Алексей Вайткун, / Алексей Вайткун

Исполнительный директор Лиги добровольного труда молодежи Ярослав Олейник рассказал в студии TUT.BY о том, как международные волонтерские программы помогают молодым людям стать более уверенными в себе, совершенствовать знание иностранного языка и находить новых друзей.

Чем занимается Лига? Что это за организация? Какие программы она предлагает? Где и как белорусским молодым людям можно проявить себя? Как путешествовать c минимальными расходами и максимальной пользой для собственного внутреннего мира? Как найти друзей в других странах? Как провести лето, чтобы помнить о нем всю оставшуюся жизнь? Ответы на эти и многие другие вопросы вы получите из видеоверсии интервью.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (114 Мб)

Расскажите немного о своей организации. Я думаю, далеко не все знают о существовании Лиги добровольного труда молодежи.

Наша организация была создана 16 февраля 1994 года. Нам уже шестнадцать лет, и мы достаточно успешно существуем в Беларуси. Надеюсь, что так будет продолжаться и дальше.

Основное направление деятельности нашей организации - долгосрочные и краткосрочные волонтерские проекты, программа студенческих отрядов. Может, вы помните: еще с советских времен студенческие отряды делились на строительные, сельскохозяйственные и педагогические категории. Мы работаем в педагогическом направлении, предоставляем нашей молодежи возможность поработать на территории Российской Федерации, на берегу Черного моря в качестве вожатых. Мы пытаемся сохранить традиции советских времен. Раньше они назывались ССО - студенческие строительные отряды, и эта категория пользуется спросом. А пока есть спрос - есть и предложения.

У вас есть два уровня программ: первые - сугубо волонтерские, вторые - волонтерские, но с минимальным заработком?

Да. Работая вожатыми в детских оздоровительных лагерях России, наши подопечные получают небольшой гонорар. Я все-таки склонен полагать, что это больше волонтерская программа, потому что молодые люди оплачивают полную или частичную стоимость проезда. Все зависит от того, как мы сможем договориться с этой страной. Поэтому молодежь вкладывает приблизительно столько же, сколько получает, а иногда и больше. Я бы не называл это зарплатой.

Расскажите более подробно о предлагаемых вами программах.

Есть волонтерские программы, которые не предполагают вообще никакой заработной платы. Волонтерство является формой неформального образования, и эти программы больше подходят для молодежи, которая заинтересована в участии в такой программе, понимая, что она не приносит никаких материальных выгод. Эта программа направлена на развитие собственных, персональных, личностных навыков, саморазвития, ознакомления с культурой других стран.

Наша организация уже довольно много лет является членом Альянса европейских волонтерских организаций: мы сотрудничаем с организациями практически всего мира. В рамках этого сотрудничества мы предлагаем белорусской молодежи участие в международных волонтерских лагерях практически в любой стране. В этом году, например, мы приняли заявки на участие в волонтерских лагерях Японии. С каждым годом интерес к экзотическим странам растет.

В самом начале нашей работы мы отправляли детей в Германию. На тот момент Западная Европа считалась экзотикой. Теперь она уже, видимо, не так интересна молодежи, однако Западная Европа более доступна в финансовом плане, и большинство все-таки едет в те страны, которые расположены ближе к нам, так как дорога оплачивается самостоятельно.

Хотелось бы более подробно поговорить об условиях работы волонтерских организаций, о тематике проектов. Что вы можете предложить современной молодежи?

Тематика проектов очень разнообразна. Если говорить о краткосрочных волонтерских лагерях, которые рассчитаны на две-три недели, то, во-первых, здесь не требуется особого профессионализма, так как в данной ситуации просто оказывается помощь. В основном это реставрационно-экологические работы. Но опять же, если это реставрация, то это совсем не означает, что вы будете реставрировать замок. Это вполне может быть такое помещение, как, например, ваша студия, где необходимо поменять цвет стен. Наши волонтеры перекрашивают стены, а впоследствии здесь может расположиться студия какого-нибудь молодежного радио.

Все проекты имеют социальную подоплеку, социальное значение, привязку к конкретным программам.

В основном, конечно, мы придерживаемся экологически-реставрационного характера работ, однако бывают проекты и социального характера - работа с детьми или престарелыми. И опять же, здесь не требуется профессионализм - молодежь просто оказывает помощь. В краткосрочных молодежных волонтерских лагерях очень часто бывают проекты по уходу за престарелыми. В функции волонтеров входят прогулки с пожилыми людьми, инвалидами на колясках.

