Поддержать TUT.BY
144 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  2. На какие курорты из Беларуси у туроператоров этим летом запланированы полеты?
  3. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  4. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  5. Теплое начало недели, а потом — похолодание. Прогноз погоды на ближайшие дни
  6. Бывшая жена Ивана Вабищевича: «Когда увидела интервью Вани о нашем расставании, у меня был шок»
  7. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  8. Врача-невролога Руслана Бадамшина уволили — в день выхода из СИЗО он пришел на работу позже
  9. Что происходит в стране 13 апреля
  10. Задержан глава партии БНФ Григорий Костусев. Он — подозреваемый по уголовной статье
  11. Тысячи сотрудников «Нафтана» и «Гродно-Азота» могут не получить допуск к работе по медицинским показаниям
  12. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал всё о побелке сада
  13. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  14. Цена биткоина впервые в истории превысила 62 тысячи долларов за монету
  15. Россия отменила полеты в Турцию. Россияне полетят через нас? Снизятся цены? Спросили экспертов
  16. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  17. Начался суд по делу о наезде BMW на силовиков 11 августа. Водителю грозит до 25 лет тюрьмы
  18. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  19. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию
  20. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  21. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  22. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  23. Белорусов стали массово приглашать на вакцинацию от коронавируса. Узнали, как проходит процедура
  24. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  25. С 13 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  26. Как река превращается в море. Большая вода на Полесье
  27. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  28. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  29. Можно ли отсрочить климакс? Гинеколог отвечает на важные вопросы
  30. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как


Алексей Вайткун,

Имя Александра Медведя стало не только культовым для спортсменов-единоборцев, но и знаковым для всей Беларуси. Спортсмен трижды становился олимпийским чемпионом по вольной борьбе в трех разных весовых категориях, семь раз чемпионом мира, четыре раза был сильнейшим в Европе и девять в СССР. О своих спортивных достижениях, о пути к успеху, о сладости побед и горечи поражений - а они у Медведя тоже были - Александр Васильевич рассказал в рамках авторской программы Алексея Вайткуна "Личное дело". Съемки программы традиционно прошли в Центральной научной библиотеке им. Якуба Коласа Национальной академии наук Беларуси.

Скажите, ваша фамилия соответствует вашему внутреннему миру?


Многие изначально думали, что я взял псевдоним. Борец Медведь – сочетание всем всегда бросалось в глаза, но эта фамилия историческая, украинская. Родство соответствует: и мой отец, и прадеды, и я сам из Украины. Хотя на украинском фамилия звучит как "Ведмидь".

А что в вас медвежьего?

Возможно, быстрота, ловкость, воля, характер, целеустремленность – качества, которые прошли через поколения и всегда были у меня. Когда меня представляли на различных соревнованиях, то все думали, что сейчас на ковер выйдет громила, настоящий медведь. А тут я… Когда я только начинал бороться, вес у меня был небольшой – всего 93 килограмма.

Любовь к спорту у вас была с детства?

Спорт меня привлекал со школьной скамьи. Это было тяжелое послевоенное время, не было даже футбольного мяча, лыж, коньков. Но мы мастерили всё сами, шили мячи, а однажды детьми за футбольным мячом даже поехали в Киев. Лыжи брали у военных: приходилось у матери выпрашивать бутылочку самогонки, чтобы попросить у одного солдата одну лыжу, у другого - другую, а потом катались на них с утра до ночи. В школе я блестяще выступал по всем видам спорта.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео (158 Мб)

А как вы учились в школе? Говорят, что если мальчики сильны в спорте, то учеба обязательно страдает.

Честно говоря, я был недисциплинированный. А потом, в пятом классе, меня избрали старостой, и я исправился, стал приличным учеником, навел порядок в школе. Преподаватели уважительно ко мне относились. Дисциплинированным был и в армии…

А это правда, что первое время на построение вы ходили в тапочках?

Да, было такое, ходил в тапочках не только на построение, но и в столовую: у меня 47 размер ноги, обуви подходящей не было. Многие даже приезжали посмотреть на меня.

