Андрей Смирнов, фото автора, / Андрей СМИРНОВ, фото автора

Краткое содержание первой части

Журналист Андрей Смирнов отправляется в Венесуэлу во второй раз. Цель поездки - написание книги о стране и ее феномене - Боливарианской революции. Во время первой поездки Смирнов объехал пять штатов страны, но записей не делал - фотографировал. Все впечатления остались на выносном винчестере, который украли. Наученный горьким опытом, журналист решает хранить впечатления в интернете, на портале TUT.BY. Теперь их не похитит даже бин Ладен. Впечатления от каждого прожитого дня записываются в дневник. Текст дневника сопровождается тематическими рассказами, авторскими фото, цитатами из местных СМИ, воспоминаниями от первой поездки и письмами на родину.


Андрей СМИРНОВ, специальный корреспондент TUT.BY в Венесуэле

Часть # 2
В каких домах живут жители Венесуэлы? Сколько часов в сутки спит Чавес? Почему такси может не приехать на вызов? Какие цены в Венесуэле на бензин и на автомобили? Кто такой Тупак Амару и что следует знать о Симоне Боливаре?


На эти и другие вопросы читатель найдет ответы во 2-й части "Венесуэльского дневника"

Тематическое предисловие ко второй части

Покажи мне свой дом, и я скажу, кто ты. Дома венесуэльцев можно условно разбить на десять главных видов. 


Каракас - копия Нью-Йорка в миниатюре

1. Наиболее состоятельные граждане живут в виллах под названием quinta. Стоимость серьезной "кинты" переваливает за миллион долларов, и их в Каракасе, поверьте, не единицы. "Кинты" отгородились от окружающего мира высоким забором и такими же ценами. Один кремовый торт в элитном квартале Palo Grande стоит столько, сколько мазурик за неделю не заработает.

Поэтому бедняки сюда не суются, но это не делает жизнь богачей спокойной. Их тупо похищают. А затем возвращают по договорным ценам. Так, к примеру, жизнь двух саудовских дипломатов в 2009 году обошлась родственникам в стоимость виллы, в которой они проживали.  

С крыши высотного дома элитный квартал кажется не более чем зеленым оазисом среди торчащего ввысь бетона. Виллы разные по отделке и площади, но всех их объединяет наличие огромных тарелок спутникового ТВ.


Элитный квартал La Floresta

Тарелки давно устарели, но их никто не снимает - венесуэльские олигархи и касики сегодня переживают не лучшие времена.

Жители элитных кварталов - это не только процветающие предприниматели, политики или иностранцы. Среди шикарных коттеджей полно заброшенных дворцов, в которых нет стекол, но есть бухты колючей проволоки и одинокий сторож. Один из них впустил меня внутрь. Я зашел в сад и ахнул - весь зеленый газон был усеян шампиньонами. Ужин, как вы догадались, был грибным.

Вторая вилла, в которой я побывал, находится в двух шагах от белорусского посольства, в квартале Los Chorros. Хозяйка продавала дом, потому, что умер муж, и ей стало в тягость жить в одиночестве. Женщина - преподаватель французского языка, двухэтажная вилла напоминала одновременно франкоязычную библиотеку и галерею парижских импрессионистов второго эшелона.   

Есть и другие виллы, где жизнь не остановилась. В открытом гараже два-три джипа и кабриолет, резиновая моторная лодка и парочка волкодавов. Такие виллы имеют своего охранника с огнестрельным оружием и кучу камер видеонаблюдения. Из архаичных методов защиты - осколки разбитых бутылок, замурованные в каменный забор. 


Стеклозащита от воров и грабителей

В одной из таких вилл, в квартале La Casona, живет первая жена команданте Чавеса и пять их взрослых детей. Сам президент обитает главным образом в самолетах, вертолетах и автомобилях. Говорят, в кровати он спит не более четырех часов в сутки.

Количество передвижений Чавеса по Каракасу, Венесуэле и по планете поражает. К примеру, его авторская телепрограмма "Алло, президент" (№61, от 4 февраля 2001 года) транслировалась в прямой эфир сразу из трех штатов. За время трансляции неутомимый Уго преодолел более 300 км. На ночь он может остановиться во дворце Мирафлорес или в военном городке Форт Тиуна, где живет его вторая жена по имени Мария Изабель.  


2. Далее по рейтингу идут комфортабельные многоэтажки под названием residencia. В "резиденции" La Floresta ваш покорный слуга жил восемь месяцев - вот его впечатления.

На входе улыбчивый охранник с револьвером под сорочкой. Почему не в кобуре? Кобура - лишний информационный повод для грабителей. На вид и в общении охранники добродушные люди, с трудом представляешь, что такие добряки могут воспользоваться своим оружием. Но пресса утверждает обратное.

Цитата из Cronica Policial: "Двое грабителей заскочили в автобус за квартал до президентского дворца Мирафлорес. Пока мужчина угрожал пассажирам револьвером 38 калибра, его спутница собирала деньги и полезные вещи. Грабители не знали, что на заднем сидении находится охранник одного из частных агентств. Охранник сделал упредительный выстрел в потолок, но грабитель не испугался и не убежал. Наоборот, он начал стрельбу и ранил охранника в ногу. После чего был застрелен четырьмя выстрелами в голову".

Расслабляться за спиной секьюрити не стоит. Внутри нашего кондоминиума жил молодой человек, который раз в месяц вскрывал квартиры своих же соседей. Все догадывались, кто он, шептались и ходили к его родителям… но не пойман - не вор! Более того, родители подозреваемого грозились подать на сплетников в суд.

А вот школьному дружку нашего "домушника" не повезло. Его застрелили на пороге собственного дома, в двухстах метрах от нашей резиденции. Как сказал Франклин Понтон: "Видимо, его очень любили". На асфальте полиция обрисовала мелом шестнадцать гильз, восемь пуль оказались прицельными - киллеров было два.

