Проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где родился, вырос и остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

Культура на селе Я живу в Шерешево. Как 22-летняя завклубом Аленка учит односельчан любить мюзиклыС коллективом из худрука, техработницы, трех кочегаров и толпы творчески одаренных односельчан Аленка второй год доказывает, что культура в Шерешево not dead.
Сельская местность Я живу в Жодишках. Как бывший контрабандист стал в местечке главным по туризмуРодившись в небольшом местечке, Олег много путешествовал (порой нелегально), даже думал остаться в Европе (сначала, конечно, тоже нелегально), но все-таки приехал домой (а куда было деваться, если депортировали и закрыли границу в ЕС на пять лет?) и стал развивать местное сообщество (энергию же надо куда-то девать!).
Жизнь Я живу в Ушачах. Как последний фенолог Витебщины научил россиян читать на мове и носил шапку-«быкаўку»Бывший музейщик, а сейчас пенсионер из Ушачей Николай Кирпич — человек с необычным хобби. Он фенолог, и 50 из 70 своих лет посвятил науке о сезонных явлениях в природе. Уже полвека он наблюдает, например, когда в родных местах выпадет первый снег, зацветет первый подснежник, запоет первый жаворонок, упадет первая листва. Почти каждый день он подробно записывает в дневник все, что видит за окном. В его дневниках можно прочитать, какой была погода, допустим, 5 января и пять, и десять, и двадцать, и все пятьдесят лет назад.
Сельская местность Я живу в Новых Комсиничах. Как «дядя Саша» один дает работу и держит на карте пять деревень«Даже если мои расходы экономически не оправданы, этим я принесу благо людям, я пойду на эти расходы и глаза закрою. Потому что я тут живу, мне и отвечать».
Сельская местность Я живу в Чухнах. Как городские и поющий пес сделали из умирающей деревни экостолицу и строят там замокДеревня Чухны находится в нескольких километрах от Крево. Коренных жителей здесь осталось совсем немного — человек пять. И ждала бы вёску нерадостная судьба, если бы не городские, которые вдруг решили в этих краях развивать туризм, экохозяйства и даже родовые поместья — и начали выкупать здесь и в соседней деревне Каменица дома.
Сельская местность Я живу в Белой. Как семья вернулась из города в пущанскую деревню, где не принято продавать домаК их дому подходят благородные олени, им (а кому же еще?) поют синицы, их не боятся рыси, а волки, наоборот, обходят стороной. Дикая пущанская малина отдает им свои листья на чай, а вековые ели делятся молодыми шишками для варенья.
Сельская местность Я живу в Ленине. Как городской в агрогородке завел 24 коровы и разобрался с местным образованиемВосемь лет назад Сергей Павлович бросил город и купил домик в далекой деревне Ленин Житковичского района — чтобы экспериментировать. Вот можно ли, к примеру, научить сельских детей танцевать — да так, чтобы призовые места на конкурсах занимали? Или реально ли в белорусской деревне завести целую ферму коров — только не худых и голодных, а чтобы как в швейцарских Альпах: сытых, холеных и любимых?
Сельская местность Я живу в Язно. Сельский врач печет хлеб по старинному рецепту и бывает в опере чаще, чем минчанеВладимир Пашкович — главврач участковой больницы в агрогородке Язно Миорского района. За 22 года жизни в этой деревне стал уже, считай, семейным доктором в каждом доме. А по четвергам и пятницам доктор Пашкович превращается в хлебопека. Караваи он печет по старинному рецепту, как когда-то наши бабушки.
Сельская местность Я живу в Радуни. Как в небольшом поселке дети делают свое телевидение и собирают «волшебные» камниРадунь — небольшой, но очень перспективный поселок в Гродненской области, который не так давно стал точкой притяжения иностранных туристов — уже несколько лет подряд сюда приезжают евреи со всего мира, чтобы поклониться могиле раввина и философа Хафеца Хаима. А чем живет Радунь все остальное время?
Сельская местность Я живу в Городецкой. Как ветеринар колхоза стал разводить коней, которых разве что комбайн остановитЛошадей в стаде Юрия Земцова — больше, чем людей в деревне. И, похоже, со временем эта разница станет еще больше.
Сельская местность Я живу в Маковье. Как Валера выкупил заброшенный детсад — и решил там жить и спасать деревню«Чтобы здание до ума довести — сделать из него комфортный дом и обустроить подсобные помещения — нужно еще тысяч 30. С каждой своей зарплаты могу выделить 20% — это рублей по 200. Жена пока в декретном».
Сельская местность Я живу в Кабаках. Как депутат-лесник «не дает им спокойно сидеть» — и борется то за дороги, то за банюИстория единственного оппозиционера в агрогородке.
сельская местность Я живу в Городке. Как сельский врач-качок пашет на две ставки и звездит на YouTubeАндрей Егоров из Городка — врач, бодибилдер и блогер — рассказал TUT.BY о жизни и работе в глубинке и доходе от канала на YouTube.
Сельская местность Я живу в Жмурном. Как на краю Беларуси полсотни пенсионеров сами поднимают деревнюРаз в год сюда приезжает бульдозер, чтобы сравнять с землей очередной бесхозный дом, а два раза в неделю автолавка привозит местным все необходимое. Но жмурнянцы не считают свою деревню неперспективной и уж тем более — вымирающей.
Сельская местность Я живу в Васарабах. Как городские переехали в деревню с одной улицей и стали удивлять местныхДесять лет назад Татьяна и Андрей Жовнеровичи переехали из Гродно в деревню с необычным названием Васарабы, расположенную недалеко от областного центра. Говорят, долгое время катались на великах по округе, выбирая место для жительства, и в какой-то момент решили — хотим здесь жить. И переехали.
Люди Я живу в Холомерье. Сельский врач построил деревенскую больничку — и она зарабатывает сотни тысяч долларовВ кабинетах тут — самое современное медоборудование, в палатах — хороший ремонт и спутниковое ТВ, а в коридорах — картины вместо скучных санбюллетеней. А главврача Михаила Самарина и его сына, терапевта Константина Самарина пациенты называют «гениями», «волшебниками» и т.д. Здесь исцелились от грыж, болей в спине и суставах сотни людей, в том числе известные политики, артисты, спортсмены, чиновники.
Сельская местность Я живу в Большом Нежкове. Зачем 73-летняя «паненка» открыла дома музейЧто бы вы сделали с родительской хатой в деревне? Ездили бы жарить шашлык и сажать картошку? «Банально и скучно», — сказала бы вам 73-летняя Римма Савицкая.
Природа Я живу в Привалке. Как увлеченная Тереза продвигает белорусские родники с уникальной водойГродненка Тереза Белоусова уже несколько десятков лет занимается изучением родников с минеральной водой, которые находятся недалеко от Гродно, на самой границе с Литвой. В процессе изучения она открыла поле с сапропелем, аналогов которому нет в Беларуси. Она мечтает организовать здесь бесплатный санаторий для всех под открытым небом.
Деревня Я живу в Сошице. Приезжий парень строит в полесской деревне органик-ферму — и эта история не про деньгиТри года в деревне Сошица Березовского района наш герой Дима занимается органическим сельским хозяйством и рассчитывает в будущем зарабатывать до 20 тысяч долларов в год с гектара. Но эта история не про деньги.
Регионы Я живу в Гоже. Как ксендз хранит историю местечка, где есть дуб Иоанн Павел и хорошие людиКвартиры здесь стоят практически столько же, сколько и в Гродно. Поселок растет и расширяется. Многие местные жители на работу ездят в областной центр. Говорят, что хоть и живут в сельской местности, чувствуют себя скорее городскими.