/ /

«Они есть, просто они настолько незаметны для нас, что мы вообще про них не знаем», — рассказывает искусствовед Марианна Суховей о женщинах, которые строили дома в Минске, были народными артистками, профессорами, дирижерами, но многие никогда даже не слышали их имен. Вместе с Марианной мы прошлись по улицам Минска и расскажем о минчанках, которые оставили свой след в истории столицы.

Марианна Суховей по образованию искусствовед, она выступает с лекциями про женщин в искусстве, создала подкаст «Не только Фрида» и рассказала TUT.BY о Минске через истории женщин, которые сделали свой вклад в развитие искусства и науки.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Марианна Суховей

— В последнее время у нас появилось много интереса к городу, мне захотелось его раскрыть через имена женщин. В английском языке есть слово invisible. В русском можно сказать, что эти женщины пока невидимые для нас, — говорит Марианна.

Первая женщина-архитектор в Минске

Первая точка нашего маршрута на Козлова, возле магазина «Океан». Марианна предлагает посмотреть напротив — на здание Дворца искусств и жилого дома рядом на проспекте Независимости. До войны этих зданий не было, это была окраина Минска — пересечение улиц Советской и Долгобродской, здесь был построен Дом специалистов, который спроектировала первая женщина-архитектор в Беларуси Наталья Маклецова.

Фото: ais.by
Наталья Маклецова. Фото: ais.by

Маклецова приехала в Минск из Ленинграда по направлению университета в 1931 году. Тогда Минск, в отличие от Ленинграда и Москвы, был своеобразным свободным полотном для маневров. А в Минске было всего шесть архитекторов — все мужчины. Маклецовой было 25 лет, когда она спроектировала Дом специалистов.

— Дом специалистов — это определенная история, как Дом на набережной в Москве. Такие строили для специалистов высокого класса. Маклецова писала в своих воспоминаниях, что Минск в начале 30-х годов был абсолютно заштатным губернским городом, в нем не было ничего, лишь одна асфальтированная улица, куда все выходили гулять. Постройки были одно- или двух-, максимум — трехэтажные, самым высоким было шестиэтажное здание гостиницы «Европа», — рассказывает Марианна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На этом месте был Дом специалистов

В 1934 году по ее проекту начали строить шестиэтажный дом на 100 квартир для специалистов, даже по сегодняшним меркам возвели его быстро — за два года. Это был кирпичный дом с лифтами, телефонами, отоплением, канализацией, ванными комнатами. На первом этаже — гастроном.

Здание снесли в первые дни войны. Искусствовед рассказывает, что Дом специалистов — это своего рода дом-призрак.

Дом специалистов

— Во-первых, потому что его снесли и его сейчас нет. Во-вторых, потому что в 1937 году оттуда стали пропадать люди. Специалисты — люди незаурядные и, вероятно, отличающихся мнений.

Марианна перечисляет, кто жил в Доме специалистов: Владислав Голубок — один из основателей белорусского национального театра, Целестин Бурстин — доктор философии, который учился в Венском университете, но приехал в Академию наук в Минске, где занимался геометрией, Изи Харик — еврейский поэт, который писал на идише, Михаил Рафальский — основоположник Белорусского государственного еврейского театра. Все они были репрессированы в 1937-м.

По словам искусствоведа, после войны от дома остались руины, было принято решение, что восстанавливать его не будут. Все, что от него осталось, снесли и построили дом для рабочих по проекту Михаила Барща на 200 квартир.

— И насколько же советские люди были наивны: до войны Маклецова работала в «Военпроекте», там она делала какие-то чертежи, на которых размещала стратегически важные объекты возле Белостока, возле маленького города Ломжа, 18 июня 1941 года она вернулась оттуда из командировки. Но она не понимала, что может начаться война. И они все ходили на работу даже в дни бомбежки.

Маклецова пережила оккупацию в Минске. В 1952 году стала первой женщиной, которая преподавала архитектуру в политехническом институте.

— Она писала: «Я думала — приеду, построю, уеду», но завязла здесь навсегда. Маклецова об этом не жалела.