На следующий день, у газетного киоска, я получил более-менее точную информацию от соседей покойника: "Молодой человек, 28 лет, жил с родителями и всегда со всеми здоровался". По одной версии в убийстве замешана falda (женская юбка). По другой версии - месть. Мол, утром, на пляже в Игероте, он лишил жизни двух человек. Возврат долга произошел без отсрочки платежа - вечером того же дня.   

Но мы отвлеклись. Вариантов попасть в квартиру два - с помощью лифта и по пожарной лестнице. Лестница используется в основном во время землетрясений, а также строителями, носильщиками мебели и любовниками. Нормальные жители ее редко используют - в доме 14 этажей.

Живет в таких резиденциях средний класс во всей его гамме - коммерсанты, рантье и новая боливарианская буржуазия. К примеру, в нашей башне - Torre B - проживал главбух PDVSA - государственного нефтегазового консорциума. А непосредственно над нами, со своей мамой, обитал Франклин Понтон - владелец сети ювелирных магазинов и охранного агентства.  Я назвал его имя, т.к. мы подружились - часто беседовали о судьбах страны, о религии и спорте. Он не сильно боится афишировать свое богатство, т.к. занимается благотворительностью: издает религиозные книжки и делится едой со своего стола с охранниками и телохранителями. У Франклина два авто, два телохранителя и две женщины. По национальности колумбиец, в Венесуэле начинал 18 лет назад с нуля - теперь долларовый миллионер.

Но были среди соседей и фигуры скромнее - владельцы небольших торговых точек, дипломаты из Новой Зеландии и Суринама и мы - белорусы, сотрудники ЗАО "Белзарубежстрой".

Практически все жители "резиденции" La Floresta автовладельцы, поэтому въезжали сюда на своих авто. Паркинг - под домом, в нашем случае он был двухэтажным. Дом строили в 70-е годы прошлого века, когда огромные внедорожники еще не вошли в моду. Поэтому не все парковочные места пригодны. Трубы коммуникаций не страшны малолитражкам, но могут войти в конфликт с зеркалами, антенной и верхним багажником семиместного джипа.

Из паркинга домовладелец входит в лифт и вставляет первый ключ. Он нужен, чтобы подняться до квартиры. Затем нужен второй ключ - чтобы зайти в дом. Квартира состоит из просторных кухни и зала, пяти спален и четырех санузлов, два из которых оборудованы душевыми кабинами, а один - ванной или джакузи. На территории кондоминиума есть плавательный бассейн, дворик с пальмами и барная стойка для любителей семейной фиесты или корпоратива. 


Вид из окна резиденции La Floresta

Стоимость аренды апартаментов в "резиденции" - от полутора тысяч долларов в месяц.

Главный минус резиденции - высота здания. Во время землетрясения высотки не рушатся, но качаются в ритм R'n'B. Еще один минус - мусоропровод. Задуман он хорошо, но не всегда используется по прямому назначению. Когда строители начинают бросать в него кафель или труп любовника, мусоропровод напоминает трассу бобслея. Грохот стоит идеальный. Еще мусоропровод, кроме жильцов и строителей, используют муравьи. Их трассы удивительно точно направлены к сахару, муке и недопитому кофе.  


3. В отдельный вид жилища можно выделить гостиницы. Я знаю несколько инопланетян, которые живут в отеле не первый год. Как правило, это иностранцы или командированные специалисты. Отели в Венесуэле имеют ту же систему звезд, как в Европе, но сигареты в пятизвездочном баре не продаются.

Дорогие отели типа 4 Seasons (он же Grand Palace Caracas) стоят до 1000 баксов в сутки.


Отель Caracas Palace-4 Seasons

В одном из таких - Gran Melia - останавливается наш президент и его свита. К сведению охраны А.Г. - меры безопасности здесь на уровне, но шальные пули не исключены. К примеру, этой зимой (за пару месяцев до белорусского десанта) в торговом центре El Recreo (он примыкает к отелю Gran Melia) киллер успешно выполнил свою миссию. О трагедии мне рассказал один сотрудник МАЗа. Белорус долго не мог поверить своим глазам, а когда поверил, то его трясло всю ночь: "Убийство произошло в день моего рождения - худшего подарка я еще не получал!" Но более всего мазовца поразила даже не стрельба, а цинизм посетителей торгового центра: "Нашлись отморозки, которые бросились делать свои фото на фоне трупа".

Особняком стоит среди элитных отелей гостиница Avila (3*). Если не знать ее историю, можно разочароваться (кровати упираются в платяные шкафы, пукнуть негде). А история состоит в том, что отель построил один из отпрысков папы Рокфеллера. Лифт, почтовый ящик, переключатели электрического света - 30-х годов прошлого века. Еще в этом отеле удивительный парк. Деревья, кустарники, лианы, экзотические птахи, словом, свой ботанический сад!

Еще есть отели для романтических встреч. Номер на ночь - от 30 баксов. Если у жены климакс, а у любовницы критические дни, здесь вам предоставят подружку без проблем. Прейскурант не найдете. Точнее, вам дадут стартовую цену, а дальше - на откуп гейши. Словом, стань клиентом - цену узнаешь! Въезд в такие гнезда порочной любви производится на автомобиле, портье - за пуленепробиваемым затемненным стеклом. Самого портье не видно, но просматриваются электровибраторы, кнуты и шарики для затыкания рта довольным и недовольным.

4. Агроэкоусадьба. В Венесуэле это экологически чистое жилье называют posada. Как правило, "посады" находятся в сельской местности. Лучшие из них находятся в горном штате Мерида и по комфорту не уступают городским гостиницам. Особенной популярностью такие усадьбы пользуются у богемных иностранцев - художников, писателей и т.д.

