Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

Общество


Заказ на строительство этого дома в Минске поступил в мае 1999 года. Заказчик — дирекция строящихся объектов управления делами президента. Проектировщики — команда "Минскгражданпроекта", подрядчик — Солигорский стройтрест №3. Строители справились с объектом особой важности быстро: уже в октябре 1999 года дом был сдан. Как сообщил корреспонденту "БДГ" архитектор-проектировщик дома Михаил Рыбников, специалисты "Минскгражданпроекта" сначала даже не знали, чей дом они проектируют. Да и потом им никто ничего не сказал. А о том, что в этом доме будет жить мать президента, они сами узнали исключительно из слухов, которыми уже тогда наполнился город. "Домик довольно скромный, — сказал Михаил Рыбников. — Стены — газосиликатные. Хотя, знаете, от всего этого, конечно, попахивает..."

Но давайте сами приблизимся к этому дому и заглянем внутрь. В жизни, конечно, нас туда вряд ли пустят. Коллеги однажды попытались погулять вокруг этого домика. Сначала откуда-то материализовались две девицы, будто бы бегающие трусцой, и сурово поинтересовались: "Что вы здесь делаете?" Затем с другой стороны примчался такой же "бегун от инфаркта", но уже мужского пола, — с тем же вопросом, и потребовал, чтобы мои коллеги немедленно убрались восвояси.

Итак, домик на самом деле невелик — но только если сравнивать его с новорусскими хоромами, выросшими за кольцевой дорогой в последние годы. Общая площадь застройки — 250,5 кв. м, общая площадь здания — 303,7кв. м. К первому этажу пристроен восемнадцатиметровый гараж (любопытно, на фига почтенной деревенской старушке гараж? Трактор там держать? Или газонокосилку? Или, может, раскладушку для сына?). Есть еще чердак, но для жизни он непригоден, так что будем считать домик одноэтажным.

Итак, на первом этаже мы имеем в наличии: прихожую, холл, две спальни, гостиную, кухню-столовую, ванную с санузлом, коридор, а из нежилых помещений — топочную и гараж. Вообще с водоснабжением, канализацией, вентиляцией, теплосетями там все в порядке. Равно как и с правительственной телефонной связью, системой видеонаблюдения и круглосуточным постом кагэбэшной охраны.

А теперь — в подвал, господа! Казалось бы, что может быть в подвале, кроме крыс, садового инвентаря да старых штанов? Так вот, там может быть очень многое. В нашем случае — сауна, комната отдыха, постирочная, холл, три кладовые (одна из них — холодная), санузел. Плюс электрощитовая и управление сауной (звучит как "управление делами" — так и представляешь себе комнату, в которой сидят чиновники и приводят в действие рычаги, управляющие сауной). И вновь возникает вопрос: зачем человеку, прожившему всю жизнь в белорусской деревне, сауна? Ему бы русскую баню вместо всех этих финских штучек. Но маму президента, похоже, никто не спрашивал, нужна ли ей сауна.

Пожалуй, ее интересы и привычки были учтены только при проектировании хозпостройки площадью 51 кв.м. Хозпостройка включает в себя две кладовые, летнюю кухню, помещение для коровы, помещение для птицы, площадку для выгула птицы (это уже издевательство какое-то над нами, гражданами Республики Беларусь, — выгул птицы. Страусов, что ли? Или павлинов?). И, безусловно, погреб и чердак. Особенно пикантная деталь хозпостройки — жижесборник. Говоря простым языком — автоматический навозоудалитель. И хочется прокомментировать, да излишне...

Ну и, конечно, приусадебный участок. Там все красиво, около двадцати соток земли, а также всевозможные архитектурно-ландшафтные изыски вроде сада камней. В прудике наверняка плещутся карпы. В общем, жизнь прекрасна, президент честен, экскурсия окончена, не толпитесь возле жижесборника!

А если серьезно — президент, как обычно, попытался всех перехитрить. Официально маменькин дом, разумеется, принадлежит государству, и никакой надобности указывать его в декларации не было. Правда, поначалу в управлении делами речь вели о строительстве усадебного жилого дома, но в последний момент спохватились, и, чтобы комар носа не подточил, заказ поступил на "индивидуальный служебный жилой дом". Служебный — это значит, что принадлежать он может исключительно государству, а жильцы в нем могут меняться. Так что вроде все чисто. Кроме одного: мать президента — это не государственная должность, чтобы при ней полагалось служебное жилье. Мать президента — это даже не профессия и не социальный статус, а обозначение родственной связи. И маменька в домике не прижилась вовсе не потому, что у президента вдруг совесть проснулась, а просто решено было убрать ее от любопытных глаз подальше — слишком уж заметен этот подслеповатый домик, пытающийся скрыться за забором на проспекте Машерова.

Кстати, с точки зрения публичности место найдено неудачное. Первоначально, еще на стадии "усадебного жилого дома", его предполагали строить в районе улицы Крупской. Это окраина, и, возможно, никто ничего и не заметил бы. Но на проспекте Машерова всякое новое строительство привлекает внимание. А поскольку шила в мешке не утаишь, да и сами сотрудники управления делами президента имеют не только уши, но и рты, и архивы проектных институтов пока еще вполне доступны, то было очевидно: в преддверии выборов лучше изображать из себя скромнягу. Вот и рассказывает Лукашенко, что живет с мамой и сыновьями в Дроздах. Только не упоминает, что и мама, и сыновья живут отдельно, в других домах на территории Дроздов. Так что он вроде и не врет — действительно, вся семья, кроме Галины Родионовны, живет в Дроздах. Но о занимаемых каждым в отдельности площадях он стыдливо умалчивает. Сотрудники службы безопасности президента утверждают, что его мама живет на бывшей даче Вячеслава Кебича. Но доказательств они мне лично не предъявляли, так что утверждать, в каком именно доме живет родительница, не берусь.

Зато берусь утверждать другое: не так наш народ не терпит воровства, как не терпит нечестности. В стране, где давно уже стало аксиомой то, что каждый тырит, где и сколько может, давно уже никому не стыдно выйти к людям и сказать: господа, я спер миллион долларов (три рубля, мешок муки и так далее). А стыдно приехать на "мерсе", оставить его за углом и рассказывать, как полчаса трясся в троллейбусе. Так и с Лукашенко. Пусть бы вышел к народу и сказал: "Сограждане, моя мать все свои годы прожила в бедности, и сейчас я хочу обеспечить ей достойную старость, поэтому уж простите, но именно за ваши деньги, дорогие мои налогоплательщики, отгрохал я этот дом для мамы, нравится вам это или нет!" И как знать, может быть, сначала и повозмущались бы сограждане, а потом в силу природной доброты и махнули бы на это рукой: все-таки забота о матери, вроде как благой порыв. Но Лукашенко, как обычно, решил, что он гораздо умнее сограждан, поэтому в очередной раз решил всех обмануть. Надеется, вероятно, что в очередной раз останется в белом фраке, а народ — башкой в жижесборнике. Но народу там уже надоело, он начал потихоньку поднимать голову и задавать разного рода неудобные вопросы. И пора, Александр Григорьевич, наконец начать говорить правду. Мы ее уже заждались.