Народная артистка СССР и первая женщина- режиссер

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Следующий адрес — Захарова, 25. Это был дом, где жила народная артистка БССР и СССР Лариса Александровская. Оперная исполнительница, которая известна своим исполнением партии Кармен.

— Ее, по моему опыту, знает мало людей. Она была очень темпераментная, очень статная. В ней сохранилась какая-то интеллигентская порода. При этом она влилась в советскую жизнь, могла найти общий язык буквально с каждым. По-моему, Александровская — это такой пример soft skills (гибкие навыки), которые все сейчас должны развивать, это важно для любой работы, — говорит искусствовед.

Лариса Александровская. Фото: архив Национального театра оперы и балета Беларуси
Лариса Александровская. Фото: архив Национального театра оперы и балета Беларуси

Александровская родилась в 1902 году в частном доме на улице Провиантская, 9 — сейчас как раз Захарова, практически там же, где дом № 25.

Отец Ларисы пел в соборном хоре, мать тоже пела. Александровская училась в гимназии в Москве, занималась пением и игрой на фортепиано. После февральских событий будущая певица вернулась в Минск и училась в музыкальном техникуме, где преподавал Вячеслав Селях — дублер Шаляпина.

— У нее были хорошие учителя, но, по сути, серьезного, например консерваторского, образования она не получила. Но это не мешало ей ездить как исполнительнице на различные музыкальные выставки. Когда построили Театр оперы и балета, она стала там главной исполнительницей. К началу Великой Отечественной войны она была уже очень известной, — рассказывает искусствовед.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Александровская вспоминала, что 24 июня 1941 года пошла на репетицию в Оперный театр — была одета в легкое красивое платье, французские туфли на каблуках, к груди прикола орден Ленина, документы с собой не взяла.

— В таком виде она идет в театр, и в это время начинается бомбежка. Ее сын тогда лежал в больнице, она поехала за ним, дальше она собирается ехать в Смоленск — там был ее муж, работал в военном комиссариате. Александровская понимает, что из Минска надо бежать, потому что эвакуировать горожан не собирались. Естественно, к ее приходу в Смоленск этот внешний лоск немного поистаскался — французских туфель уже нет, прически тоже, есть орден, но документов нет.

Когда она приходит в комиссариат и пытается найти своего мужа, ей говорят, что она немецкая шпионка. Потому что выглядела она крайне странно.

— Ее, возможно, уже бы арестовали, если бы один из военных не вспомнил, что видел фотографию в газете, где она получает орден из рук Сталина — за месяц до начала войны была большая декада белорусского искусства в Москве. Сталин, кстати, называл ее одной из любимых певиц. У нее был чистый звонкий голос, ее называли серебряным колокольчиком, звоночком. Александровская пела «Тост наш за Сталина».

После войны Александровская отучится в ГИТИСе в Москве и станет первой женщиной-режиссером в Беларуси.

«В тени звездного мужа». Владислава Луцевич, которая создала музей в память о Янке Купале

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

К очередной точке нашего маршрута мы идем через Дом литератора на Фрунзе, 5 — здания в стиле советского модернизма. Мимоходом Марианна обращает наше внимание на небольшую серую табличку с надписью «Будынак узведзен у 1976 годзе. Архітэктары: Ю. Грыгор’еў і В. Шубіна».

— Второе имя — женское — это Ольга Шубина. Они есть, просто настолько незаметны для нас, что мы вообще про них не знаем, — рассказывает искусствовед.

Еще одно место — музей Янки Купалы в парке возле Свислочи. Это здание напрямую связано с супругой классика — Владиславой Луцевич. Музей был возведен ее стараниями.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

— У нее непростая судьба — в тени звездного мужа. Ее, как правило, мало кто знает, при этом она была проводницей в мир литературы для многих молодых литераторов — в том числе для того же Владимира Короткевича. Есть фото, где она на встрече с белорусскими писателями — одна женщина среди них.

Марианна рассказывает, Владислава родилась в Воложине, ее мать звали Эмилия Моне.