Скажите, а когда вы осознанно начали продвигаться именно по спортивной "лестнице"?

В армии, в 1957 году. В 1956 году я попал в танковую школу в Уручье, а в следующем году начал уже осознанно заниматься спортом. И хотя до армии я только две недели занимался борьбой, не уступал даже тем, кто занимался борьбой до этого несколько лет, - был очень настырным. Однажды даже дали мне разрядника, который долго мял меня. Я потом дня три-четыре не мог встать – не привык к таким нагрузкам, но со мной надо было повозиться. Сильным был, а все потому, что еще в детстве дома очень много приходилось работать физически. Например, я с двенадцати лет раскалывал пни, потому у меня и рука такая – большая и сильная.

Да, рукопожатие у вас феноменальное…

С рукопожатием связан один забавный момент. Помню, еще в советское время были мы в Египте, встречались с их президентом. Я ему как пожал руку – так он аж вскрикнул. Тут же его охрана ко мне подлетела, попыталась скрутить, но успехом это дело не увенчалось. Мы потом все вместе смеялись, вспоминая эту историю…

Скажите, а что чувствует спортсмен во время череды побед?

С годами у меня возникало ощущение, что у многих спортсменов я отнял ту радость, которую каждый хочет ощутить – радость от победы над соперником. Приходилось отнимать, что делать…

А что творится внутри, когда стоишь на пьедестале, играет гимн, а ты осознаешь, что сильнейший в мире?

Первый чемпионат мира, который я выиграл в 1962 году в Толедо (США), был неповторимым вдохновением, даже слезы подкатывали. Правда, я тогда сгонял десять килограммов веса, и, может быть, заплакал бы, стоя на пьедестале, но слез не было…

А вы вообще эмоциональны по жизни? Поплакать можете?

Сейчас стал более эмоциональным, а раньше трудно было – даже заставить плакать себя не мог. Я помню свою встречу с Голамом Тахти, иранским борцом. Он был неоднократным чемпионом мира, выбился из народа, с низов, стал прославленным. Он помогал нищим, его буквально боготворили. И когда я у него выиграл, весь зал плакал, и он сам рыдать стал: стал на колени и начал просить у зрителей прощения за свое поражение. Эта картина меня тоже тронула, но в спорте третьего не дано – ты или победивший, или проигравший.

Скажите, а есть у ваших побед секрет?

Работа, работа, работа… Приходя на тренировку, я "нагружал" троих: по очереди боролся с тремя партнерами так, что те уползали с ковра. Если партнеров не было, я шел тренироваться со спортсменами, которые представляли греко-римскую борьбу.

Я ведь выступал не только по вольной и греко-римской борьбе, но даже по самбо. У меня не было никаких сложностей с этим, я мог отчасти комбинировать эти тренировки. Я создавал такие условия, чтобы партнеры максимально сопротивлялись, и при их сопротивлении находил то, что мне нужно, ту изюминку, которая необходима для проведения того или иного технического арсенала. И это срабатывало. Потом, когда приходилось бороться с тяжеловесами по 150 килограммов или с последним американцем в 196 килограммов, это помогало мне за полторы-две минуты наминать соперникам раз пять-десять, они падали и просили уже не трогать. У меня были очень быстрые движения: я как будто двигался вперед, но в то же время проворачивался в конце, буквально за доли секунды. Соперник падал, отбрасывал ноги и искал меня. Это как кошки-мышки, мне самому было смешно, а тренер вообще наслаждение получал.

Так, может быть, спорт был для вас некой игрой?

Знаете, я ведь себя чувствовал королем на ковре, львом или, скорее, пантерой. И от соревнований получал истинное удовольствие, получал удовольствие от борьбы с достойными противниками.

