Отдых


Алексей Вайткун,

Гостями студии TUT.BY стали вожатые детского оздоровительного лагеря "Спутник", что под Минском. Один из них - Дмитрий Шуканов - работал вожатым в 90-е, а сегодня он занимает должность педагога-психолога. Вместе с Дмитрием пришла вожатая третьего отряда этого лагеря Елена Довгалюк. Чем отличаются дети прошлого от детей будущего? Изменились ли подходы к воспитанию и организации детского досуга? Изменились ли сами дети и чем в воспитании ребенка родителям может помочь смена в детском лагере? Обо всем этом мы узнали у наших гостей.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

У нас в гостях вожатые Дмитрий Шуканов и Елена Сергеевна Довгалюк. Притом Елена Сергеевна прямо с корабля на бал к нам приехала - прямо со смены?

Е.Д.: Да. Прокричала "подъем!" - и сразу же к вам.

Значит, вы сейчас поделитесь с нами последними новостями лагерной жизни.

Е.Д.: Мы из лагеря "Спутник", работаем в составе педагогического отряда "Ветразь". Я считаю, что это лучший педагогический отряд Республики Беларусь. У нас большое внимание уделяется творческому развитию детей. Вчера состоялось чудесное мероприятие - "Подиум-Арт", на котором вожатые вместе со своими детьми-пионерами придумывают какую-нибудь коллекцию одежды. Важно, чтобы это был не просто набор костюмов, а присутствовала идея. Это у меня уже шестая смена в лагере, и каждый раз поражаешься тому, что придумывают вожатые, какие они гении.

Д.Ш.: Получается небольшое шоу.

Е.Д.: Я бы не сказала, что это шоу небольшое - это большое шоу!

То есть идея в работе - это главное, верно?

Д.Ш.: Обязательно! Как танец без идеи - набор движений, так коллекция без идеи - это кусочки ткани на подиуме. Нашему педотряду исполнилось в этом году десять лет. И с первых лет нашей работы мы приняли решение, что идея должна быть во всем - в творчестве, в работе вожатого, в поощрениях и наказаниях детей.

Существуют очень спорные мнения по поводу работы вожатого: кто-то говорит, что это отдых, а кто-то сетует на то, что отдыхать не получается. Так что это в первую очередь - работа или отдых?

Д.Ш.: Это образ жизни. Потому что для нормально развивающегося человека понятие "отдых" - это смена вида деятельности. Сейчас для большинства людей отдых - это валяться на пляже или читать безыдейную книжку. Негласный девиз нашего отряда: "Хорошо работаем - хорошо отдыхаем!" Отдохнуть можно везде, но настоящее ощущение отдыха рождается, когда ты хорошо поработал.

Когда есть с чем сравнить, да?

Д.Ш.: Конечно.

А что для вас работа? Вы, Дима, начинали работать вожатым еще в девяностые…

Д.Ш.: В девяносто четвертом.

Все время в этом лагере?

Д.Ш.: Нет, я работал в белорусских лагерях, в "Артеке", в Анапе, потом в "Спутнике" педагогом-организатором, а затем администрация лагеря предложила стать уже заместителем директора. В последние десять лет я возглавлял педотряд "Ветразь", был старшим педагогом.

К нам пришел вопрос: "Вы на протяжении многих лет работали старшим педагогом, а в этом году решили отдать бразды правления в другие руки. Это было трудное решение?"

Д.Ш.: Это было осознанное решение. Мне многие этот вопрос задают: "Вы столько лет работали, столько вложили, столько создали… Как передать?" Во-первых, я не вечен. Во-вторых, если после себя человек не оставляет учеников, какого-то дела, то грош цена тому, что он делал. Получается: я ушел - все развалилось. Это неправильно. Все-таки работа вожатого, педагога в первую очередь основана на доверии. Я считаю, что воспитал достойное поколение учеников, мне есть чем гордиться. Я радуюсь их успехам. Я опасался, что у меня будет чувство привязанности к своей должности - но нет, нисколько. Я уже сам проанализировал, и решил, что это был осознанный выбор, а не прихоть.