Но есть "посады" и проще, с запахом скотного двора, земляным полом в спальне и романтикой альпийских лугов. Все условия почувствовать себя заправским ковбоем! Настоящий венесуэльский ковбой - llanero - спит во дворе своего дома, в гамаке под названием chinchorro. 


Chinchorro-кровать венесуэльского ковбоя

5. Социальное жилье. Это достижение Боливарианской революции. Квартиры строятся на государственные деньги и раздаются бесплатно. Распределение жилья ведется по каким-то неисповедимым креольско -боливарианско-бюрократическим канонам. В итоге, комплексы на 2-5 тыс. человек стоят пустые, точнее, в окружении кордонов полиции. За внешним кольцом кордонов - палаточные городки соискателей. Каждый из них на руках имеет ордер от Ху Цзиньтао, Ахмадинежада или Лукашенко, но полиция непреклонна, будет приказ Чавеса - пустим! Чавес придерживает раздачу слонов до очередного "Алло, президент", пиар-акции транслируются на всю страну.

Дома скромные, но добротные, с подведенным природным газом, водопроводом и электричеством. Выделенные  правительством средства, осваивают, как правило, иранцы, китайцы и белорусы.  


Социальное жилье, построенное иранцами

6. Старый жилой фонд можно отнести к шестой группе жилья. Центр Каракаса - миниатюрная копия Нью- Йорка. Небо в таких кварталах не живет, а кадрировать фото приходится вертикально.

Планировка квартир специфическая, чем больше жильцов - тем больше перегородок и ширм. Трубы и электропроводка не менялись со времен Карибского кризиса. То же самое можно сказать о фасаде, лифте и цоколе лампочек. А вот сами лампочки новые - энергосберегающие, поэтому горят они сутки напролет. В одном из таких домов я жил целый месяц - об этом ниже.


Старый жилфонд

 7. Барриос - трущобы Каракаса

Баррио Petare

Принято считать, что фавеллы и ранчо - нижний порог комфорта. Так считают те, кто не жил в коробках из-под телевизора. Я побывал в нескольких барриос, в одном из них ночевал, поэтому, абсолютно авторитетно заявляю - фавеллы абсолютно пригодны для жилья: преступность здесь контролируется самой преступностью, тарифы на свет минимальные, есть спутниковое ТВ, мини-бассейны и крутые авто.

8. В сельской местности зелени еще больше, чем в зажиточных кварталах столицы. Но здесь не всюду проведен свет.


Хижина сельского жителя


9. По уровню комфорта далее идут квартиры, захваченные в небоскребах. В центре Каракаса, на проспекте Урданета, есть два высотных дома, строительство которых заморожено. Вот их-то и облюбовали сквоттеры. Я тоже любовался этими недостроенными шедеврами архитектуры, пока случайно не заметил, что там кто-то живет. Причем, похоже, не первый год. В некоторых окнах стоят металлические решетки (зачем они на 25-м этаже?!). Но большинство дверей, все-таки картонные или тряпичные. Умиляют постеры Чавеса в окнах, удивляют - спутниковые тарелки. Думается, главное неудобство таких жилищ - отсутствие действующего лифта. Преодолеть 30 - 40 этажей пешком, это подвиг! Вы только представьте, вернулся муж с работы домой, поужинал, детишек спать уложил, только жену начал… а тут снова на работу пора собираться.


Недостроенная высотка, которую захватили сквоттеры

10. На последнем, десятом, месте нашего рейтинга - лежбища бомжей. Бомжи не дельфины, чтобы жить в воде, поэтому они ночуют под мостами. Железнодорожного цвета простыни, клочья матрацев, ночной столик - коробка из-под вина. Впрочем, так в любой стране. Река по соседству нужна им для гигиенических процедур. Гуру Атрощик рассказывал, как однажды юная стройненькая мулатка бомжиха мылась голенькой на берегу каракасской речки Гуайре. Автомобильная пробка образовалась на километр!

Я не упомянул в топ-10 хижины венесуэльских индейцев. Не знаю, не видел. Побываю в сельве - расскажу.

19 августа, четверг

Здание Ambos Mundos - Центр Каракаса - центр Москвы 80-х - График подачи воды - Сила чаевых - Господин Клаус Ш - Как Смирнов чуть не стал причиной международного конфликта - В центре все дешевле


Проснулся в 6 утра по Каракасу. Первые звуки новой среды обитания - куранты, клаксоны и неразборчивые призывы по мегафону. Но нам прислушиваться недосуг - за продолжение уборки, товарищ!

Здание, в котором я живу, называется Ambos Mundos ("Оба мира"), его персональное имя воплощено в больших бетонных литерах над входом.


Здание Ambos Mundos

Если здание отмыть и покрасить, оно будет старинным. Но пока выглядит старым.

Находятся "Оба мира" в историческом центре Каракаса, прямо в упор к "желтому дому" МИДа. Тишина творческая. На старой квартире у меня были спальня, санузел, кабинет... и еще неимоверная какофония от мопедов, грузовиков и попугаев. Напротив спальни грифы сушили на ветру свои мокрые от дождя крылья… Здесь все иначе: нет простора, нет птиц и деревьев, зато не так шумно.

Адрес у дома есть, но его никто не знает. В Каракасе адреса указываются только в жировках на свет, воду и телефон. Сами жители ориентируются по "углам" и "башням". Если углы требуют детализации,  то о нахождении башен знают все. Кстати, офисы белорусской компании ЗАО "Белзарубежстрой" также находятся в башнях - Xerox и Millenium. Если внятно произнести "Ксерокс", таксист вас поправит. По орфоэпическим нормам таксистов, правильнее говорить "серо", читай, "ноль".   

