Александр Николайчук, / Александр Николайчук

Считается, что история живет вечно. Но на самом деле она стареет, чахнет и умирает. Команда проекта "100 дорог" побывала на похоронах сразу трех памятников белорусской истории, от которых очень скоро может остаться только прах и пепел.

История дома на холме


В огороде родного дома Тишки Гартного, что в Копыле, отцветают последние сорняки. Неказистая постройка пугает прохожих ржавчиной, оборванными проводами и разбитым стеклом. Местные жители говорят, что над домом Жилуновича (подлинная фамилия Гартного) висит мистическое проклятие. Дескать, эта деревянная конструкция приносит новым жильцам только боль и страдания.

В качестве доказательства местные рассказывают историю с висельником, которого обнаружили в одной из комнат "проклятого" дома. Семья, которая вселилась в постройку чуть позже, и вовсе спешно съехала, ссылаясь на странную атмосферу писательского поместья. После этого, говорят соседи, в доме Гартного никто не жил. Памятник истории с мемориальной доской на ржавых болтах состоит на балансе городской власти.











При этом попыток превратить домик в музей фактически никто не предпринимает. Среди последних инициаторов исторической перестройки числится местная средняя школа. Правда, "школьный случай" не стал клиническим и закончился планом и разговорами на литературные темы. Для того чтобы реставрировать дом, нужны деньги. А денег у местных властей, равно как и у копыльского музейного комплекса, нет.

Упоминание о Гартном в местном музее ограничено уголком "Гарбарни Рабиновича", в котором писатель и политический деятель начинал трудовую карьеру. В экспозиции - фото юных трудящихся, колбы и склянки для кислоты и щелочи, ботинки, утюги и копия листа из трудовой книжки Гартного-Жилуновича. Дескать, работал, мял кожу. Чуть сбоку - "Песня гарбара". Такому скудному следу Гартного в экспозиции музея его работники видят разумное объяснение - постоянный памятник у входа (чего еще желать писателю) и тематические экспозиции ко дню рождения и смерти. На заброшенный дом исторической инициативы уже не хватает.











Упрекать музейных работников в халатном отношении к истории бессмысленно и несправедливо. По крайней мере, до тех пор, пока деревянная хибарка не перейдет на баланс Министерства культуры. Последнее прибрать к рукам исторический дом не спешит. Специалисты говорят, что от Гартного в доме - только фундамент. Все остальное - пережиток советского прошлого.

Сколько проживет родной дом Гартного, не знает никто. Судя по прогнившим доскам и сквозняку на чердаке, памятное место может отдать концы после серии суровых морозов, аномальных дождей и жары. Правда, сейчас кто-то делает в доме Гартного косметический ремонт, бросает окурки и забивает разбитые окна дешевым целлофаном. Не исключено, что дом все же оживет за счет новых жильцов. Соседи не верят, что жизнь продлится долго. Вспоминают про проклятие и указывают на бывший морг по соседству. Дескать, все мы там будем.

Живущие в терновнике

Для туристов-обывателей памятник истории с гордой табличкой "Гісторыка-культурная каштоўнасць" представляет особую, созерцательную ценность. Но для жителей бывшей панской усадьбы в деревне Яновичи Клецкого района Минской области здание постройки начала XIX века - дом родной.











Внушительная панская усадьба едва видна с деревенской дороги: старые липы скрывают памятник с 350-летней историей, который до сих пор привлекает туристов и иностранные делегации. Белорусские власти в панский дом стараются не заглядывать. Еще во времена СССР чиновники пообещали расквартированным в усадьбе рабочим и крестьянам благоустроенное жилье. Минули годы, а обещанных метров и горячей воды из-под крана все нет. Зато панская усадьба успела дать трещину и угрожает похоронить под собой последних жильцов.

По словам Веры Николаевны - ответственного квартиросъемщика феодальных хором, - жить в усадьбе с каждым годом все сложнее. Холодная зима вынудила обитателей исторической ценности заколачивать панорамные окна пленкой для парников и тратить на обогрев газовый лимит в баллонах. Русская печка, об углы которой спотыкалось не одно поколение жильцов, уже давно дышит на ладан.

















В сахарнице у Веры Николаевны - целая аптека. Говорит, что за зиму можно переболеть по несколько раз. Всему виной старость и сырость. После того, как здание покинула основная масса жильцов (советские деятели умудрились расквартировать в панской усадьбе 10 семей), мороз пробирается не только через окна, но и через соседние стены, которые раньше согревались соседским теплом.

Спальня стойкой пенсионерки находится рядом с главным залом усадьбы. Он давно пустует и, судя по натянутым веревкам, используется только для сушки белья и амурных встреч местной молодежи. О том, кто был в усадьбе за 350 лет, можно узнать из многочисленных надписей. Чуть ниже - нелестные отзывы, даты и сердечки.

Белорусы с "панской" пропиской уверяют, что местная шпана - это последние жители Беларуси, которым еще есть дело до исторического места. Правда, есть еще иностранцы, которые регулярно заглядывают в гости. Старикам привозят конфеты и посулы счастливой музейной жизни. Поговаривают, что и деньги предлагали. На реконструкцию и отселение. Вот только гордые местные власти на подачки смотрят косо. Дескать, сами справимся.