У вас была возможность понаблюдать с середины девяностых до сегодняшнего дня: сама работа вожатого за это время эволюционировала, изменялась? Или, может, изменялись подходы к этой работе? Может быть, чего-то стало больше, чего-то меньше? Меняются дети…

Д.Ш.: Я тоже думал, что дети меняются, но нет - меняется окружение, куда попадают дети. На данном этапе дети не получают из своего окружения каких-то нравственных принципов, информации для воспитания. Дети по-прежнему открыты, наивны и искренни, но меняется система, в которую они попадают. Сейчас дети менее склонны к эмпатии, сочувствию, менее послушны.

А почему? Жесткие условия жизни?

Д.Ш.: Во-первых, изменяются технологии: сейчас дети меньше общаются. Они привыкли постоянно "общаться" с мобильным, с компьютером, с телевизором. Иногда пытаешься пообщаться с ребенком, а ему сложно подобрать слова. Лена как психолог по образованию дополнила бы, наверное…

Е.Д.: Я бы сказала, что детская психология не поменялась - поменялось воспитание детей. Родители сейчас совсем по-другому подходят к воспитанию и даже иногда привозят их в лагерь не для того, чтобы дети отдохнули, а для того, чтобы…

Избавиться от них?

Е.Д.: Да.

Д.Ш.: Ребенок не просто тонко чувствует, но и прекрасно анализирует, что от него "избавляются". И когда прекращается контроль родителей над личностью ребенка - это происходит после 13 лет, - он будет так же относиться к родителям. Сразу же считывается поведение ребенка: если он непослушный, это вина родителей, это значит, что они друг друга не слушают в семье.

То есть вы наблюдаете за детьми и для себя делаете какие-то заметки?

Е.Д.: Сейчас в воспитании есть тенденция - с детьми нужно больше разговаривать.

Им не хватает общения?

Е.Д.: Я бы сказала, правильного общения. Что мы сегодня видим? Даже в младшем отряде нет детей без телефонов – все дети с мобильниками приезжают, а иногда и с ноутбуками.

А ограничений нет - на те же ноутбуки?

Е.Д.: Мы сразу говорим, чтобы родители всё забирали, потому что для нас это еще и дополнительная ответственность - материальная. Мы замечаем, что не хватает у детей сочувствия и какой-то целостности - сразу проводим мероприятие, нацеленное на это. Мне проще, потому что у меня психологическое образование.

Вы знаете уже эти ниточки…

Е.Д.: Да, но за эти ниточки надо правильно дергать. Хотелось бы, конечно, чтобы правильно откликалось, потому что иногда дергаешь…

… и не достучишься.

Е.Д.: Да.

Д.Ш.: Особенность любого пионерского лагеря заключается также в том, что большие отряды менее управляемы: чем больше голов - тем меньше мозгов. Проведешь беседу - всё вроде нормально: все запомнил, извинился, глядя в глаза и держа за руки. Но когда ребенок попадает в толпу, соображалка у него тут же отключается - и опять все они превращаются в стадо.

Е.Д.: Не все так плохо, как кажется, но нужно уделять больше времени духовному воспитанию детей: у них миллион дополнительных курсов, но духовного стержня нет.

На что следует обратить внимание? Что делать? Есть какие-то конкретные пункты?

Е.Д.: Развивайте у детей способность сочувствовать, говорите с ними о высоких материях – просто для того, чтобы развиваться. Не нужно концентрировать внимание человека с самого детства на каких-то материальных вещах. Мы на этой смене столкнулись с такой вещью: какому-то отряду помогли с реквизитом, а дети спросили, зачем мы это сделали и что мы с этого будем иметь. Это очень сильно насторожило: дети не хотят делиться даже какими-то вещами!

То есть нужно создать атмосферу любви в семье?

Е.Д.: Да.

Д.Ш.: Мы считаем, что 90% уровня воспитания закладывает семья: там ребенок учится послушанию, бескорыстному служению, долгу по отношению к родителям. А у нас получается две крайности: либо родители запрещают ребенку иметь собственное мнение - и тогда он безвольный, безынициативный и боится даже что-то сказать; либо ему слишком много разрешают, полностью самоустраняясь.

А почему такая пассивная позиция со стороны родителей?

Е.Д.: Не то чтобы она была очень пассивной, но проблема есть. Однако не все родители такие. Очень многие заботятся о своих детях, занимаются их воспитанием. В школах тоже обстановка улучшилась: судя по нашему вузу, можно сказать, что обратили внимание на психологию, эстетическое развитие детей. Мы - люди и не можем жить вне общества. Пусть ребенок будет иметь четыре балла по математике, но он будет развит в художественных науках.