— В интернете есть публикации, где утверждают, что Эмилия была какой-то родственницей Клода Моне. Вполне возможно, что просто однофамильцы.

Владислава экстерном окончила школу, работала педагогом, после смерти поэта была директором музея Янки Купалы.

Фото: Янка Купала и Владислава Луцевич на встрече с белорусскими и украинскими писателями. В.Луцевич четвертая слева, рядом с ней сидит Якуб Колас, а второй справа – это Янка Купала. Из фондов музея Янки КупалыФото: bramaby.com
Янка Купала и Владислава Луцевич на встрече с белорусскими и украинскими писателями. В. Луцевич четвертая слева, рядом с ней сидит Якуб Колас, а второй справа — это Янка Купала. Из фондов музея Янки Купалы. Фото: bramaby.com

Искусствовед рассказывает, что Янка Купала познакомился со своей будущей женой в Вильно, вероятно, в редакции «Наша Ніва». Поэт долго добивался расположения Владиславы.

— Они сходили на постановку «Снег», после, когда возвращались домой, пошел снег. На следующий день он написал ей стихотворение на белорусском языке «Снег» — в общем, просто сериал Netflix! Это такой очень неизвестный нам Купала. Но стихи ее особо не впечатлили, и она дала поэту от ворот поворот.

Вновь они встретятся только в Москве во время Первой мировой войны. Там они вновь сойдутся и обвенчаются в католическом храме.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Она всегда будто оберегала его от взаимодействий с внешним миром — думаю, ее такая роль устраивала. В начале 30-х годов она тоже станет тем, кто практически предотвратит его попытку самоубийства. Тогда очень многих белорусских деятелей репрессировали.

В Минске до Второй мировой войны Купала купил дом на берегу Свислочи, который стоял на месте музея. Во время войны дом сгорел, поэтому архив и личные вещи Купалы не сохранились.

Когда Владислава Луцевич начала создавать музей, вся его будущая коллекция умещалась в одном кожаном чемодане.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

 — Практически сразу после смерти Янки Купалы она занималась созданием музейной коллекции и поддержанием памяти о нем. Она обращалась ко всем людям, которые знали Купалу, чтобы они написали воспоминания. Скульпторам и живописцам, которые его видели хотя бы раз, она сразу заказывала бюсты и портреты, — рассказывает Марианна.

Первая женщина-дирижер в СССР Татьяна Коломийцева

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фасад дома на Независимости, 30 буквально усеян памятными табличками. Настоящий звездный дом. Мы подходим к углу — напротив цирка.

— Я все время шучу, что мы здесь стоим возле рояля, — шутит искусствовед про конструкцию возле фасада.

Рядом с этой конструкцией размещена табличка о том, что в этом доме жила Татьяна Коломийцева — первая женщина-дирижер в СССР, была еще и вторая — Вероника Дударова из России, но Коломийцева начала работать дирижером раньше.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Коломийцева в 1944—1946 и 1952−1993 годах была дирижером тогда Государственного, а ныне Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси.

— В театре ее называли Лютая Татьяна за требовательность. Но, с другой стороны, артисты, которые работали с ней, вспоминают, что она хорошо читала по-польски и переводила детективы, которые где-то удавалось достать, и перепечатывала их, раздавала всей группе читать.

Татьяна Коломийцева — дирижер Белорусского государственного театра оперы и балета. г. Минск, 26 марта 1947 г.

Про Коломийцеву снят короткометражный фильм, где она рассказывает, как рискнула прийти в «неженскую профессию». Она сказала: «Я не знаю ни одного дирижера, который бы приходил домой и стирал пеленки или мыл кастрюли и варил обед. Этого не бывает, поверьте мне. А вот женщине, если она, так сказать, позволит себе полной жизнью жить — и завести семью, и детей, то ей придется все это делать. А я, поскольку я по натуре одностаночница и делать два дела одновременно не умею, то я очень хорошо поняла, что я себе этого никак позволить не могу. И я так свою личную жизнь в общем-то и построила».

