Лене сложно было начинать этот разговор. Ей было трудно снова окунаться в кошмар ее "адского года" - ежедневные перегрузки, ежечасный и ежеминутный стресс, в котором она пребывала с постоянной уверенностью в том, что когда-нибудь это закончится…
 
"До того, как я устроилась к ней на работу, мы были хорошими знакомыми. Она просто позвонила и убедила меня в том, что я ей нужна. "Без тебя я не хочу начинать это дело!", сказала она, и эта формулировка меня зацепила. Я решилась пойти работать в подчинение к Алле, хотя прекрасно осознавала, во что могут превратиться приятельские отношения, когда в силу вступает закон психологии начальницы и подчиненной. Изначально мы договаривались о партнерстве, о свободной работе двух самодостаточных творческих людей и единомышленников. Но с самого начала я почувствовала в ее тоне нотки начальницы: она стала вести себя покровительственно и надменно, часто срываясь на крик. Тогда все это казалось лишь ее попыткой самоутвердиться, и я закрывала на многое глаза".
 
Лена вяло усмехается и медленно, глубоко затягивается тонкой сигаретой.
 
"Меня зовут Андреа, - сказала я, протягивая руку. - Я новый секретарь Миранды Пристли. - Сочувствую! - взревел охранник, ликующе вертя башкой. - Так и запишите: я вам сочувствую. Ха! Ха! Ха!"
 
"Был большой проект, над которым вся наша команда работала очень долго, тяжело, кропотливо. Мы вкалывали до поздней ночи, выматывались как загнанные лошади, вместе стремились к идеальному результату. Все получилось. Настало время триумфа. После завершения проекта был заказан огромный банкет, на котором должна была присутствовать вся компания. Мы с ребятами, веселые и вдохновленные успехом, спешили отпраздновать победу. Именно в этот момент у дверей возникла Алла и с каким-то изуверским наслаждением, которое явно читалось на ее лице, произнесла фразу: "До свидания! Вы можете идти по домам. На сегодня ваши услуги больше не понадобятся". Как вы понимаете, даже слово "спасибо" во фразе отсутствовало. Повисла пауза. Я не могла поверить в то, что она сказала ЭТО. Именно ЭТО и именно СЕЙЧАС. Мне абсолютно не принципиален был этот чертов банкет, но весьма принципиален сам факт того, что произошло с ней. "Обслуживающий персонал может поставить метла и идти домой?", спросила я у нее. С тех пор все и началось…"
 
 
"Это не правда. Такого просто не может быть. Я, конечно, сплю и пребываю в каком-то из параллельных миров, где не действуют законы разума и логики. Я никак не могла заставить себя одолеть абсурдность происходящего!"
 
С того момента начался год постоянного стресса и хронических перегрузок. Началась борьба. Лена видела в Алле реальное желание ее подавить, сломать и уничтожить. "Она стала нагружать меня работой. Причем, не просто моей основной работой, а мелкими "курьерскими" поручениями подай-принеси. Это был ее способ поставить меня на место, заставить меня постоянно за что-то извиняться, максимально ограничить мою личную свободу. Ей это доставляло инквизиторское удовольствие, ведь она прекрасно знала, как важна и дорога была мне именно свобода. Начались постоянные проверки - во сколько я пришла на работу, во сколько ушла. Посыпались градом обвинения в ошибках, невыполнении сроков, любое мое движение подвергалось жесткой критике и ничего не одобрялось. Она стала звонить мне по поводу и без, чтобы в очередной раз заставить, переломать, унизить. Я стала бояться каждого звонка.
 
"Я ненавидела чертов телефон, но не обращать на него внимания я не могла. Он привязывал меня к Миранде, как пуповина, затянувшаяся вокруг горла, и не давал вырваться и спастись от грозящего удушения"
 
 
"Было очень много мелочей. Меня перестали представлять членом команды, страшно нагружали работой, бесчисленными поручениями, которые я просто не в силах была выполнять. Она стала использовать меня как машину, пиная каждый раз, когда я делала что-то не так, вынуждая меня всякий раз беспричинно защищаться и оправдываться. Это превратилось в полное безумие. Пропало всякое желание работать, к чему-то стремиться, чего-то достигать. Что самое ужасное, из-за постоянного подавленного состояния я действительно стала совершать ошибки, которых бы никогда не сделала, будь ситуация хоть сколько-нибудь другая. За эти ошибки меня еще больше "били". Вы спрашиваете, что такое стресс? Это когда беспричинно и неоправданно начинаешь в себе сомневаться, когда появляется мысль, что ты ничего не стоишь. Зачем я все это терпела? Я не знаю. Видимо, надо было как-то бороться, относиться к этому проще и легче, знаете "если не можешь изменить ситуацию, измени к ней отношение". Но я уже была чересчур подавлена"
 
"И вот через три месяца я сдалась. Я просто слишком устала - физически, эмоционально, умственно; ежеутреннее самоистязание высосало все мои соки(…) О Боже! Это неправда. Сейчас я проснусь в своей собственной кровати и пойму, что весь этот проклятый день - да чего там, весь этот проклятый год - были всего-навсего изощренным ночным кошмаром"
 
Прошел год, хотя Лене казалось, что прошло гораздо больше. У нее началась бессонница, появился нервный тик и постоянные навязчивые внутренние монологи. "Дома я говорила только про постоянные перегрузки, про рабочие проблемы, я стала зацикленной невротичкой, не способной думать ни о чем другом, кроме ситуации на работе. Знаете, у меня даже началась нервный тик. На нервной почве. Я чувствовала, что мне надо вернуть уважение, которое я просто-напросто заслуживала! Я осознавала, что ситуация зашла слишком далеко, но сил и настроения на борьбу у меня не было. Вампирша выпила все мои соки. Что ж, в один прекрасный день я просто сорвалась и трехэтажным матом выругалась на нее в присутствии остальных сотрудников. Возмездие последовало незамедлительно".
 
"К черту, к черту ее! Чего ради я здесь торчу и позволяю этой незнающей, что такое радость, дьяволице унижать меня, топтать, отравлять все мое существование?
 
- Идите к черту, Миранда, идите вы к черту!"
 
"Да, я потеряла работу. В сущности, я понимала, что можно было бороться. Нет не с ней. С ситуацией. Можно было найти выход и справиться. По большому счету, идеальной работы не существует, и у всех в той или иной степени возникают проблемы, все испытывают перегрузки будь то физические, эмоциональные, ментальные или, черт его знает, какие еще. Кто-то справляется, кто-то нет. Ой, знаете, пока я все это вам рассказывала, у меня страшно разболелась голова. Это, видимо, остаточное явление!"
 
Лена устало улыбнулась и затушила сигарету. За время рассказа она выкурила чуть меньше пачки.
 
*в статье использованы выдержки из книги Лорен Вайсбергер "Дьявол носит Prada"
 
www.bezstressa.by
-20%
-10%
-10%
-10%
-14%
-20%
-13%
0066814