Но наверняка не все родители хорошие психологи. Они действуют по наитию - так, как  в свое время общались с ними.

Д.Ш.: Но никто не запрещает тем же родителям искать специальную литературу. К тому же сейчас у нас достаточно социальных служб, в случае чего есть куда обратиться. Если родители заботятся о своем ребенке, они обязательно найдут информацию. В том же интернете много качественной информации, советов, которым можно следовать. Я не знаю, почему ею не пользуются - либо лень, либо недосмотр.

Или гордыня: ну как это меня будут учить, как мне с моими собственными детьми общаться! Придут к вам: "У вас дети есть?" - "Нет". - "И вы еще мне будете рассказывать, как мне воспитывать ребенка!"

Е.Д.: Есть такая проблема. На Западе консультанты по психологии зарабатывают очень большие деньги. У нас психологов просто боятся. Поэтому я хочу обратиться к родителям: если вы видите какие-то проблемы у ребенка, то не стесняйтесь идти к школьному психологу, к частному психологу: вам самим потом будет легче жить.

А бывает такое, что дети в лагере жалуются на родителей?

Е.Д.: Да.

Д.Ш.: Говорят: мне это запрещают, меня за это ругают.

Е.Д.: Бывает, что идешь с ребенком, общаешься, и он сам говорит, что ему не хватает внимания, что дома такие-то проблемы. Это к вопросу о том, что дети всё чувствуют и видят. Если родители думают, что он маленький, шестилетка, ничего не поймет, то они ошибаются. Я работала с разными детьми - от 6 до 17 лет - и убедилась: они всё понимают. Дети не жалуются, но косвенно проблема вылезает - и становится очень печально.

А бывали случаи, когда после общения на смене с детьми приходилось общаться с родителями?

Е.Д.: Специфика нашего педотряда в том, что работают в нем практически одни студенты. Большинству из них нет 25 лет, и детей у них пока нет. Часто так и говорят: ты такой молодой, а советуешь мне, как мне воспитывать своего ребенка. Поэтому нужно говорить об этом очень аккуратно.

В чем отличия лагеря середины девяностых и сегодняшнего?

Д.Ш: Разница в технологиях. Благодаря мультимедиа, ноутбукам, телефонам сейчас проще организовать более качественные, более зрелищные мероприятия - больше возможностей для качественного творчества. Мы ведь тоже ориентируемся на то, что в мире происходит. Большое внимание уделяется спорту. Если раньше в южных лагерях дети передвигались только по маршруту "море - домой", то сейчас мы выдумываем новые виды спорта, стараемся организовать подвижные игры на воздухе, варианты секций, творческие лаборатории.

Белорусские дети активны? Насколько они легки на подъем? Хотят участвовать в спортивных соревнованиях и конкурсах?

Д.Ш: Сейчас дети стали очень ослабленные. Я занимаюсь йогой, и дети попросили научить их дышать так, чтобы не волноваться. Я с ними провел занятие по дыхательной гимнастике - и они сказали, что у них голова закружилась! Это уже маячок, что не все в порядке. У нас здоровых детей процентов пятнадцать. А в девяностые этой проблемы не было! Дети были более сильные, выносливые: бегали, прыгали.

Е.Д.: Я бы сказала, что есть и такая проблема, как гиперопека. Люди стали очень заботиться о своем здоровье и многие "болезни", которым раньше уделяли меньше внимания, сейчас выносятся на первый план. Ой, у меня на пальце что-то - и бегом в медкорпус. Я не говорю, что этому не стоит уделять внимания, но это чрезмерно серьезное восприятие показывает, что им навязывают мысль о болезнях. Сами родители внушают ребенку, что он болеет.

А зачем сегодня едут в лагерь?

Д.Ш.: Наш лагерь предпочитают Турции, Греции, Египту, к нам едут за впечатлениями, знаниями. Основной упор мы делаем на творчество, потому что каждый человек предрасположен к тому, чтобы создавать. Это один из первейших процессов в обществе. Мы предлагаем разнообразную программу: у нас есть конкурсы по дизайну, по фото, по хореографии, по актерскому мастерству, по режиссуре, по рисунку, разные необычные виды спорта - тайский волейбол, кольцеброс, триобол. Каждый ребенок выбирает то, что ему ближе.