При этом, несмотря на свой строгий нрав, Коломийцева говорила, что ей всегда нужно быть влюбленной и совсем не обязательно, чтобы это был состоявшийся роман.

Искусствовед рассказывает, что у дирижера была диета: «кофе, мороженое, сигареты». И со сладким была связана одна история. Через дорогу от ее дома работала мороженщица, Коломийцева покупала у нее лакомство каждый день. Однажды она пришла к ней, а мороженщица попросила постоять Татьяну за нее, пока та отойдет позвонить.

— Они были хорошо знакомы — все-таки мороженое каждый день! Коломийцева осталась стоять, и к ней подошла делегация немцев — она их обслужила на немецком языке, продала мороженое. А вечером пришла на работу в оперу: открывается занавес, а там эти немцы сидят в первом ряду, — говорит Марианна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Коломийцева всю жизнь посвятила дирижерству и умерла через год после того, как ушла из театра.

Елена Аладова, благодаря которой Национальный музей такой, каким мы знаем его сейчас

Елена Аладова — еще одна минчанка, без которой культурный облик города сейчас немыслим. Она работала директором Национального художественного музея в послевоенные годы — с 1944-го по 1977-й — фактически восстанавливала все разграбленное во время войны.

Марианна рассказывает, что руководителем Аладова стала потому, что умела взаимодействовать с разными людьми и добывать картины.

— Она действительно сделала для музея очень много, благодаря ее содействию музей стал таким, каким мы его знаем сейчас. При этом она не имела специального искусствоведческого образования, окончила педагогические курсы, естественно-исторические науки. Но у нее был какой-то уникальный дар — умела видеть живопись и предметы искусства. Могла отличить подделку от оригинала.

artmuseum.by
Елена Аладова. artmuseum.by

Вернувшись из эвакуации, в 1944 году Аладова стала директором Государственной картинной галереи (теперь это Национальный художественный музей). Она ходила по коллекционерам, добывала произведения. Самая яркая история на эту тема связана с портретом Екатерины II.

— Она поехала в Русский музей в Петербург и там увидела в реставрационной мастерской этот портрет, ей он очень понравился. Директор музея тогда был в командировке, а его заместитель оказался ее хорошим знакомым. И она прямо из реставрационной мастерской договорилась: он подпишет документ, что она забирает портрет в Минск, хотя это не входило в планы Русского музея, — рассказывает искусствовед.

Слева на стене тот самый портрет Екатерины II

На следующий день директор вернулся из командировки и узнал, что произошло.

— Он пришел в ярость, а Аладова уже увезла портрет в Минск. Директор написал документ, что это недействительное решение, но за портретом уже никто не поехал. Поэтому часто говорили, что если Аладова была у коллекционера, то остальным там делать уже нечего.

Также Аладова нашла картину Пукирева «Неравный брак». Искусствовед рассказывает, что изначально ей продавали эту работу как копию.

 — Она нашла эту картину чуть ли не на какой-то кухне в слое копоти и пыли. Когда она провела рукой и сняла верхний слой пыли, увидела этот красочный слой, который мог быть написан только большим художником, самим Пукиревым. И поняла, что это не копия, а вариант. Вариант — то, что пишет сам художник, иногда меняя какую-то деталь, — говорит Марианна.

Часто Аладова из своих денег платила за работы для коллекции музея.

artmuseum.by
Елена Аладова с мужем. artmuseum.by

— Еще Аладова очень хорошо готовила, все знали ее стряпню. Когда были какие-то большие даты, она всех звала к себе домой: сначала был стол для высших деятелей, на следующий день — стол для чиновников пониже, на третий день звали музейщиков. Я думаю, что это тоже своеобразный способ взаимодействовать с этими людьми. Она поддерживала партийную элиту, поддерживали и ее, — говорит искусствовед.

Марианна рассказывает, в 70 лет Аладова ушла на пенсию с поста директора, но даже после этого каждый день ходила в музей.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Дом на Энгельса, 16, где жила Аладова

Кстати, на Независимости, 30, где жила дирижер Коломийцева, также жила с семьей Елена Аладова, но там установлена памятная табличка только в честь ее мужа — композитора Николая Аладова.