Возраст приходящих к нам на проекты - восемнадцать и выше. Мы не лимитируем верхнюю планку возраста, но некоторые наши партнеры все-таки определяют возрастные рамки - 30-35 лет. На данный момент мы создаем проекты для взрослых людей, для людей более пожилого возраста - от пятидесяти до шестидесяти лет.

Для организации волонтерских групп в начале сезона мы проводим собрания в университетах города, рассказываем о наших программах, предлагаем молодежи посетить наш сайт, который содержит достаточно подробную информацию в легко доступной и понятной форме.

Большинство людей приходят к нам именно благодаря сайту. С 2010 года мы перешли на онлайн-регистрацию в волонтерские лагеря, и необходимость приходить к нам в офис для регистрации уже постепенно отпадает, хотя молодежь все равно приходит, так как некоторые вопросы проще обсудить в реальной обстановке. Ребята знакомятся с программой в целом, а потом определяются для себя, в какую страну им ехать.

Очень часто выбор зависит не столько от условий пребывания и работы, сколько от самой страны. Конечно же, молодежь смотрит на то, какую работу им придется выполнять. К примеру, если надо разгружать камни, то, естественно, девочки на такую работу не поедут - для них это тяжелая работа.

Выбирают и по условиям проживания, так как место проживания в волонтерских лагерях везде разное. Это может быть как общежитие, так и палатки. А палатки, понятное дело, на любителя. У нас сейчас вся молодежь рафинированная, нежная. Палаток боятся, далеко ехать - тоже. И работы боятся.

Какие условия вы выдвигаете потенциальным волонтерам?

Самое важное - это мотивация, так как есть достаточно хитрые молодые люди, которые используют возможность участия в волонтерском лагере как повод получить визу и потом просто поехать по каким-то личным делам и вопросам. Поэтому мы стараемся очень тщательно выяснять мотивацию. Для этого мы проводим анкетирование, где просим указать мотивацию. Как правило, по анкете очень хорошо видно, какие стремления и желания у человека стоят на первом месте.

Насколько важно при приеме волонтеров знание английского языка? На каком уровне должны быть эти знания?

Это очень важный момент. Все наши лагеря - международные, и если вы отправляетесь в лагерь, вообще не зная языка, то просто впустую потратите время, так как ни с кем не сможете общаться. Поэтому все потенциальные волонтеры, которые хотят принять участие в лагере, должны знать английский язык. Мы не требуем высоких знаний, но для выявления знаний языка мы предлагаем заполнить анкеты на английском языке. Из результатов этого анкетирования видно, кто на что годен, на что способен. И, по большому счету, ответственность лежит на самих участниках проектов. Они прекрасно понимают, что лагеря международные и иностранный язык знать просто необходимо. Достаточен или не достаточен уровень знаний, они всегда решают сами. Есть категория людей, которым не обязательно само знание языка. Они настолько коммуникабельны, что, зная три-пять иностранных слов, будут прекрасно общаться со всеми.

Можно ли сказать, что для некоторых данный проект является прекрасной возможностью "подтянуть" свои знания иностранного языка? Смогут ли они усовершенствовать свои знания, общаясь с "коллегами по цеху"?

Безусловно, они смогут, например, перешагнуть барьер, начать говорить, улучшить свои знания языка. Но, к сожалению, те, кто серьезно изучает английский язык, за практикой желают ехать непременно в Великобританию, а это достаточно сложно. Мы, конечно, отправляем молодежь в Англию, но там есть определенные сложности с визой. Не то чтобы ее очень сложно получить, просто стоит эта виза для волонтеров достаточно дорого.

А если они поедут в Германию или Польшу в тот же самый международный волонтерский лагерь, то там они также достаточно хорошо смогут попрактиковать свои знания. По крайней мере, я сам делаю это довольно часто, не выезжая в Великобританию.

Через какие финансовые затраты необходимо пройти участникам для того, чтобы попасть в волонтерский лагерь?

Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Участники должны зарегистрироваться и оплатить членский взнос в нашу организацию, так как, согласно нашему уставу, мы предлагаем участие в нашей программе только членам нашей организации. На сегодняшний день размер членского взноса на год составляет сто тысяч белорусских рублей.