А вызывать такси с телефона следует так: "муниципалитет А, приход Б, проспект такой-то, между парикмахерской "Батон" и булочной "Макияж", напротив детского садика "Цыплята", у входа лежит сваленное ураганом дерево, в плафоне лампочки нет". Поэтому бывалые вызывают такси за сутки до поездки. Водитель перезвонит раз пять, но не факт, что доедет.

Итак, вернемся к адресу моего нового дома. Я живу между углом "Отель El Conde" и углом под названием "Горячий". "Горячий" - из-за словесных схваток представителей политических партий. Это своего рода местный Гайд-парк, где любой гражданин может схватить микрофон и орать, пока не сядут голосовые связки. Или пока не получит в глаз.    

Наш дом построен в 40-е годы прошлого века. Он выдержал два землетрясения, одно из которых (1967-го года) сложило полгорода. Живу я на 5-м этаже, который по нашим меркам - 6-й. Во многих странах мира первый этаж в зачет не идет - ground floor, planta baja и т.д., думаю, для "тутбаевцев" здесь я Америку не открыл.

По иронии судьбы в "Обоих мирах" переплелись две эпохи - капитализма и переходного этапа к социализму. От капитализма сохранились просторная парадная лестница, массивные перила и мраморная мозаика нижнего этажа. Натуральная паутина, потеки на потолках и стенах - от строящегося социализма.

Еще примечательны щеколды окон - они до сих пор работают. Изготовлены из тяжелого металла - приятно взять в руки, как, впрочем, все, что производилось в XX веке при венесуэльских диктаторах Хуане Висенте Гомесе и Маркосе Пересе Хименесе. Неолиберал Чавес не любит предшественников диктаторов, поэтому свои восторги завершаю.

А вот о стеклах ничего не скажешь, их практически нет. А те, что есть, из-за пыли и паутины напоминают papel ahumado. Так у венесуэльских автолюбителей называется тонированное стекло. Лифт тоже старинный, наверно, поэтому не работает. На дверях офисов - литые таблички с именами бывших жильцов. Или следы от них. Власть давно поменялось, хозяин дома - итальянец, живет за рубежом.

Все это напомнило мне Колхозную площадь до того, как Лужков взялся за центр Москвы. Молодежи трудно представить татарские двухэтажки внутри Садового кольца 80-х годов. Интеллигентные люди стеснялись зайти туда помочиться!

После трехзвездочной "Ла Флоресты" (муниципалитет Чакао) мой новый дом с трудом вытягивает на две турецких звезды.

На входе в Ambos Mundos двери нет - есть массивные металлические жалюзи, задранные к потолку с 7 утра до 7 вечера. Позже я назову эти жалюзи "железным занавесом", а пока знакомлюсь с уставом чужого монастыря. С 7 утра до 7 вечера вход обычный, через центральный проем. С 7 вечера до 8 вечера - через ресторан первого этажа. С 8 вечера до 7 утра, даже не стучись - сразу иди в отель (70 баксов за ночь) или ложись у входа, возле бомжей и собак.

Собак испанские конкистадоры завезли для натравливания на аборигенов, но сегодня собаки в Каракасе не злобные. Дворняги облаивают только залетных соплеменников. До Христофора Колумба и лошадей на континенте не было, как, впрочем, у нас, в Европе не было картошки.


Охранник Сесар по кличке Artilleiro

Охранник Сесар, опустив "железный занавес", закладывает за скобы два пудовых швеллера. "Все, как в банке, - сверкает белоснежной улыбкой мулат и добавляет - В котором денег нет". Это значит: норма чаевых на сегодня не выполнена.

Вообще-то, пол Каракаса живет на чаевые и две трети страны не стесняются под разными предлогами на них намекать. Если у вас нет проблемы, ее вам успешно создадут. Чтобы затем помочь разрешить, а заодно выставить кверху ладонь: "Págame - оплата производится здесь!"

За 2 боливара Сесар раскрыл военную тайну - график подачи воды. С 7 утра до 8 утра строго, далее - как богу будет угодно. Во вторник и среду воду отключают помимо бога, в рамках общенациональной программы экономии водных ресурсов.

Позже я пойму, что график подачи воды придуман консьержем для поднятия собственного авторитета. Он в доме бог, поэтому первым никогда не здоровается. Если с Сесаром можно договориться за полушку, то этот фрукт меньше чем за алтын корону не снимет. Исходя из этого, мы и действуем. Вставляю в Сесара монетку (как в автомат), он идет и включает электронасос - вода есть!

Гешефт с Сесаром произошел с семи до восьми утра. А ровно в 8.30 на пороге квартирки появился господин Клаус Ш. Это мой спонсор и головная боль, который предоставил квартирку. Спонсор - потому, что заботится обо мне, оплачивает интернет и все такое. Головная боль - потому что после его благотворительности начинается гипертензия.

Вот и сегодня господин Клаус Ш. принес мне свой собственный костюм, сорочку и галстук для визита к Чавесу. У меня есть свои костюм, сорочка и галстук, но начальнику виднее. Позднее я понял цель подарка - не платить за выполненную работу.

Бартер - конек Клауса, юриста по образованию, дипломата по статусу и "мутного  чела", по определению Володи Гурского. Клаус - 185 см без каблуков и худой как селедка, я 173 см, "широкая кость", - но все подошло. Правда, брюки пришлось закатать кверху. Новая деталь на штанах привела Клауса в дикий восторг, теперь он явно начнет покупать брюки на 3 размера длиннее.

К костюму прилагался значок страны F, одной из двух стран, интересы которых г-н Клаус Ш. представляет в Венесуэле. Значок хорошо лег в лацкан пиджака, и у меня даже гордость появилась, за причастность к недавно возникшему государству, где все иностранные слова начинаются с буквы "А" - "апаспорт", "ауниверситет", "атрактор", и т.д.

