Коронавирус: свежие цифры


Алексей Вайткун,

фотоЕкатерина Карстен, которая в уходящем году стала шестикратной чемпионкой мира по гребле академической, названа лучшей спортсменкой Беларуси 2009 года. В преддверии Нового года "Екатерина Великая" рассказала о старых и новых рекордах, планах на Олимпиаду-2012, возникшем было желании сменить белорусский паспорт на российский, а также о своей жизни в Германии.

Полный вариант беседы слушайте тут

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Уже не первый раз вас называют лучшей. Подстегивает ли это вас к новым достижениям?


Приятно, что меня выбирают лучшей. В этом году я выступила только на двух соревнованиях, поэтому даже не думала, что стану лучшей. Не могу сказать, что меня это как-то подстегивает: ты работаешь, знаешь свое дело и делаешь его. Любое поощрение, любая медаль подстегивает делать что-то хорошо.

О каких итогах года вы могли бы сейчас сказать?

Уходящий год был очень тяжелым. У меня была травма, из-за которой я не выступала на первом этапе Кубка мира. Были проблемы с финансированием, из-за чего я не поехала на второй этап Кубка мира.

Весь год из-за этих неурядиц прошел на нервах. Никто не верил, что я выиграю чемпионат мира. На этом форуме прошла полдистанции всего лишь пятой, и все телеведущие говорили, что Карстен старая и ничего не покажет. Но мне проще, когда в меня не верят: я знаю свои силы и могу показать хороший результат.

Как вас поддерживают близкие люди в такие ответственные моменты?

Мне тяжело ощущать ответственность, когда все время выигрываешь, и проигрывать нельзя. Но перед гонкой у меня нет сильного мандража, возможно, только на Олимпиадах, потому что все ждут от меня великих достижений и говорят, что я должна их сделать. Никто не верит в меня, ну и не верьте – я свое дело сделаю.

В этом году в Бресте был чемпионат Европы, на котором я тоже поволновалась: в Бресте, дома, в первый раз такие соревнования, и там я по-настоящему почувствовала, что это такое, когда за тебя болеют. Всю мою гонку трибуны стояли и аплодировали мне.

Часто в прессе вас называют "Екатериной Великой". Как вы реагируете на то, что в газетах проводят такие ассоциации?

Очень приятно, когда читаешь такие отзывы. Когда после последней олимпиады нас встречали в аэропорту, кричали: "Императрица Екатерина" - это было очень приятно, берет за душу. А к тому, что называют "Екатериной Великой", я уже привыкла, это название меня немного забавит.

Вы говорили, что вам нравится грести в одиночке. Почему так? Это претензия на лидерство или ощущение всей ответственности на себе?

В одиночке хорошо, потому что сам себе хозяин, рассчитываешь только на свои силы. Когда выступаешь в двойке, четверке, нужно подобрать такого напарника, чтобы быть полностью уверенным в его силах. Сложно работать в большой команде: когда я начинала в восьмерке, было трудно, потому что один хочет сачкануть, второй – посмотреть по сторонам, третьему вообще сегодня не хочется работать. Нужно, чтобы все восемь человек думали об одном деле. А одному проще – как наработал, так и выступишь.

Есть ли у вас какие-то психологические приемы, как выигрывать во время гонки?

Я обычно иду второй, и соперники, идущие впереди, немного расслабляются. Но потом я делаю финиш и выигрываю.

В какой момент соревнования вы понимаете, что сильнее, что отрываетесь вперед?

До тех пор, пока не финишируешь и не посмотришь на табло, чувствуешь себя очень неуверенно в том, что ты первый. Например, в этом году на чемпионате мира даже не знала, что выиграла, пока не посмотрела на результаты на табло.

Конечно, если соперники недостаточно сильные, и ты вырываешься вперед, то видишь, что финишируешь первым. Но если соперники идут с разрывом в доли секунды, то определить первого сложно.

Как вы относитесь к тому, что некоторые говорят, что вы вышли из возраста побед, и от вас уже нечего ожидать?

Я свой возраст не ощущаю. Со мной тренируются две молодые девочки, и я с ними свой возраст не чувствую.

Много лет вас тренировал Анатолий Квятковский. Теперь вы работаете с немецким наставником Норбертом Ладерманном. Чем отличаются методы работы немецкого и белорусского тренера?

Анатолий Иванович очень много мне дал, мы с ним много работали, выиграли две Олимпиады. Я ему очень благодарна, что он столько времени мне уделял. Но в какой-то момент я поняла, что результаты стали хуже, что Анатолий Иванович уже дал мне все, что мог. Поэтому приняла решение сменить тренера.

У Ладерманна и Квятковского очень сильно отличается методика тренировок. Когда я занималась у Анатолия Ивановича, не было такого разнообразия тренажеров. Если сравнивать Ладерманна и Квятковского по человеческим качествам, то Квятковский, конечно, более душевный. Ладерманну главное – это работа. Можно сказать, что сейчас мне не хватает славянской душевности.

Приняла ли вас Германия? Насколько комфортно вам живется? Не хочется ли вернуться в Беларусь?

Мне здесь проще в том, что нет такого большого внимания ко мне. Когда приезжаю в Минск, люди меня узнают, подходят. Это приятно день, неделю, но такое постоянное внимание мне не нравится. Я с удовольствием приезжаю в Беларусь, но в Германии жить мне удобнее.

Некоторое время назад были разговоры о вашем переезде в Россию...

Как я уже говорила, в этом году у нас практически не было финансирования. Деньги из Беларуси либо не поступали вообще, либо перечислялись с большим опозданием. Поэтому проживание в гостиницах мы оплачивали сами, были перебои с питанием. Считаю, что если показываю результат, то ко мне должно быть соответственное отношение. У нас поменялся гостренер, пришел молодой специалист, который хотел показать, что он всезнающий, великий, и немного ставил палки в колеса.

В России у меня оставались знакомые еще со сборной Союза. Я узнавала, что там и как. Мне обещали найти спонсора, чтобы я смогла выступать за российскую сборную. Но все же ситуация нормализовалась и я этой затеи отказалась: мне до Олимпиады осталось три года, и это время я хочу выступать только за Беларусь, и ни за какую другую страну.

Вы уже думаете о финале спортивной карьеры?

Думаю, конечно – сколько можно выступать? Если будет позволять здоровье и будет взаимопонимание с федерацией и Министерством спорта, планирую выступать до Лондона, до Олимпиады 2012 года.

-45%
-10%
-20%
-26%
-50%
-40%
-5%
-10%
-40%