Спорт


«Есть период, когда ты можешь активно заниматься спортом, но он заканчивается. А человеком ты остаешься на всю жизнь», — говорит 57-летний директор пинского клуба карате-до «Эдельвейс» Александр Шарко. 25 лет он учит маленьких полешуков держать удар, не отступать, бороться до конца, подниматься и идти вперед. К сэнсэю детей отдают не на карате — на воспитание. Из хулиганов он делает тихонь, из лентяев — трудяг, из маменькиных сынков — мужиков, из пугливых девчонок — бойцов. Ему без разницы, кто ты, чем занимаешься, что любишь. Хочешь или не хочешь — он все равно сделает из тебя человека. Кровью и потом: своим и твоим.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Здание клуба «Эдельвейс» находится возле городского парка в Пинске. К вечеру в зал прибегает детвора. Пока нет тренера, они не бегают по залу и не висят бесцельно на турниках, а разогреваются под зорким взглядом мастера карате Фунакоси, чей портрет возвышается над колоннадой из кубков.

Александр Алексеевич в своем кабинете размером с кухню в хрущевке меняет черный пиджак на белое кимоно и выходит к детям. Начинается разминка, за ней — тренировка.

— Полина, подойди сюда, — подзывает сэнсэй миниатюрную девчушку.

Полина прерывает тренировку в группе, подбегает, вытягивает ручки по швам, прижимает маленькие кулачки к бедрам, кланяется, поднимает ангельское личико и смотрит голубыми глазками на тренера.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Это Полина, — представляет девочку тренер. — Сколько у тебя медалей дома?

— Тридцать одна, — не задумываясь рапортует девятилетняя Полина.

Это награды областных, республиканских и международных соревнований. Проще говоря — Полину лучше не обижать. Девочка с глазами котика из Шрека сверстника легко уложит на лопатки, старшеклассника — «ушатает» ударом с правой, а студенту без боевой подготовки «пропишет» вертуху. Там, где сама не справится, помогут: за ней — десятки друзей из клуба, сотни выпускников и папа — мастер спорта международного класса по карате-до.

— Смотри, 15 минут занятие идет, а она уже вся мокрая. Вот это трудолюбие! — кивает в сторону Полины тренер.

«Первую брошюру толщиной, может быть, 12 листов я купил за 25 рублей»

В карате Александр Шарко пришел не сразу, хотя спортом — в основном спортивной гимнастикой — занимался всю жизнь. В советское время секции карате в Пинске не было, и будущий сэнсэй постигал азы боевых искусств в домашне-полевых условиях.

— Помню, у нас дома была старая раскладушка. Мама взяла от нее тент, сшила чехол, я его набил опилками с песком — получилась «груша». Жили мы в старом доме в центре города. Я «грушу» повесил на чердаке и тренировался под постоянные скандалы соседей: все-таки две семьи жили в том доме, а все ходуном ходило, когда я там прыгал.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В «официальное» же карате пришел во время учебы в педагогическом институте в Бресте.

— Это был 1977 год. В Бресте на то время информации о карате было ноль. Как раз приехали ребята из Волгограда поступать, а там уже информация была. Через них и познакомился.

После первого курса направление спортивной гимнастики в институте закрыли, а Александра Алексеевича перевели на акробатику. Днем спортсмен учился, а вечерами бежал на тренировку по дзюдо. На четвертом курсе в Бресте появилась секция карате — записался туда.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Тогда выходил журнал «Спортивная жизнь России». Таких на Брест приходило то ли два, то ли один. Мы нашли киоск в Бресте, куда он приходил, и оставляли продавцу шоколадку, чтобы она для нас свежий номер придерживала. Там рубрика была «Уроки карате», и была расписана техника: начальная фаза, конечная фаза, стойка, движения, база, дыхание. Сейчас, наверное, звучит нелепо и смешно, а тогда это было как глоток свежего воздуха. Первую брошюру толщиной 12 листов я купил за 25 рублей. По тем временам это были огромные деньги. Я помню стоимость первой видеокассеты с техническими комплексами Хирокадзу Канадзавы, которую я приобрел. Она стоила 120 рублей. Это была средняя месячная заработная плата. Но на тот момент кассета была бесценна, — рассказал собеседник.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Ни разу не было „варяга“, которого мы бы со стороны приглашали»