- Недавно приезжали поляки. Целая делегация - человек тридцать. Хотели выделить деньги на реставрацию, сделать здесь музей, но ничего так и не вышло. Из Литвы тоже приезжали. Смотрели дом, лазили на чердак. Наши люди редко сюда заглядывают. А иностранцы приезжают часто. Вот сегодня кто-то ездил около дома на белой "Волге". Бывает, в день два-три человека приезжает. Поговорят да поедут, - вздыхает пенсионерка.

О том, как ее семья получила квартиру в памятнике, Вера Николаевна говорит неохотно:

- Мой отец пришел с фронта и получил квартиру в поселке Стрелково. Какое-то время наша семья (отец, мать, я и мой брат) жили там. Потом мы переехали сюда, в Яновичи. Но не в этот дом. Потом папа умер от астмы. После того, как я вышла замуж, родила двоих детей, мама разменяла нашу квартиру на две маленьких, одна из которых находилась в этом доме. Квартира была холодная - ночью замерзала вода. Это потом мы уже построили здесь печь, разгородили на несколько частей: кухню, спальню и прихожую. Муж работал на ферме, ему было очень тяжело. В конце концов, после продолжительной болезни он умер. Я осталась одна. Теперь живу на пенсию в 400 тысяч. Буквально недавно ее подняли, а раньше, бывало, и на 250 тысяч в месяц жила.











С квартирантов за постой государство денег уже не берет. Усадьба попала в список аварийных домов, а значит, и платить не за что. 

- Раньше, два года назад, предлагали квартиру взамен. Говорили, что строят в Клецке дом для нас. Но уже наверняка дом достроили и отдали квартиры людям. Упадет, так пускай давит… Старые мы уже люди.

"Красная звезда"

На прощание Вера Николаевна рассказала удивительную историю. Ее можно отнести к слухам и сплетням, что так радуют стариков. Однако после увиденного в Яновичах в нее почему-то захотелось поверить.

Старая пенсионерка говорила про потомков князей Радзивиллов, которые пытались купить в собственность развалины фамильного дворца в поселке Красная Звезда, что неподалеку от Янович. Речь шла о солидной сумме, которую знаменитый род планировал вложить в реконструкцию и привлечение туристов. Но белорусские власти продавать право собственности на памятник отказались. Мотивировали тем, что дворец народный, а значит реставрировать и пожинать туристические плоды должны белорусы.







Увы, судя по увиденному в Красной Звезде, пока пожинать можно лишь крапиву и кирпичную крошку. От величественного дворца остались, по сути, только деревянные колонны. Все остальное медленно оседает на землю под тяжестью непогоды и местного попустительства. Государственного бюджета хватило на деревянный забор вокруг явно аварийного объекта. Но и тут инициатива, вероятно, исходила от контролирующих органов, а не от исторических обществ и соответствующих служб.

Про радзивилловский парк подле дворца говорить не приходится вовсе. Его еще поддерживают в чистоте и покое, но местные жители историю не жалуют. То мусор бросят, то нужду прилюдно справят. Забавно, но памятник истории в Красной Звезде, равно как и панская усадьба, охраняется государством.









Причинение вреда грозит ответственностью по закону. Вот только вред в куче мусора разглядеть становится все сложнее. Еще несколько лет - и дворец белорусских князей превратится в кучу строительного мусора. Историки говорят, что на реставрацию дворца требуется несколько миллионов долларов. Обосновать выделение таких средств сложно. Гораздо дешевле оставить только сохранившиеся части сооружения. Но и на это нужны деньги и добрая воля собственника. Ему же, вероятно, дела до истории пока нет.

Иностранного инвестора, по словам местных, к дворцу велено не подпускать. Национальный туризм к иностранным вливаниям не приспособлен. Вот и приходится белорусам хоронить собственную историю. Благо на такие похороны денег не надо.

* * * 

Каждый интернет-пользователь сможет не просто читать и смотреть наши репортажи, но и дополнить наш интерактивный атлас любой полезной информацией - от текстовых сообщений об интересных местах и людях нашей Родины до фотографий и видеороликов. Тексты, фото и видео, а также контактную информацию для организации встреч с журналистами вы можете присылать на адрес проекта 100dorog@tutby.com. Для контактов с командой проекта доступен номер ICQ 470659469 либо Skype smotritutby.

* * * 

Читайте по теме "100 дорог":

"100 дорог": Первый интерактивный мультимедийный атлас Беларуси

"100 дорог": Они все такие разные

"100 дорог": Борис Гребенщиков: Я всегда с удовольствием приезжаю в Беларусь

"100 дорог": Секрет позабытых мест

"100 дорог": Малая родина большой спортсменки

Генеральный партнер проекта


3G life:) - Ощутите самую высокую скорость мобильного Интернета в Беларуси вместе с 3G life:)! Вы можете в режиме онлайн смотреть видео, слушать интернет-радио в высоком качестве, загружать ваши любимые mp3-композиции, видеоклипы и фильмы с самым быстрым мобильным доступом к сети Интернет в Беларуси. Подробности на сайте www.life.com.by.

Технический партнер проекта


 
СП ЗАО "ЮНИСОН" - единственный производитель легковых и специальных автомобилей в Беларуси. Компания производит маршрутные такси и медицинскую технику на базе автомобилей "Газель", "Рено", "Форд" и других. Подробности на сайте www.unison.by.
 
Легковой автомобиль Samand, который выпускается СП ЗАО "ЮНИСОН", отличается экономичностью, надежностью, легким и комфортным управлением. В своем классе Samand - это сбалансированное решение с точки зрения безопасности, комфорта и стоимости. Подробности на сайте www.samand.by.