Отдых


Велика Сахара, а в воротах ее все равно давка. Тунисский город Дуз, официально считающийся "воротами пустыни", переполнен приезжими: каждый хочет хлебнуть дыхания великой Сахары. Хлебать его из Дуза весьма приятно - с одной стороны, приехавший располагает всеми достижениями цивилизации типа многозвездочных отелей, а с другой стороны - прямо у порога этого самого отеля начинаются пески, которые совершенно наглядно конца не имеют.
 
И потому население этого столь удачно расположенного города в моменты туристического сезона не как-то там удваивается, а упятеряется или еще больше. Среди туристических толп аборигены теряются и выглядят несколько инородно, а толпы смотрят на аборигена уважительно, поскольку знают: перед ними не некий абстрактный тунисец, а непременно представитель гордого племени берберов или того круче - пустынных туарегов. А тут еще если такой условный туарег - да едет по городу на тонконогой лошадке, да еще усы у него и ружье поперек седла... А над головой тем временем имеется небо пустыни, на натуральное небо вовсе не похожее, а похожее разве что на купол планетария, поскольку оно не плоское с пятью звездами, а чашеобразное, и звезд на нем невероятные миллиарды.
 
Душераздирающий романтизм происходящего слегка тускнеет, когда в пять утра путешественник должен уже вывалиться из кровати и отправиться непосредственно в Сахару. Тут его, вялого, и берут в оборот все те же берберо-туареги: каждый из пустынников получает национальный бурнус на тело, национальный платок на голову, и потом такая вот компания, спотыкаясь и наступая на подолы слишком длинных национальных бурнусов, бредет к пескам. И тут романтизм захлестывает всех с новой силой, поскольку никто равнодушно не перенесет зрелища нескольких десятков верблюдов и такого же количества верблюдовладельцев, сгрудившихся вокруг крошечных костерков в пока еще темной пустыне. Это они нас ждут.
 
И вот расселись мы все по верблюдам. Впрочем, верблюд хоть и оплачен, но не обязателен: для ветеранов, инвалидов и тех, кто уже бывал на верблюде и поклялся себе в том, что никогда больше он там не будет, корабль пустыни по желанию меняется на лошадку с колесницей. У лошадки один только минус - она по сравнению с верблюдом маленькая, и колесница у нее маленькая, и седоки из-за этого тоже получаются маленькими, вследствие чего их уважение к верблюду крепнет окончательно.
 
Мучение с подъемом в пять утра объясняется тем, что хорошо бы еще до восхода солнца успеть рассесться по животным и тронуться в путь. Потому что восход солнца над Сахарой - это один из лучших в мире аттракционов, придуманных природой для восхищенных зрителей. Невероятной величины багровый шар на минуту застывает, служа фотографическим фоном для трех пальм со странно изогнутыми стволами - потому что они посмели забраться жить в пустыню, и за это пустыня так их искривила, - а также цепочки верблюдов и бесконечных барханов. И поднимается окончательно, освещая правду жизни этой пустыни. Например, живописно расположенный между барханами скелет все того же верблюда - он настолько живописен и фотогеничен, что кажется положенным тут специально, ибо белые кости в сочетании с желтыми песками, да еще все это сияет под палящими лучами солнца и дает эффект совершенно сногсшибательный…
 
Кто такие настоящие троглодиты, какие необычные традиции существуют у жительниц Сахары, что можно увидеть в Тунисе, кроме знаменитой пустыни, – об этом и другом читайте в материале "Тунис: из постели - в пустыню" на tourism.tut.by.
 
Tourism.tut.by – путешествуйте, не отходя от монитора!
 
 
А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…