Отдых


Провинция есть провинция. Идиллические овечки и лошадки, старинные соборы, покосившиеся каменные, а то и деревянные домики, в которых поместиться может разве что хрупкая старушка да ее собачка в спичечном коробке (это Англия, так что без собачки никак). И тут гений. В нашем случае - литературный. Даже три гения, ведь сегодня мы заглянем на родину Уильяма Шекспира, в Стратфорд-на-Эйвоне, а также в Кентербери, где родился всемирно известный драматург Кристофер Марло и где происходило действие не менее знаменитых “Кентерберийских рассказов” уроженца Лондона Джеффри Чосера.





"Шекспировский вопрос" - существовал ли такой человек и был ли он автором известнейших пьес и сонетов - невольно возникает у каждого, кто заглянет в Стратфорд-на-Эйвоне. Уж больно драматургический талант превосходит масштабы маленького провинциального городка.


В Стратфорде в реальности существования местного жителя Шекспира, как и в его авторстве, никто не сомневается. Многочисленные скептики, утверждающие, что актер из английского захолустья с сомнительным образованием и безграмотным завещанием никак не мог быть автором "Гамлета" и "Короля Лира", ничуть не мешают и фантастическому притоку в город туристов со всего мира.

Толпа стремится к дому, где родился Шекспир (для удобства отбросим сомнения и не будем останавливаться на биографии еще примерно 50 современников, кого разные исследователи считают настоящими авторами шекспировского наследия).


В этом доме елизаветинской эпохи Уильям Шекспир родился, сюда 18-летний актер привел жену, Анну Хетеуэй.






Мастерская отца, известного в городе вполне состоятельного перчаточника, кухня, родительская спальня с колыбелью маленького Уильяма. Говорят, что среди автографов, оставленных побывавшими здесь не очень культурными людьми, есть и автограф Вальтера Скотта - правда, памятной таблички под ним нет, чтобы не подавать дурной пример.

Дом оставался во владении потомков Шекспира до девятнадцатого века, когда он стал музеем. Мультимедийная часть экскурсии начинается в отдельном здании, ведь впихнуть современные технологии в дом 16-го века - задача, непосильная даже для современных гениев.

Отношение к Шекспиру - уважительное, постмодернистские шуточки - в скромных пределах. Звучит история жизни великого драматурга, на экране - шекспировские герои в исполнении актеров разных времен и рас.



Город, кажется, продолжает жить в шестнадцатом веке. Узкие улочки, не вмещающие толпы туристов, покосившиеся дома, вполне бодрая корова в качестве промоутера местного молока в пластиковых бутылках, и блудный кролик, вызвавший визг и ажиотаж всех мелких туристов, и в итоге сбежавший под ближайшее крыльцо, прикрываясь ушами.





Праздная туристическая толпа утомляет, но на берегу Эйвона еще много мест, где можно под заикающийся блюз вспомнить очень похожий по духу и настроению Кентербери. Разве что там звучала гитара, и местный акын с видом уволенного банкира и голосом Шевчука пел что-то кризисно-меланхоличное.

История Кентерберийского кафедрального собора, главного храма англиканской церкви, это история непростой и кровавой борьбы церкви и власти. Архиепископ Томас Бекет, убитый в 12-м веке прямо в соборе (на этом месте и сейчас памятный знак), был провозглашен мучеником, а собор на многие века стал местом паломничества. Так что не удивительно, что именно в этом городе собрались герои "Кентерберийских рассказов".

Из-за воскресной службы туристы долго не могли пройти к главному алтарю и в часовню Тринити, и собор постепенно становился похожим на вокзал, с жующими и кормящими путешественниками и детьми, придумывающими себе нехитрые развлечения.


Имя Джеффри Чосера почетно носят букинистические книжные лавки.


Прекрасная погода удивительно не мешала средневековой мрачности, навеваемой кривыми, кажется, чудом держащимися постройками, а также воспоминаниями о мучительных попытках читать "Кентерберийские рассказы" в оригинале на школьных уроках английской литературы…




Средневековые городские стены и неизменный атрибут церковных дворов – влюбленные парочки.