Затем нужно быть готовым самостоятельно оплатить дорогу. После того, как участников приняли, утвердили и на них пришло приглашение, идет оплата участия в волонтерском лагере, которая составляет 100 евро. Эта сумма для всех стран имеет фиксированный, неизменный размер.

По большому счету, участие в волонтерском лагере - удовольствие не из дешевых. Так что это больше подходит для мотивированных людей, для тех, кто стремится развивать свои личностные качества.

Если же вы желаете просто отдохнуть, то в такой ситуации выгоднее обратиться в туристическую фирму, внести те же деньги или чуть больше, но вы уже будете уверены, что едете на отдых. Здесь необходимо взвешенно оценивать свои возможности и знать, что тебе нужно.

У нас нет цели  завладеть умами всей молодежи Беларуси и отправить их всех эшелонами в волонтерские лагеря. Все это делается исключительно для тех, кто этого хочет. Поэтому необходимо очень четко осознавать, насколько вы готовы принимать участие в таких программах.

Проживание и питание предоставляется участникам вместе с небольшой экскурсионной программой. Я сам не любитель экскурсий: больше люблю самостоятельно все обследовать.

Каковы минимальные и максимальные сроки пребывания волонтеров в зарубежной стране?

Краткосрочные программы рассчитаны, как правило, на две недели. Однако у нас есть один проект во Франции, где срок пребывания составляет ровно месяц. Но и условия там немного иные: дорога оплачивается организацией.

Это совсем отличный от других проект: у организации есть ресурсы, и она может себе позволить такие условия волонтерства. В этом году во Францию в эту организацию планируется отправить около 30-40 человек.

Есть и долгосрочная программа - "Добровольный социальный год в Германии". Однако набор уже окончен, начался процесс обработки документов.

Наши ребята уезжают на год в Германию - так же, как и немцы, которые работают в социальных учреждениях, на год приедут к нам. Работа строго социальная - это работа либо с детьми, либо с престарелыми.

Волонтеры получают небольшие деньги на личные расходы, им предоставляется питание, жилье, страховка, оплачивается дорога. Но для того, чтобы туда попасть, необходимо хорошо знать немецкий язык. Волонтеры работают в медицинских учреждениях, и им просто необходимо общаться с профессионалами.

Что движет человеком, который заключает договор на волонтерскую работу на целый год?

Например, мы отправляем в этом году девушку в Словакию на год, она ваша коллега, тоже журналист по образованию. Она едет в Братиславу в Национальный совет молодежных организаций, где будет заниматься подборкой информации. Теперь для нее это профессия и очень хорошая возможность получить великолепную практику.

Но не все волонтеры преследуют такие цели. Есть и такие, кто стремится к развитию своих личностных навыков.

К нам приезжал парень из Латвии, главной целью которого было научиться общаться: он работает в сфере IT и, в принципе, очень мало общается с людьми. У него не было никаких коммуникативных навыков, просто сутками сидел за своим компьютером. Приехал, чтобы развить коммуникативные навыки, и у него это получилось.
Сейчас мы также принимаем ребят из Германии, которые работают у нас в Белорусском детском хосписе, в Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам. Эти ребята только закончили школу, у них есть время, чтобы подумать, куда им поступать. Для них это является также своеобразным периодом профориентации.

Расскажите о сроках приема заявок. Как их не упустить?

Для этих целей мы помещаем исчерпывающую информацию о приеме и условиях на нашем сайте. На краткосрочные волонтерские программы мы ежегодно, с середины марта - начала апреля, ведем набор. В этом году набор начался с 20 марта, и уже подано достаточно заявок.

Прием анкет кандидатов на участие в проекте "Добровольный социальный год в Германии" мы проводим каждую осень. Это всегда фиксированный дедлайн - с октября по февраль. В этом году кандидаты на участие уже отобраны, на следующей неделе будет проходить собеседование с нашими немецкими партнерами, которые самостоятельно будут проводить собеседование на немецком языке с нашими участниками. Обязательно будет проверяться мотивация, поэтому не факт, что все кандидаты пройдут в эту программу (возможно, они попадут, но не в ту программу, в которую хотели попасть).