Они ведь были очень сильные, физически крепкие. Иногда я даже сомневался: неужели бывают такие сильные ребята? Первое время стоят горой – не подойти. Но это было первую минуту-полторы, а потом я с ними разбирался. Помню, боролся против одного культуриста, красивого, накачанного спортсмена. Сначала даже не знал, как подступиться к нему. Затем сделал несколько движений, обманул его, схватил за две ноги и в воздухе сделал мельницу. Я его раскрутил, как это делал неоднократно, он до того потерял ориентир, что не понимал, то ли в воздухе он, то ли уже на ковре. Скачет на лопатках, а мне только дожать его осталось.

А проигрышам вы расстраивались?

Были у меня проигрыши. Я считаю, что спортсмен без проигрыша – не спортсмен. Ведь после проигрыша – то самое время, когда нужно проанализировать поединок, разобрать его по частям, понять, что было сделано не так, – провести такую "работу над ошибками". Расстраивался, конечно, но работал дальше…

Скажите, а вы наблюдали за своим противником перед поединком?

Конечно, наблюдал. Я фотографировал глазами. Мне стоило только посмотреть на противника, и все становилось ясно. Даже по технике, которую мои конкуренты отрабатывали на тренировках. Он начинает делать, я ему контр. Он: "Откуда?", а я: "Проходил мимо, увидел". Может быть, это моя Божья сила, дар.

А вы верующий человек?

Да.

В советское время тоже верили?

Когда мы уезжали на Олимпиаду, заходили в церковь, но понимали, что на Бога надейся, но сам не плошай. Вера была где-то внутри, а надеялся я в основном на себя.

Сейчас со спортсменами работают психологи – целый штат людей. А как вы психологически настраивались на состязания, например, во время Олимпиады, когда понимали, что за вами – весь Советский Союз?

У каждого спортсмена в Советском Союзе была особая внутренняя подготовка, настройка, если хотите. У нас был комсомол, мы воспитывали себя сами. Был такой внутренний контроль. Мы очень гордились своей страной. Гордились тем, что нам давали три-пять долларов суточных, старались сэкономить, поголодать, чтобы купить сувениры. Мы сами себе пришивали буквы "СССР" на форму. Было сложно, буквы были сделаны из очень плотного материала, но мы шили и гордились собой – ведь не каждому дано носить такие буквы и получить чистошерстяной костюмчик, пусть за полцены.

А вы модником были в молодости?

Нет, у меня был большой размер, и трудно было что-то подобрать. Так что носил то, что было. Но дополню о настройках… помимо настройки идеологической была настройка личная. Перед соревнованиями я просматривал предыдущую схватку своего соперника и понимал, как нужно работать. Тренеру не приходилось меня как-то специально настраивать. У меня был такой мощный внутренний настрой, я не любил, когда ко мне прикасались. Многих спортсменов массировали перед выступлениями, но это было не для меня.

Но вы волновались?

А как же! Когда мы выходили на ковер и пожимали друг другу руки, я по прикосновению ощущал партнера, чего от него ждать, на что он может рассчитывать и как с ним бороться. Я определял это по тому, как у него потели руки, чувствовал, как дрожали ноги. Такое внутреннее состояние передается друг другу. Я хорошо чувствовал и до сих пор чувствую людей. Единоборство – самый сложный вид спорта, потому что выходит человек с человеком, и здесь надо применить все, на что ты способен: и силу, и технический арсенал, умение тактически подготовиться и воплотить эту тактику в жизнь.

Такие ощущения в идеале должны быть у каждого спортсмена, каждый спортсмен уникален. Я не мог проводить один и тот же технический арсенал постоянно даже с одним и тем же спортсменом, менял приемы. Иной раз, когда противника положишь за несколько секунд, он потом спрашивает, как это я умудрился за такое короткое время, мол, покажи. А я ему говорю, что покажу на следующей Олимпиаде.

Скажите, а насколько в борьбе важна гармония физического и внутреннего состояния? И как вы его поддерживали в себе?

Прежде всего, в спортсмене должно быть самообладание. Тогда не было психологов, был только общий врач при сборной. Научно к этим вопросам стали уже подходить ближе к соревнованиям в Мехико. К тому времени у меня были уже срывы, высокогорье я переживал очень тяжело. У меня скакало давление, были проблемы с сердцем, но, как и говорили тренеры, в Мехико я выиграл за счет своей воли и внутреннего характера, за счет того, что стабильно мог собраться. Без гармонии не соберешься.

