, то сегодня за час до заявленного времени в помещении находились всего несколько человек.

Мобильная связь в зале суда отсутствует. Фото- и видеосъемка была запрещена по ходатайству одного из потерпевших.

Предполагается, что сегодняшнее заседание начнется с определения порядка судебного следствия: либо следствие начнется с допроса обвиняемых, либо с изучения доказательств дела.

Председательствует на процессе первый заместитель председателя Верховного суда Беларуси Александр Федорцов. В слушаниях участвуют три гособвинителя — Александр Мирончик, Дмитрий Тимофеев, а также заместитель генпрокурора Алексей Стук.

Обвиняемого Дмитрия Коновалова защищает адвокат Дмитрий Лепретор, Владислава Ковалева — Станислав Абразей.

Как ранее сообщал БелаПАН, в первый день слушаний были зачитаны обвинения. Оба подсудимых признали свою вину частично, причем Коновалов признал себя виновным в совершении двух терактов в Минске — 11 апреля 2011 года на станции метро и 4 июля 2008 года на праздновании Дня Независимости.

Двое потерпевших просили суд отложить процесс для лучшего ознакомления с материалами уголовного дела, однако суд их ходатайства не удовлетворил.

Первый день слушаний освещали более 40 представителей белорусских и зарубежных СМИ.

 
-35%
-10%
-15%
-10%
-15%
-35%
-10%