Бывает так, что человек заплатил членский взнос, а в программу не попал. Поэтому мы всегда заранее предупреждаем о риске не попасть в проект. Мы прекрасно понимаем, что членский взнос для наших студентов - немалые деньги, поэтому стараемся перенести его на следующий год: официально снять деньги с банковского счета и вернуть наличные владельцу мы не можем. Поэтому постоянно стараемся придумывать какие-то схемы, чтобы участники не сильно огорчались из-за этого.

Есть ли у вас индивидуальные проекты, в которых участвует минимальное количество людей?

Есть очень хорошая, просто прекрасная программа Евросоюза "Молодежь в действии", и одна из акций этой программы - Европейская волонтерская служба, в которой используется индивидуальный подход: волонтеры самостоятельно едут в Европу и также самостоятельно ищут себе проект, оформляют документы. Мы, конечно, пытаемся им как-то помочь, но в основном они все делают сами. Эта программа не требует никаких финансовых вложений со стороны молодежи. По прибытии они получают небольшие карманные деньги. Работа там разная, не только социальная.

Мы отправляли молодого человека в Австрию, который не имел никакого отношения к радио, но который с удовольствием работал на австрийском подростковом радио.

Есть проекты, которые повторяются из года в год, и есть проекты с индивидуальной программой - так называемые разовые проекты. Например, наши немецкие партнеры из года в год приглашают наших волонтеров в Равенсбург и Заксенхаузен, в бывшие концлагеря, потому что считают, что белорусам будет интересна эта тема. Мы ежегодно отправляем пять-шесть человек в эти лагеря, где они работают с архивами, встречаются с бывшими узниками.

Насколько дисциплинированна наша молодежь? Не возникает ли проблем за границей, например, с полицией?

Бывает всякое, но это единичные случаи. Раньше бывали случаи, когда люди уезжали и оставались в Европе. Но в последние пять лет я лично такого не наблюдаю. Во-первых, этого не позволяют условия визы. Да и молодежь прекрасно понимает, что в этом нет смысла: зачем это делать, если это все будет нелегально, противозаконно?
Что же касается взаимоотношений с полицией, то отрицать не буду - бывает, но редко и ничего серьезного. Был один участник, который переусердствовал с алкоголем, отравился и попал в больницу. Да, из-за этого были неприятности. Но опять же, повторюсь, несерьезные. Данный случай закончился тем, что молодому человеку выставили счет страховки: она не покрывает алкогольное опьянение.

Каким на вашей памяти был минимальный и максимальный возраст участников волонтерских проектов?

Минимальный - восемнадцать лет, иногда - шестнадцать, но не моложе, а максимальный… Был случай, когда к нам пришел на прием мужчина лет семидесяти, художник, который очень хотел с нами поехать. Он даже хотел взять с собой свои работы, чтобы там провести выставки, но потом куда-то пропал. Возможно, самостоятельно поехал, но к нам он больше не приходил.

То есть, если вы - активный пенсионер, у вас есть определенный уровень достатка, то вполне можете себе позволить данный вариант самореализации. Однако это можно делать и без волонтерских проектов, а самостоятельно. Организовать визу не так уж и сложно.

Мы частично затронули тему занятости. Будут ли участники проектов работать за рубежом как Золушки? Есть ли какой-то график, режим работы? Каким образом это все организуется?

Необходимо понимать, что это волонтерство: вас не заставят делать больше, чем вы можете. Но если вы очевидно будете "халявить", то вас просто выгонят из проекта. На моей памяти были такие "возвращенцы". Зачем ехать и занимать место просто так? Работать надо примерно по четыре часа, не более того. Но белорусы очень активный народ. Ту программу, которая рассчитана на две-три недели, наши волонтеры умудряются сделать за два-три дня. К примеру, если необходимо вырубить кусты, то белорусы с этим делом справляются очень быстро, и потом организаторы в ужасе бегают в поисках новой работы.

Поэтому всегда перед выездом я провожу инструктаж и прошу, чтобы работали без фанатизма. Работа - не главная цель волонтерского лагеря. Главная цель - общение, межкультурный диалог.

Есть ли вероятность того, что организаторы, видя, насколько удается волонтерам работа, приглашали их поработать уже вне волонтерского проекта?

