Отдых


Вера Артеага,

Первая ассоциация, которая возникает у многих из нас при упоминании о болотах, – непролазная и мрачная топь. Впрочем, откуда городскому жителю знать, что болото в первую очередь — уникальный "островок" биоразнообразия. Что здесь, в частности, в Беларуси, обитают более 16 видов птиц, занесенных в Красную книгу, а также около полусотни видов ценнейших лекарственных растений. А еще болота, как и леса, — легкие планеты…

Несмотря на вред, нанесенный в советские годы мелиорацией, Беларуси удалось сохранить нетронутыми ряд ценных водно-болотных территорий. Международный статус имеют на сегодня 9 отечественных угодий. Девятым к списку не так давно присоединился Березинский биосферный заповедник. О том, что это дает и каковы планы развития экотуризма на заповедной территории, "Р" рассказал заместитель директора по научно-исследовательской работе Березинского биосферного заповедника, кандидат сельскохозяйственных наук Валерий Ивкович:

— Это не первый международный статус, которого удостоился Березинский биосферный заповедник. В 1995 году он был награжден Европейским дипломом, который неоднократно подтверждал. С 1998 года вошел в список важных для птиц международных территорий. Тем не менее нынешний статус – не еще одна награда в копилку заповедника. В первую очередь – это большая ответственность в деле сохранения болот. И только во вторую – повышение имиджа Березинского, его территорий на национальном и мировом уровне, возможность принимать участие в природоохранных проектах, получать гранты.

— Будет ли это толчком для развития отечественного экотуризма?

— Международный статус – это еще и своеобразная реклама нашей уникальной природы. У нас появилась возможность воспользоваться международным интернет-порталом, где представлены значимые водно-болотные территории всего земного шара. Это тоже может сыграть положительную роль в привлечении к нам иностранных студентов, молодежи и в целом всех, кто увлечен жизнью болот и их обитателей. Направление по изучению таких территорий, в особенности сохранившихся в нетронутом виде, как у нас в Березинском заповеднике, очень популярно в мире. И действительно, мы рассчитываем, что наш статус поможет продвижению бренда отечественного экотуризма.

Впрочем, Березинский биосферный заповедник уже известен на международной арене. Например, немецкие студенты давно стали нашими желанными гостями, они изучают у нас разные типы болот – верховые, переходные, низинные. Более 60 % территории заповедника занято болотами! Мало кто может предоставить возможность ознакомиться с таким разнообразием в недельный срок.

— Если с иностранцами все понятно, то как дело обстоит с белорусским экотуристом?

— Я бы сказал, положительно. Сегодня все больше соотечественников, которые хотят не просто провести приятные выходные, но и увидеть, узнать, запечатлеть что-то интересное. Все больше фотографов едут к нам за интересным кадром.

— И неудобства не пугают?

— Как ни странно, нет. Сегодня больше тех, кто ради того же хорошего, а иногда и уникального кадра готов на многое. Терпеть большой набор лишений и неудобств, которые приходится преодолевать. И дело не в том, что мы не можем предоставить им комфортные условия — животные не гуляют где и когда скажешь. Чтобы увидеть, например, тетерева или глухаря, нужно придти туда, где назавтра он может появиться, еще ночью и ждать в засаде часами. Если речь идет о водной птице, то ждать нужно в воде. Так что тут без выдержки никуда. Но увлеченные люди утверждают: все это оправданно. Например, наши французские коллеги, которые хотели посмотреть бобров, встав рано утром и просидев несколько часов в ожидании животных, сильно замерзли. А дело было летом!

К слову, с коллегами из биосферного заповедника Северные Вогезы, что во Франции, нас связывает многолетнее сотрудничество. Именно они когда-то помогали нам делать первые шаги к экотуризму. А в этом году они планируют приехать, чтобы поделиться опытом воспитательной работы с молодежью.

— Чем все же так уникальны белорусские болота?

— Масштабы изменения болот в Западной Европе очень велики, там нетронутыми сохранились совсем небольшие их участки. Либо это болота, расположенные в труднодоступных местах – далеко в горах и т.д. Наши же уникальны еще и своей географией: до них просто добраться. Естественно, что болота есть и у наших соседей – например, в странах Балтии, Польше, но опять же мы в выигрышной ситуации в плане видового разнообразия этих угодий. Так, Полесье богато своими низинными болотами, в Поозерье, где расположен Березинский биосферный заповедник, и вовсе, как в копилке, собраны все типы болот…

— Чем в ближайшее время планируете порадовать экотуриста?

— В рамках Государственной программы развития особо охраняемых природных территорий на 2008—2014 гг. мы оборудовали маршрут по Березинской водной системе: озерам, реке Бузянке, которые находятся на водоразделе бассейнов Балтийского и Черного морей. Поставили деревянные причалы, чтобы можно было выйти и осмотреть богатства природы с суши, поскольку берега водоемов сильно заболочены. Готовы беседки для отдыха, аншлаги со схемой маршрута, закуплены плавсредства.

— Валерий Семенович, на ваш взгляд, можно ли сегодня говорить о том, что экотуризм в Беларуси перспективен?

— Конечно! Особенно, когда речь идет о заказниках и национальных парках, все же нагрузка на заповедники строго ограничена. Экотуризм перспективен тем, что, кроме отдыха, удовольствия от знакомства с природой, он еще носит и познавательный характер. В Беларуси, возможно, сохранилось не так много исторических памятников. Значит, на первый план выходит природное богатство. Единственное, что тем, кто может предложить это туристу, нужно задуматься над развитием сопутствующей достойной инфраструктуры.