На этот раз к гипертензии прибавилась "сауна-люкс". Битый час, под палящим тропическим солнцем, в темном костюме с удавкой-галстуком, под перекрестным огнем попрошаек  я простоял у ворот "желтого дома" МИДа. Пока сам не отправился внутрь и не узнал, что вручение верительных грамот перенесено на другой день.

Кадровый дипломат Клаус Ш. меня об этом не известил, зато без дипломатии, крича как умалишенный, приказал срочно покинуть МИД. Пока не произошел международный конфликт. Думаю, конфликт у Клауса в его тайм-менеджменте… Я не обиделся, т. к. на тот момент был в эйфории от перспектив - три тысячи долларов за месяц работы в его посольстве. 

Вечер. Куранты. Исторический центр Каракаса - это подобие Старого Тбилиси, Арбата или Троицкого предместья в Mыльске. В части мощенных камнем улиц и чугунных пушкинских фонарей. В остальном, все по-креольски. Вот - пешеходная зона, и здесь же куча машин со спецпропусками. Все для туристов, но иностранцев - по пальцам сосчитать. Грязно, зато никакой дороговизны и хохломы. Цены - в два раза дешевле, чем в элитных муниципалитетах вроде Чакао, Баруты и Атильо.

Контрабандные сигареты за 6 боливаров, которые наши белзарубежстроевцы заказывают в соседнем штате, здесь за те же деньги продаются на каждом углу. Для сравнения: в элитных районах Каракаса Marlboro стоит 24 боливара,  местная "Прима" с фильтром (Astor или Belmont) - 16.

В отличие от других столиц мира, Каракас дорожает к окраинам. Полноценный обед на периферии обойдется в 40 боливаров, в центре я плачу за него 25.

Наконец, кофе. В центре Каракаса куча торговцев guayoyo (натуральный кофе-лайт) предлагают его всего за одну "монету". В "буржуазном" Чакао за растворимый напиток из кофе-машины нужно выложить 7 "монет" (боливаров). Следующую книгу назову "Два Каракаса".  

20 августа 2010 года, пятница

Торговля корнеплодами из лужи - Стоимость бензина - Цены на легковые автомобили


В Каракасе идет мелкий дождь. Женщина выходит из дома с зонтиком от солнца, его же использует от дождя. Луж нет, за исключением одной улицы, куда я забрел в поисках геля для мытья посуды и новых впечатлений.

Такого в засушливой Венесуэле я еще не видывал. В огромной луже размером с Комсомольское озеро стоит грузовичок с корнеплодами и продавец в резиновых сапогах рядом. Торговля идет прямо с колес: юкка, картошка, бананы и все такое. Вода - по голенища.


Торговля бананами из кузова грузовика

После июльской испепеляющей жары в Минске все это показалось мне ухмылкой небес в адрес противников Киотского протокола.

Иду мимо храма La Santa Capilla. В воскресенье зайду сюда на службу, а пока мой православный иконостас размещен дома. Каждый день начинаю молитвами, ими же его и заканчиваю. Как здорово, что Венесуэла помирилась с Колумбией, что в Беларусь идут танкеры с венесуэльской нефтью и что у нас на даче, в Острошицком, еще не рухнул гнилой забор.

Кстати, о нефти. В Венесуэле никто не заправляет бензин литрами, здесь это делается баками. Потому, что 90-литровый бак "гасолины" вам обойдется в стоимость чаевых заправщику - полтора бакса! Здесь нет АИ-80, весь бензин 91-го и 95-го октанового числа. Еще есть дизельное топливо, но на границе с Колумбией бывают проблемы. Чавес активно продвигает идею перевода автомобилей на газ. Белорусские оферты в этом направлении - лучшие.

Спрашиваю венесуэльских приятелей, зачем вам газ, если бензин копейки стоит? Отвечают - экология. Какая экология?! Каракас - самый чистый мегаполис вселенной. Смога здесь нет, впрочем, нет и промышленных предприятий. Окна целый день настежь, а пыль протирается раз в месяц.

О ценах на автомобили. Да, они стоят втрое дороже, чем в любой галактике, это правда. Паниковать не стоит! За счет стоимости бензина через пяток лет эксплуатации нулевой "Хаммер" становится таким же дешевым, как у владельца одной минской рыбной компании.

Удивительный факт - в Венесуэле невозможно купить новый автомобиль по цене завода-производителя. То есть, вообще, новое авто приобрести можно - но у перекупщика. Понятно, что стоить оно будет на несколько тысяч, а то и десятков тысяч у.е. дороже. О долларах я упоминаю лишь для наглядности. В Венесуэле расчет в валюте запрещен, купля-продажа ведется за боливары.

В автосалонах стоят сверкающие никелем "Форды-Эксплореры", "Шевроле-Аваланчи", "Шевроле- Сильверадо" и прочая продукция венесуэльского отверточного автопрома. Стоят колоссальных по нашим меркам денег, но ткнуть пальцем и сказать: "Хочу, заверните", в автосалоне не получится. Запись ведется на год вперед.

Проблема? Отнюдь. Менеджер по продажам поможет - предоставит с десяток "телефончиков" друзей, племянников, вдовцов и покойных, которым точно такая же машина уже не нужна и они готовы ее уступить. Стоимость окажется на 50% дороже заводской, но торг уместен.

Да, производимых в стране 26-ти тысяч автомобилей в год венесуэльскому авторынку явно не хватает. Импорт при этом ведется хило.    