Перед последней Олимпиадой к нам в Стайки приехал Петр Машеров, встретился со сборной, пожелал всем удачи, потом отвел меня в сторону и говорит: "Я знаю о твоем состоянии, но верю в тебя". Пришлось оправдывать доверие.

Внутренний психологический настрой, конечно, многое дает.

Правда ли, что на Олимпиаде особая атмосфера?

Безусловно. У меня было много чемпионатов, но Олимпиада всегда особенна своей атмосферой – это правда. Это вершина карьеры каждого спортсмена, а для того, чтобы попасть на нее, покорить эту вершину и выиграть, нужна особая работа. Идет нагнетание прессы, ощущается ответственность перед страной, которая тебя направляет. Атмосфера на Олимпиаде неповторима. Неповторимы и воспоминания.

Помню, на одной Олимпиаде спортсмены из Кении бежали босиком. Потом "Адидас" и "Пума" дали им деньги на обувь, и спортсмены стояли на пьедестале, держа в руках тапочку от "Адидас" и тапочку от "Пумы". В то время только начинался бум бизнеса на спортивных мероприятиях. Воспоминаний много. Иной раз смотрю соревнования по телевизору, самому хочется раздеться и принять участие в качестве спортсмена, но… возраст… Я уже навыступался.

Скажите, а насколько болезненным был ваш уход из спорта?

Я всегда считал, что большой спортсмен должен уйти из спорта вовремя. Нужно бороться, пока чувствуешь, что еще можешь что-то сделать для себя и своей страны. Но если чувствуешь, что нет – нужно собрать волю в кулак и уйти. Так ушел я. У меня не было болезненного ухода, так как началась тренерская работа, я нашел себе применение…

Вы скучаете по тому времени, по 60-70-м годам?

Это было незабываемое время, которое нас сплачивало. Кроме соревнований мы проводили КВН, в которых участвовали все спортсмены. У нас был очень интересный номер: мы собрали спортсменов, таких, как я, сшили всем юбочки, надели пуанты и станцевали танец маленьких лебедей. И приз – баран, которого привезли с гор – был наш. Было весело.

Кстати, всегда хотел спросить, а в жизни приходилось применять физическую силу?

Когда я был мальчишкой, мне равных не было. Раньше, в послевоенное время, спорта как такового не было, мы дрались улица на улицу.

Однажды у нас с женой был неприятный случай. Мы вышли с ней из кинотеатра, ей стало плохо. Я пошел ловить такси, а она осталась стоять. Идет дружная компания, человек семь, стали звать ее с собой. Я подошел к ним, попросил оставить ее в покое. Не захотели. У меня еще было секунд тридцать до приезда такси.

Все живы?

Но все лежали. Оказалось, что там было два боксера. Они сделали боксерские стойки, но это им не помогло – я бил куда придется. Хотел еще добавить, но меня уговорил таксист, да и жена не пустила. А так я старался свою силу показывать только на борцовском ковре.

Скажите, а сегодня свой возраст вы ощущаете?

Да, ощущаю. Конечно, много ушло здоровья. Пытаюсь поддерживать себя, выезжаю на охоту, на рыбалку, пытаюсь поддержать и нашу сборную. Но возраст, конечно, дает о себе знать…

А есть что-то, что спорт у вас отнял?

Нет, что вы… Благодаря спорту я приобрел много друзей, увидел многие страны. Я получил много жизненных уроков, окружил себя интересными людьми. По сей день у меня продолжается эта дружба. Я до сих пор прихожу на ковер, подсказываю ребятам, учу их, участвую в судействе. Спорт для меня – это жизнь, счастливая жизнь. Да, были мощные нагрузки, которые подрывают здоровье, но вместе с тем я счастлив, что моя жизнь в спорте была и есть именно такой.
-99%
-25%
-10%
-30%
-20%
-20%
-10%
-10%
-50%
-50%
-30%