А если более масштабно рассмотреть, зачем сегодня едут? Родители хотят, чтобы их ребенок отдохнул в этот месяц, или хотят "избавиться" от него? Или ребенок знает, что будет в лагере, и едет именно за тем, о чем вы говорите.

Е.Д.: Это и есть три основные причины.

Д.Ш.: Старшие едут более осознанно. Есть, конечно, категория детей - 14-15-летние, - которые едут не слушаться, не спать по ночам.

Оторваться?

Д.Ш.: Да. Те, которых слишком сильно опекают дома.

Е.Д.: Умные родители отправляют маленьких детей, чтобы они учились быть вне дома. Показатель этого - проблема нашего самого младшего отряда: постоянные слезы в первые три дня: "Я хочу домой!"

Сколько лет этим детям?

Е.Д.: Шесть-семь лет. В конце смены они последними уезжают: "Я не хочу, мне тут понравилось". Это очень хорошо, что дети учатся самостоятельно существовать. Потому что когда ребенок впервые приезжает в лагерь в 12 лет и не может одеяло заправить…

Д.Ш.: … сразу видно, как ребенок воспитан, чему научен.

Если он дома не заправлял, а вокруг все заправляют…

Е.Д.: … он учится это делать! Это же отлично! Дети приобретают самостоятельность, идет развитие личности.

Д.Ш.: Есть категория грамотных родителей, которые как раз за этим отправляют детей в лагерь. Мы не проводили соцопросов, но по ребенку сразу видно, для чего он здесь: приехал "отбывать срок", оздоравливаться, развлекаться и так далее.

Е.Д.: В большинстве случаев, конечно, пребывание в лагере воспринимается как отдых.

Д.Ш.: Тем более что количество лагерей уменьшается. По нормам многие старые советские лагеря для эксплуатации уже не подходят, а на то, чтобы построить модернизированные лагеря, нет средств. Есть тенденция уменьшения их числа, но хорошие лагеря остаются. Путевку достать все труднее.

Кто приезжает в лагеря?

Е.Д.: Вы имеете в виду социальные слои? От детей простого рабочего до детей банковских служащих. Были времена, когда к нам приезжали дети из детдома. Но в последние два года мы их что-то не наблюдаем.

Почему выбирают лагерь, а не отдых в Турции?

Е.Д.: А некоторые выбирают и лагерь, и отдых в Турции. Лагерь, конечно, обходится дешевле.

Д.Ш.: В Турцию ребенок едет не с друзьями, а с родителями. У них свой уровень отдыха - и ему неинтересно. А в лагере он получает заряд эмоций, есть друзья, вожатые.

Что сегодня детям интересно в лагере? Высказываются какие-то пожелания?

Е.Д.: У меня сейчас сборный отряд от 9 до 13 лет - и интересы, конечно, разные. Но главное - и это интересно всем - будет ли дискотека сегодня. Это апогей каждого дня. Мне очень приятно, что детей увлекают спортивные игры. Дети особенно любят, если вожатые не просто смотрят, а вместе с ними играют.

А мажут друг друга зубной пастой, как раньше делали?

Д.Ш.: Мажут.

Е.Д.: У меня - нет. Меня радует, что детям интересна творческая жизнь. Те, кто едет не первый раз, читают план-сетку, говорят, в каких мероприятиях хотят участвовать. В большинстве отрядов, где дети постарше, проходит система кастингов. Допустим, будет музыкальный конкурс и нужно петь: все желающие отряда поют, и мы вместе решаем, кто был лучше всех.

А как в современном лагере обстоят дела с любовью? Дети-то нынче более ранние, сами говорим, что сейчас вся взрослая жизнь на виду.

Е.Д.: Действительно, даже у меня в отряде дети идут на дискотеку уже не просто так: девочки ждут, чтобы кто-то пригласил на медленный танец, а парни хотят сами кого-то пригласить.

Д.Ш.: Это и в девяностые было.

Е.Д.: Это нормально. Многие в лагерь едут именно за этими отношениями.

Д.Ш.: Правда, в девяностые, я считаю, было больше романтики.

А какой максимальный возраст у детей в лагере?

Е.Д.: До 17 лет.

Презервативы у них из чемоданов не вынимаете?

Е.Д.: Нет.

Д.Ш.: Этого точно нет.