Приведу средние цены на некоторые автомобили (источник: рекламные страницы ежедневника El Nacional), только не падайте со стула:

Mercedes Benz (1971 г/в, КПП "Маверик") - 6000 USD;
Chevrolet Malibu (1977 г/в) - 6000 USD;
Ford Mustang (1984 г/в, 6 цилиндров, КПП-автомат) - 8 900 долларов, торг;
Toyota Celica (1992 г/в, механическая КПП, цвет кокос) - 14 000 долларов;  
Renaul Clio (2002 г/в, объем двигателя; 1.4 л, литые диски) – 15 200 долларов;
Ford Fiesta (2005 г/в, пробег 63 тыс. км, механическая КПП) - 17 500 долларов;
Ford Explorer (2007 г/в, пробег 63 тыс. км, КПП-автомат, 7 мест, кондиционер) - 59 000 долларов;
Ford Explorer XLT (2009 г/в, пробег 17 тыс. км, страховка до декабря 2010 г) - 80 000 долларов.

То, что просит продавец, не всегда дает покупатель. В связи с этим приведу два примера с автомобилями двух моих приятелей. Автослесарь Франсиско безуспешно пытается продать за три тысячи долларов свой Dodge-Chrysler Dart 1976 года.


Этот корч стоит около 3 тыс. долларов

А у Вальтера, наоборот, нет отбоя от желающих купить его Pontiac FireBird. Рыночная цена спорт-кара 1979 года выпуска - около 50 тыс. долларов. Вальтер утверждает, что вложил больше - поэтому продавать не хочет.


Вальтер и его Pontiac FireBird за 50 тысяч баксов

21 августа 2010 года, суббота

Знакомство с левыми радикалами "Тупамаро" - Борец за права индейцев Тупак Амару - Кто спас Чавеса в 2002-м году


Самое яркое впечатление дня - знакомство с левыми радикалами из партии "Тупамаро". Эта карликовая по венесуэльским меркам партия насчитывает до 6 тысяч активных членов. Для сравнения: в чавесовской PSUV их более 3 млн.

Возникли "Тупамаро" из групп самообороны, противостоящих боевикам правого толка, в конце 70-х. В те годы быть коммунистом в Венесуэле означало ходить под прицелом. Реакционные режимы расправлялись с инакомыслящими без церемоний: приехал воронок, забрал человека и… больше его никто не видел.

Тупамаровцы долгие годы находились в подполье, на публике появлялись лишь в масках и капюшонах. Во время античавесовского путча, в 2002-м году, эти ребята отстояли Боливарианскую революцию. Понятно, что не голыми руками. Только их упредительная и прицельная стрельба помогла остановить колонну оппозиции. Произошло это в двух кварталах от президентского дворца Мирафлорес. Полиция практически бездействовала, военные выжидали.     

Названа партия "Тупамаро" в честь лидера борьбы за права индейцев Тупака Амару. К месту заметить, в Венесуэле индейцев индейцами официально никто не называет - это их оскорбляет. Индейцев здесь зовут коренными жителями.
А вот слово "негр" здесь - комплимент. Сказать женщине "моя ты негритяночка" - поднять ей настрой на весь день. Типичное прощание - "пока, негритенок"! Даже если он белый, как снег Мериды.

Но я отвлекся. Офис тупамаровцев - через стенку, и зайти к ним можно без стука, в любую минуту - каждому рады, особенно представителю бывшего СССР.

Про Совок готовы слушать часами, открыв рот и конспектируя. Я в свою очередь, открыв рот, конспектирую их истории о Боливаре, Чавесе и Тупаке Амару.

Сенсация для общества "Беларусь-Венесуэла"! Сын Тупака Амару после казни отца (в XVIII веке) бежал в Польшу, жил, сначала в Бресте, а затем - в Несвиже. Не знаю, так ли это, но в рассказе прозвучали белорусские города.

Маленькая биографическая справка. Тупак Амару (Хосе Габриель Кондорканки, 1738-1780) - своего рода русский Разин-Пугачев или белорусский Костюшко-Калиновский. Выходец из племени перуанских индейцев, он оказался в Каракасе, где получил иезуитское образование. В 1776 году с группой единомышленников предъявил Аудиенции испанского короля в Лиме петицию с требованием освободить индейцев от рабства. Монархисты петицию отклонили. Тогда он собрал 10-тысячную армию из коренного населения.  Развернул освободительную войну на значительной территории. Предателем был передан в руки испанцев. Жестоко казнен в присутствии жены и старшего сына.

Казни предшествовали умопомрачительные пытки. Сначала Тупаку Амару за нежелание сотрудничать вырвали язык. Затем четверкой лошадей разорвали конечности. Но индейский вождь не сломился, не проронил ни звука. После этого ему отрубили голову. И тут голова заговорила: "Я умираю, ничего. Но однажды вернусь. В миллионах, подобных мне! "


Тупак Амару и Че Гевара - идейные вдохновители левых

Маленькое отступление. Офис "Тупамаро" напомнил мне офис "Гражданского форума" в 2000-м году. Там размещалась редакция еженедельника "Гражданский проспект". Бессребреники журналисты, скромные условия для работы, мизерные гонорары. Но какая была газета! Одна из самых свободных и интересных в Минске. А сколько новых журналистских имен дала эта газета Беларуси. Достаточно назвать Танюшу Замировскую…  

В таких же условиях сегодня находятся тупамаровцы. Еще несколько лет назад одни говорили о них со страхом, другие - с восторгом. Как только бойцы вышли из подполья, разоружились и скинули свои маски-капюшоны, общественный интерес к ним пропал. Сегодня они почти бедствуют, но боевого духа не растеряли. В сейфах - бейсбольные биты, газовые гранаты и бутылки с уксусом. Уксус не для салата, его льют на носовой платок, чтобы нейтрализовать слезоточивый газ.

Теперь мне понятно, почему наш холл отделен от фойе дополнительной металлической решеткой. Надо бы и мне по случаю уксус приобрести.   

Завершилась беседа прогулкой по местам уличных боев во время попытки сместить Чавеса. Команданте похитили и вывезли на остров Орчила. Верховный кардинал дал добро на его расстрел… Оппозиционеры жевали сопли… в итоге их время было упущено!