Нет. Это невозможно, так как требует официальных документов, официального разрешения на работу. Никто из наших партнеров на это не идет. Были случаи, когда волонтеры, приезжая на краткосрочные проекты, так себя хорошо зарекомендовывали, что в результате их уже на следующий год приглашали на долгосрочный проект - опять же в качестве волонтера. Да, такое было, и это вполне возможно. А чтобы работать и трудоустраиваться - нет. Здесь иные ценности и цели.

А есть ли участники, которые уже ездят на волонтерство постоянно, из года в год?

Есть такой волонтер - он из Гродно. Но в последнее время он уже не ездит. Ему сорок три года, он уже другими вещами занимается. Он ездил из года в год на протяжении восьми лет, объездил очень много стран, был в Южной Корее, в Японии. Использовал возможность в свою пользу - попутешествовал.

Часто случается так, что, придя один раз в проект, волонтеры возвращались потом неоднократно.

Сколько человек к вам обращается за сезон? Сколько подают заявок и сколько реально едут?

На данный момент у нас уже около двухсот заявок, учитывая, что прием начался с 20 марта. Надеюсь, что сто из этих двухсот попадут в проект. Это очень сложно. В одном волонтерском лагере от Беларуси принимать участие могут не более двух человек, а реально в проекте участвует около десяти-пятнадцати. Эти лагеря открыты для всего мира. И если мы примем всех желающих, то проект потеряет статус международного.

Сейчас идет самый активный процесс распределения людей по лагерям. Бывает, что еще утром в новом лагере есть свободных десять-пятнадцать мест, а к обеду или вечеру их уже нет.

Какие ваши программы на сегодняшний день самые популярные?

В основном, это волонтерские лагеря. Сейчас уже открывается сезон.

На нашем сайте есть статистика, которую мы постоянно проверяем, и видим, какая программа наиболее популярна среди молодежи. Смотрим по регистрации онлайн. С марта до июля популярны волонтерские лагеря, потом, возможно, информация как-то изменится.

Мы стараемся отправлять ребят в течение года, однако краткосрочные программы проводятся в основном в летний период. Некоторые наши партнеры проводят свои проекты и осенью, и зимой, и весной. Программа европейской волонтерской службы является круглогодичной.

С какими впечатлениями молодежь возвращается домой?

В большинстве случаев с хорошими. Все очень довольны, это видно по глазам. Если в начале проекта они приходят робкие, стеснительные, ходят скромненько, говорят еле-еле, то возвращаются уже более уверенными в себе людьми, которые знают, что им уже не страшно ехать в деревню под Берлином - они смогут найти дорогу. И благодаря этому у человека повышается самооценка, они возвращаются совершенно другими: плечи расправлены, прекрасная речь, четко формулируют вопросы и знают, что им нужно.

Но были случаи, когда люди приезжали и жаловались, что их там плохо кормили. Однако такого рода информация имеет относительный характер: что для одних плохо, то для других может быть хорошим.

Есть ли возможность как-то проверить эту информацию?

Конечно. В первую очередь, мы связываемся напрямую с нашими партнерами. Но я прекрасно знаю, какое питание в волонтерских лагерях. Во Франции, например, больше отдают предпочтение багетам и варенью. У каждой страны есть своя специфика, но никогда это не будет шикарной едой: никто куропаток под малиновым соусом вам готовить не будет. Однако это будет достойная еда, вы будете сыты. И когда мне говорят что кого-то там недокормили, то для меня это звучит более чем странно, я в это не верю.

Вы как-то сказали, что иностранцы также приезжают на волонтерство и к нам. Чем вы их занимаете? Той же работой, что и за рубежом?

Да. В этом году мы снова проводим волонтерские краткосрочные лагеря при участии Белорусского хосписа. Проводится это каждый год летом. Мы предложили сотрудничество и пришлем им международных волонтеров: у них лагеря социальные, они работают со своей целевой группой, со своими детьми, которые страдают различными заболеваниями. Нужны молодые люди, которые будут помогать деткам, так как лагерь находится за городом, в частном доме, не оборудованном для инвалидов-колясочников. Там очень нужна мужская помощь. Этим летом таких лагерей будет несколько.

Кроме того, мы сотрудничаем с ассоциацией девочек-гайдов, которые также проводят лагеря для своих детей-подростков. В прошлом году мы принимали волонтеров именно в этом лагере.
{banner_819}{banner_825}
-10%
-15%
-50%
-20%
-30%