Есть что-то, что ушло из лагеря по сравнению с девяностыми, о чем вы вспоминаете с сожалением? Может быть, что-то в обществе изменилось? Какие-то вещи были актуальны, а теперь этого нет: может быть, в отношениях, в поведении…

Д.Ш.: Ушло умение детей общаться. Потребность, что удивительнее всего, осталась - ребенок хочет общаться, но способностей к этому меньше, намного скуднее стал лексикон. Если в девяностые дети сами шли на контакт, то сейчас приходится проявлять инициативу. А когда начинают говорить - их не остановить!

По сути, вы даете им возможность выговориться?

Д.Ш.: Но для этого сначала надо дать им импульс. А своей потребности у них в этом нет, они живут в своем мирке: компьютер, телевизор, телефон.

Книжки в лагере сейчас читают?

Е.Д.: Да. Очень приятно, что во время тихого часа иногда заходишь и видишь, что те, кто не спит, читают.

Есть ли стереотипы, связанные с лагерем, оставшиеся с советских времен? И если они есть, мне бы хотелось, чтобы вы их развенчали.

Д.Ш.: Пасту мы отрицать не будем: это есть. Линейка тоже осталась - это одно из основных мероприятий современной системы организации летнего отдыха детей. По-прежнему детей называют пионерами.

Е.Д.: Очень многие вожатого воспринимают как "математичку" из школы, которой за пятьдесят и она приехала, чтобы отдохнуть или наладить свою личную жизнь. Но сейчас в лагеря в основном едут студенты, которые не так далеко ушли от детей по возрасту, которые их понимают. Так что можно спокойно отправлять детей в лагерь.

Д.Ш.: Только подчеркну, что это нужно делать с правильными мотивами: чтобы ребенок научился чему-то, приобрел какие-то навыки, развил способность общаться, быть в коллективе.

После того как ребенок приедет домой, увидят ли родители в нем изменения?

Д.Ш.: Да, изменения будут заметны. Мы можем говорить только за себя, но в нашем лагере плохому точно не учат, у нас дети всегда под присмотром. Единственная просьба к родителям: если они увидят что-то новое, пускай это не давят, пусть это новое ощущение у ребенка приживется. Нужно просто уделить внимание ребенку, выслушать его рассказ о том, как он провел время, чему научился, и продолжать в нем это культивировать.

Хотелось бы, чтобы вы сказали несколько слов о личности вожатого. Вы сказали, что сегодня вожатые недалеко ушли от детей, но ведь общаться с детьми не все умеют. Ведь есть вожатые, которые приезжают на одну смену и уезжают, потому что они вам не подходят. Кто сегодня работает вожатыми?

Е.Д.: Тому, кто поедет работать с детьми, в нашем педотряде "Ветразь" уделяется огромное внимание. Просто так к нам попасть невозможно. Вначале идет конкурсное собеседование, потом трехнедельная учеба в университете - семинары, тренинги, разбор педситуаций, выездная учеба в лагере. В этом году была возможность поработать с детьми до лета: в этом лагере располагается профилакторий. После всего этого обязательно сдается зачет и экзамен. Случайных людей у нас нет. Существует педпрактика, которую проходят у нас после третьего курса университета - на нее все должны съездить обязательно. По педпрактике проходится специальный курс, и в лагерь едут уже с материалами. Это многим идет на пользу: люди начинают понимать, что значит живое общение с детьми - его не заменить ничем.

Что вы можете посоветовать детям, отправляющимся в лагерь, и вожатым, отправляющимся на работу?

Д.Ш.: Детям я желаю послушания. Когда дети слушаются, а вожатый не тратит времени на их успокоение, он гораздо большему может научить, рассказать, дать. В наше время у детей есть такая особенность, как потеря концентрации: им очень тяжело быть внимательными. А вожатым хочу посоветовать стремления. Моя любимая пословица: можно подвести лошадь к воде, но нельзя заставить ее пить. Если у человека нет желания, стремления, - с ним ничего нельзя сделать.

Е.Д.: Я бы вожатым посоветовала не бояться показаться детьми. Когда ты ведешь себя открыто и искренне, дети это чувствуют. Если нормальная дисциплина в отряде, то можно и подурить, потанцевать на дискотеке, побеситься вместе. Тогда и дети к тебе тянутся, потому что они чувствуют, что ты такой же, как и они.

TUT.BY - смотри, слушай, читай…

ОПРОС

Вы отдыхали в детских лагерях летом?

3164 голоса

Результаты