Поддержать TUT.BY
61 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


Оперативник подбивал влюбленную в него девушку приобрести наркотики. Однако несмотря на приговор, за решетку следователь не попал. Потому что срок — условный.

"Европейское радио" смогло найти лишь одну “наркотическую” историю, окончившуюся решеткой не для девушки, которая по просьбе оперативника отдела по наркоконтроле приобретала наркотик, а для милиционера-провокатора.

Почти полгода назад 19-летняя учащаяся ПТУ №225 Гродно Алеся Дорожко познакомилась через интернет с парнем. Переписка, встречи, внезапная любовь — и, как результат, беременность. Вот только продолжение истории получилось не романтическое. Вначале парень говорил, что он наркоман и попросил помочь достать дозу. А когда Алеся через знакомых сумела выполнить просьбу, любимый признался, что просто выполнял свою работу.

Однако Алеся Дорожко в колонию не попала, обвинения с нее сняли. А оперативника Соколова из Октябрьского РОВД сперва уволили с работы, а потом осудили. Дали два года условно за “превышение власти”.

Как девушке удалось выйти на волю после следственного эксперимента, "Еврорадио" выяснило у старшего следователя Октябрьского района Гродно Юрия Семенчука, ведшего это дело.

Юрий Семенчук: “От девушки поступило заявление, что до того, как завели на нее уголовное дело, она была в близких отношениях с сотрудником милиции. Если сотрудник милиции вступает в близкие отношения и, используя их, подталкивает к приобретению наркотиков, тогда мы заводим уголовные дела против них. А если просто просят найти и люди находят - таких случаев много, — судьи осуждают”.

Получается, что Алесю Дорожко спасла от приговора "близость" с оперативником. В прокуратуре признают, что оперативники используют “подставы” потому, что так легче добиться определенных результатов и увеличить показатели по задержанным.

Юрий Семенчук: “Есть такое понятия, как показатели. И они ради этих показателей не внедряются сами, а используют других людей. Так быстрее”.

Найти необходимых людей, войти к ним в доверие — на все нужно время. Затягивание дела не идет на пользу показателям. А слабые показатели плохо влияют на количество звезд на погонах. Поэтому следователи используют людей с улицы, которые могут вызвать доверие у торговцев. Кстати, все “громкие дела” с нарко-“подставами” почему-то случаются в Гродно.

По мнению следователя, таких “использованных” людей надо не сажать, как это делается у нас сейчас, а защищать от самой милиции.

Юрий Семенчук: “Таких людей нельзя привлекать к ответственности. Их необходимо выводить из-под обвинения и переводить в свидетели. На практике - их наказывают. А это, по-моему, неправильно”.

Алеся Дорожко собиралась в этом году поступать в вуз, но, по словам матери Леокадии Дорожко, сейчас у нее не то психологическое состояние, чтобы учиться. Она чуждается людей, и уехала из города.

Леокадия Дорожка: “Он просто у моей девочки отнял жизнь и здоровье. То, что мы пережили вместе с ней, я не пожелаю пережить самому злому врагу”.

Рожать ребенка Алеся не стала, и мать этому рада. Говорит, понимает, что ребенок ни в чем не виновен, но… Условный срок наказания оперативнику ее не удивил. Говорит, человеку из этой системы дать больше и не могли.

А бывший оперативник Соколов собирается обжаловать приговор, написал кассационную жалобу в вышестоящую инстанцию. Видно, не считает себя виноватым. Может даже, надеется возвратиться на службу в органы.

Змитер Понемонов
-30%
-25%
-17%
-20%
-25%
-20%
-20%
-30%