Все происходило восемь лет назад, но дырки от крупнокалиберных пуль в железных воротах, до сих пор не заварены. Мост Puente Llaguno стал последней чертой, за которую оппозиция уже не прошла. Красный Каракас называет это место "Мост сопротивления", синий (оппозиционный) Каракас – "Мост пистолетчиков".

Я стою на мосту, гляжу на далеко не атлетичных Вильмера, Канику и Хесуса по прозвищу Бакалавр и верю, что без них Чавес не смог бы петь в прямом эфире телепрограммы "Алло, президент!" и водить трактор "Беларусь"…

22 августа 2010 года, воскресенье

Храм La Santa Capilla - Музей Боливара – Личность Симона Боливара


Воскресная служба в католическом храме по соседству с домом. Церковь называется "Ла Санта Капилья", она очень красивая снаружи и внутри. Яркий готический стиль, хотя приземленный и теплый (из-за пропорций, отношения высоты к ширине и светлых тонов штукатурки).


Храм La Santa Capilla

В храме успешно уживаются роскошь колониальной эпохи и неряшливая непосредственность революционного сегодня. Дева Мария на фоне Национального флага и спящий в одном из нефов алкаш. Изумительной резьбы мраморный барельеф и свод в зияющих дырах, торчащая арматура. На фронтоне храма кусты зелени. Так органично вписались, что я решил - оформление. Прохожий разочаровал: "Да нет, это дикая трава".

Более всего меня очаровали резные врата в храм.  Лики святых - ликами не назовешь. Это человеческие портреты, причем с чертами славян. И прически у них - под горшок. Уж не белорусские ли мастера-эмигранты резали?


Резные врата храма La Santa Capilla

Сюда я пришел, потому что в православный храм св. Николая ехать пока не решаюсь. До него всего десять остановок метро, но белорусским специалистам ездить в метро не рекомендуют. Как бы там ни было, однажды я начну это делать - своей машины нет, такси не по карману, автобус... Судя по прессе, в автобусах рэкет так же привычен, как у нас кондукторы.

Сейчас для меня главное - не поездки, а прогулки. Нужно изучить среду обитания, образно говоря, слиться с толпой. В ней и без меня хватает "бледнолицых", но они уверенные, а я пока хожу и шугаюсь своей собственной тени.

К месту заметить - бледнолицых здесь называют "гринго", даже если ты не американец. Я на такую фамильярность отвечаю по-абиссински: "А в бубен?"

Мне по душе другое слово - "катире", с ударением на втором слоге. Так окликают светлокожих мужчин. Светлых лицом и прической женщин называют "катира". Их мало, но порой столкнешься с такой "альбаруссикой", что, пока не потрогаешь, не поверишь. Шутка юмора.

Итак, задача первой недели - изучение окрестностей своего дома. Вот клошары, спят прямо на мостовых. Для удобства - голова на ступеньке, а обувь снята. Обувь такая, что они не беспокоятся - не унесут! Самые ушлые засовывают голову в картонную коробку из-под телевизора, так дневной свет не заходит. Видать, у них свое ТВ!

Музей Боливара. Жаль, мы, славянские антиглобалисты, плохо знаем этого апостола №1 латиноамериканского освободительного движения. Че Гевару знаем, носим на майках, а Боливара нет. Личность континентального масштаба. Синоним - Освободитель.

Освободил полконтинента от испанской короны, а сам умер в скорби и печали. Удивительно трогательна и красива история его любви к единственной женщине - Мануэле Саинс. Все чувства Боливара ушли в своеобразную любовную переписку (полковник Саинс была соратником и другом Боливара). Поэт, философ, борец. В воображении - титан, в жизни - рост полтора с небольшим метра, тонкие изящные пальцы… Запомнилась часть его цитаты у входа в музей: "Я буду думать о твоей судьбе, Венесуэла, даже после смерти".


Памятник Боливару

Боливар был состоятельным человеком, олигархом по сегодняшним меркам. Владел золотым рудником и тысячами рабов. Его дом был лучшим в Каракасе, примыкал к главному, Кафедральному, собору города… Когда Боливар начал свою великую освободительную миссию, первым делом отпустил на волю своих рабов. Все деньги направил на создание армии. Кстати, рабы добровольно в нее и вступили…

Вход в музей бесплатный. Осмотрел всего один зал. Это как книга, которую читаешь по странице в день, боясь дочитать до конца. Энергетики одного зала хватит на неделю. 10 живописных портретов и литографий - 10 абсолютно разных Боливаров. Есть люди, их мало, которые меняются лицом ежечасно. Художник это ловит, а зритель потом недоумевает, видя, на разных портретах, разные лица. Что-то подобное происходит с Пушкиным. Самым удачным его изображением считается портрет Венецианова, на других Пушкин - совсем другой.

И с Боливаром также. Его самый эмблематичный портрет лег в эскиз денежной купюры. Но в музее я открыл для себя совсем другого человека. Все благодаря словесному портрету Боливара, написанному его современником. Описание поражает лаконизмом и точностью. По нему и сверяешь изображение на портретах: "Большое расстояние между носом и ртом… некрасивый рот, ранние, с юношества, морщины… Великолепные манеры… Спокойный и уравновешенный… Умный, глубокий взгляд… Яростный… Из одного состояния в другое переходит мгновенно…"

За стеклянной витриной - крошечные сверкающие ботфорты 34-го или 35-го размера. Трость с золотой вставкой и анаграммой "SB" из мелких бриллиантов. Почти истлевшая ночная сорочка. Все в оригинале, без сигнализации и оградительных лент. Еще одна личная вещь Боливара - его боевая сабля с золочеными ручкой и эфесом - хранится не здесь, а в сейфе Национального банка.

