Синдбад ехал по пыльным дорогам Намибии, направляясь на север, к высокогорью, к горе Брандберг - самой высокой точке Намибии. Он не знал, какой она высоты и на сколько метров поднимается над уровнем моря - на этот раз цифры его не интересовали. Он только что простился с океаном, с Атлантикой. Было немного грустно. 

Вдоль дороги бродил "изысканный жираф", очень похожий на того, которого  видел Николай Гумилев.

Дорога постепенно поднималась в горы, а Синдбад все еще вспоминал Атлантику. Он слушал чудесную песню Аструд Жильберто THE GIRL FROM IPONEMA про девушку, идущую вдоль берега океана.  Та песня перепевалась сотни раз самыми разными исполнителями, но ни в одном случае не потеряла своей искренности и простоты. Он не мог объяснить, почему, находясь в пустыне, он слышал именно эту песню.

Высоко в горах Синдбад остановился на ночлег в лодже. Для жилья  здесь служат палатки из плотного брезента, натянутые на каркас, и тростниковые домики. Но, несмотря на видимую скромность, они достаточно удобны. Синдбад гулял по окрестным скалам, поражаясь красоте местных пейзажей.

 

Ящерицы агамы вылезали из каменных расщелин и с любопытством разглядывали Синдбада. 





 

К закату солнца очень внимательные и обходительные служащие лоджа пригласили всех постояльцев на самую высокую скалу.

Синдбад подумал, неужели для того, чтобы иметь такие счастливые лица, надо жить в пустыне?

А потом был закат....

... и, конечно же, был рассвет....

.... и снова Синдбад отправился в дорогу.

На каком-то участке пути  под навесом, напоминающим автобусную остановку, стояли люди  племен гереро и химба.  Это придорожный бизнес: за небольшую плату они споют для остановившихся путешественников незатейливые песенки, немного потанцуют и будут не прочь сфотографироваться.

 

Дорога привела к небольшому домику, сложенному из камней, с железными перекрытиями и декором из бочечных крышек.

 

В этом беспорядочном нагромождении гигантских красных камней  обнаружены наскальные рисунки, неизвестно когда, кем, и для чего созданные. Место это, с труднопроизносимым названием  Твайфелфонтейн, имеет статус памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО. Некоторые глыбы камней напоминают фигуры животных, многие кажутся обожженными не то огнем, не то солнцем, не то самим временем.

До сих пор нет единого мнения ни о времени их создания (предположительно от 2 до 6 тысяч лет назад), ни о преследуемых целях. Хотя есть предположение, что таким образом древние бушмены составляли первые карты.

 

 

 

Путешествие по "картинной галерее" древних бушменов, несмотря на жару, было неутомительным. Может быть, потому, что Синдбада сопровождала экскурсовод Пегги?
Спасибо ей.

Далее путь пролегал по дну очередной обмелевшей реки, скалистые берега которой напоминали органные трубы.

Потом снова дорога...

... и еще одна ночь. Теперь уже в лодже, построенном на вершине столовой горы.

Возле входа в здание ресепшн какой-то слон забыл свой череп...

...а антилопы куду и орикс - рога.

Со смотровой площадки, если посмотреть ВНИЗ, можно увидеть парящих в ущелье орлов.

Бунгало построены на краю обрыва.

Стены из камня.

Крыша из тростника.

Веранда из сжатой соломы и жердей.

Синдбад сидел на крыльце  бунгало, смотрел на пропасть под ногами и думал: "Боже, куда же меня занесло, если даже орлы уже подо мною?"

И, кажется, где-то рядом Джордж Бенсон тихо запел My heart is dancing.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-50%
-30%
-20%
-50%
-20%
-14%
-99%