Александр Алексеевич окончил институт, отслужил в армии и вернулся в Пинск. На малой родине молодой специалист устроился на работу тренером по акробатике и пытался на общественных началах развивать экзотическое для города карате. Однако в начале 80-х в советской прессе началась активная борьба с этим видом спорта: считалось, что единоборство противоречит социалистической морали и плодит хулиганов. В 1981 году были приняты изменения в Административный и Уголовный кодексы, которые предусматривали ответственность за обучение карате. На первый раз нарушителя наказывали штрафом, за «повторку» грозило до двух лет лишения свободы, за третий — до пяти лет колонии.

В тяжелый для карате период сэнсэй свое увлечение не забросил. Группы, конечно, не набирал, но сам тренировался. В 1989 году карате легализовали, Александр Шарко набрал группу ребят для занятий, а три года спустя зарегистрировал городскую организацию и открыл клуб. На тот момент в секции занималось 74 человека.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Это ребята, которые начали со мной заниматься с 6−7 лет и закончили около 30. Можно сказать, я с ними прошел путь почти в 25 лет. Они выросли и сейчас со мной работают тренерами. Ни разу в истории клуба не было «варяга», которого мы бы со стороны приглашали. Всегда свои. Конечно, были ребята, которые поступали учиться в Минск и там уже выступали за столичные клубы, но максимального результата добились те, кто остался здесь.

В 1993 году ученик сэнсэя впервые в истории Пинска и клуба стал победителем первенства Беларуси.

«Если ребенок по натуре пахарь, то все получится»

В 90-е карате на бывшем советском пространстве развивалось стремительными темпами. Мастера японского боевого искусства стали устраивать семинары, организовывать тренинги.

— С 91-го по 95-й у меня очень много было выездов. Все, что я зарабатывал, из семьи выносил и тратил на учебу. Супруга к моим этим расходам относилась, конечно, скрипя зубами, но видела, что я этим жил, — и она жила этим вместе со мной.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Клуб Александра Алексеевича постоянно развивался. С каждым годом к нему на занятия приходило все больше детей. Каждый со своим характером, мотивацией, способностями.

— Клуб — это не только хорошая школа искусства борьбы, но и школа воспитания. Это во многом привлекает родителей. (…) После двух-трех лет тренировок ребенок начинает преображаться. Я никогда не уничтожал их «я». Здесь мягкие и пушистые результата не добьются. Здесь нужен характер. Один придет с характером, но его нужно обуздать. Другой — маменькин сынок: тут, наоборот, характер нужно взращивать. Он переживает любой проигрыш, любое замечание, любую неудачу. Кого сложнее воспитать? Хороший вопрос. Тут не в сложности дело. И того, и того можно воспитать, просто путь будет длинный. Если ребенок по натуре пахарь, то все получится. Очень многое дает трудолюбие, все остальное приходит в процессе тренировок. Суть в гармонии: «Есть здоровье, есть результат, есть человек». Это три кита, на которых все держится

Сейчас в двух залах клуба на полочках — более 400 кубков. Точные цифры никто не назовет — не считали. А счет медалям идет на тысячи.

— У нашего «молоднячка» — ребят, которым по 17 лет, — больше 200 медалей у каждого — это, наверное, по 10 кг, — смеется тренер.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Возле входа в зал висят таблички с фамилиями людей, которые внесли вклад в развитие клуба

В ноябре клуб «Эдельвейс» отпразднует свое 25-летие. На торжество соберутся бывшие и нынешние воспитанники организации, рассказывает Александр Алексеевич.

— Соберем 750 человек в Доме культуры. Придут наши ученики с женами, ученицы с мужьями, родители, которые их маленькими к нам привели. 25 лет моей жизни это заняло. Когда видишь столько людей, с которыми хочется обняться, а то и всплакнуть, понимаешь, что в этом и есть смысл всего сделанного.