Даже боязно становится за эти экспонаты, а, вдруг, землетрясение, воры, сумасшедший фанатик! Поделился опасениями со смотрителем. Мигель Анхель улыбнулся: "Эксцессов с посетителями не было. Самые странные докучают признанием в родственных связях с Боливаром".

23 августа 2010 года, понедельник

Кровь, пот, слезы и… смех  технического перевода - интернет в Венесуэле - О венесуэлках вкратце  


Практически весь день работал над переводом сервисной книжки для фронтального погрузчика БелАЗ-78221. В Венесуэле нашей тяжелой техники, включая трактора, самосвалы, фронтальные погрузчики и т.п., - свыше 4 тысяч единиц. Постепенно к ним прибавятся 802 мазовских автобуса, которые партиями отплывают от берегов матушки-Свислочи.

Перевод справочников нашей техники в Венесуэле - тест на профпригодность, хлеб переводчика, его кровь, пот, слезы и даже смех.

Почему смех? Ни один испанист, даже семи пядей во лбу, не побывав в Венесуэле, не сможет сделать перевод 100-процентно понятным для креольца. Здесь полно английской терминологии, которую венесуэльцы произносят и пишут на свой манер. Сцепление у них - "кроче",  колесо - "рин", а шина - "каучо". Выпускники иняза об этом не знают, но, съев пуд соли, а точнее, выпив ведро "кокуя", быстро входят в курс дела.

Да что там терминология, простые англоязычные слова здесь произносят так, что не сразу поймешь. Лимонад "7 up" - это "севеноп". Вас могут назвать "пана". Я долго недоумевал, польским паном зовут, что ли? Оказалось, "пана" - производная от английского "партнер".

Шорты венесуэльцы называют "чорес", испанец не догадается ни за что - у них это "короткие брюки".

Грузовую фуру венесуэльцы зовут "гондóлой". Выяснил, так эмигранты из Венеции называли свои грузовички. Кто-то подслушал итальянцев, повторил, слово вошло в местный обиход и стало литературным.

То, что в классическом испанском языке является нормой, в венесуэльском варианте "el castellano" может привести к попаданию впросак.

Вот только один пример. Цитата из сервисной книжки БелАЗа: "Прежде чем начать ремонт погрузчика, оператор обязан опустить ковш на землю". В испанском языке жодинских переводчиков "ковш" - "la cuchara". Упс! В Венесуэле "la cuchara" - женский половой орган.


БелАЗы в карьере Canteras Cura

Так что там должен опустить на землю оператор БелАЗа?

У испанцев глагол "cojer" обозначает "брать, садиться в транспорт и все, что угодно, но только не венесуэльское словосочетание "трахать лицо женского пола". Днем венесуэльцы вместо "cojer" употребляют глагол "agarrar".

До завтрака отправился сделать цветную копию паспорта с визой - оригинал здесь носить с собой стремно. Контора, где делают эту услугу, находится в жилом доме, на третьем этаже. В холле первого этажа - умилительное объявление председателя ЖСК: "Мы, как обещали, ремонт подъезда сделали. А вот вы не все его оплатили". Далее следуют фамилии трех образцовых плательщиков, пяти квартиросъемщиков, погасивших долг наполовину, и затем - длинный список махровых неплательщиков.

В ресепшене конторы - видеокамера с обзором лестничной площадки, охранник и пара-тройка неспешных клиентов. Венесуэльцы никуда не торопятся в принципе, чем напоминают эстонцев. Этакие темнокожие тормоза. Выполнение простяцкой услуги может занять полчаса, но к этому привыкаешь, как к попугаям и колибри в кронах деревьев. Контора - одновременно магазин по продаже канцелярских и компьютерных принадлежностей, а также интернет-кафе на четыре посадочных места.

Интернет в Венесуэле работает хорошо. Там, где есть. В столице я восхищался скоростью, в горах - ругался, как сапожник. В лучших интернет-кафе имеется кондиционер, в худших - лопасти вентилятора под потолком. И там, и здесь мониторы новенькие, но "клава" - как повезет. Геймеров, кричащих "не прячься за стенкой, ты уже убит!" в Каракасе, Баринасе и Сан-Хуане де лос Морос я не наблюдал. Здесь, если стреляют, то реально и на поражение, раненых не оставляют… но об этом не сегодня.

Цитата из правительственных СМИ: "Два года продолжает свой полет на орбите спутник "Симон Боливар". Одна из его задач - обеспечение населения интернетом. Сегодня сигнал принимают 2 тысячи 333 населенных пункта страны".

Бросилась в глаза бумажка, наклеенная на стену за монитором: "Заходить на порно-сайты категорически запрещено!".

А чего на них заходить? Здесь и так порно и эротика на каждом квадратном метре.

Венесуэлки далеко не стройняшки, но от них веет такой страстью и жаром, что и без солнца вспотеешь. 


Венесуэлка на пляже

Сексапильный "шоколад" рулит по улицам, как по подиуму. Животы, бедра, бюсты… Силиконом здесь накачена добрая половина слабого пола: груди, губы и даже ягодицы… Маникюр - картинная галерея, ногти на ногах - белый лак (так заметнее), мочки ушей - только гимнастического обруча в них нет, на запястьях - хронометры размером со сковороду… Бедра и животы описать невозможно - эрекция отвлекает. И все это ... торчит, колышется, сигнализирует! Температура в тени 36.6º С, влажность - 24 часа в сутки! Запикапить бесплатную мулатку здесь проще, чем у нас сторговать путану на стометровке.

Но мне это не нужно, я человек без пяти минут семейный. Здрасьте, Наталия Владимировна! А всем остальным - до свидания! Встретимся в третьей части Венесуэльского дневника. Если богу будет угодно, как нередко говаривают венесуэльцы.

Натали Доральдине Гевара


Украшения венесуэлки

Продолжение следует… 
{banner_819}{banner_825}
-10%
-32%
-20%
-15%
-20%
-30%
-20%