— Видимо, власти нашего города решили, что Аладовой достаточно одной доски на музее. Хотя они здесь жили долго всей семьей. Ее сын — архитектор Вальмен Аладов — живет здесь до сих пор.

Позже легендарный директор музея переехала в дом, где жили писатели, на улице Энгельса, 16. Сын Аладовой просил у Машерова выделить жилье для мамы поближе к работе, так как она была уже в возрасте, подниматься в гору ей было тяжело.

Татьяна Бирич — первая женщина-профессор, которая была удостоена этого звания в Беларуси

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Татьяна Бирич жила с дочерью Тамарой на пересечении улиц Карла Маркса и Комсомольской

Татьяна Бирич — советский офтальмолог. Она родилась в Минской области в 1905 году в обычной семье.

В 1948 году получила звание доктора медицинских наук, профессора. Известна тем, что разработала ноу-хау для лечения глаукомы, катаракты и метод оксигенотерапии, когда в радужку вводят кислород.

— Сейчас, вероятно, эти методы считаются устаревшими. Но в ее время это было очень сильным прорывом. Она сама делала операции и разрабатывала такие методы лечения. Среди ее заслуг есть работы над патологиями у новорожденных.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

— С Бирич связана история, знаковая, как мне кажется, для всех этих женщин. На очередном съезде ее очень хвалил другой профессор — говорил «Товарищ Бирич». Она на этом съезде не присутствовала. Он послал ей телеграмму, в которой поздравлял ее с достижениями — все обращения в мужском роде. На что она отправила ему открытку, где написала всего два слова «Татьяна Бирич».

Дочь Татьяны Тамара пошла по ее стопам и тоже стала офтальмологом, она умерла в день рождения своей матери.

Татьяна Бирич является почетной гражданкой Минска. В этом списке есть имена всего трех женщин.

Легендарная актриса Стефания Станюта и ее ручные украшения

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В доме на Независимости, 19 жила народная артистка Беларуси и СССР Стефания Станюта.

Значительную часть жизни она отдала сцене Купаловского театра, сыграла сотни ролей в театре и десятки — в кино.

— Она была очень живой. Даже ее коллеги вспоминали, как она в 70 лет ездила на гастроли и у нее спрашивали: «Неужели у вас ничего не болит, почему вы не жалуетесь?», она отвечала: «Болит, но, если я пожалуюсь, разве что-то изменится?». Мне кажется, это характерная черта такой старой школы, что от жалоб и нытья ничего не поменяется, нужно просто делать, — рассказывает об актрисе искусствовед.

Стефания Станюта, 1920-е. Фото: sadalskij.livejournal.com
Стефания Станюта, 1920-е. Фото: sadalskij.livejournal.com

Искусствовед говорит, что Станюта была очень известной актрисой — ее узнавали на улицах и дети, и старики.

— Интересно, что она делала сама скульптурки, украшения — из черного перца, которые она лакировала, и получались бусы, как из бисера, украшения она дарила актрисам, с которыми работала. Также она сама носила бусы из сушеной кукурузы и говорила, что это ее янтарь. Не знаю, где они сейчас хранятся и хранятся ли, но мне кажется, если сделать какую-то выставку, то она была бы уникальная. Станюта говорила: когда работает руками, это заземляет и дает возможность подумать о своей актерской роли — говорят, что для актеров важно иметь хорошую моторику, это связано с поставленностью речи.

Искусствовед говорит, что Станюта еще интересна тем, что увидела всякий Минск. Она рассказывала, что в детстве видела царя Николая II во время его встречи с белорусским народом, а также в деталях описывала дореволюционный Минск. Умерла Станюта в 2000 году.

Кстати, в Минске есть улица Стефании Станюты — в районе улицы Кольцова, там находится закрытый элитный поселок Dana Holding.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Двор дома, где жила Стефания Станюта

Марианна объясняет, почему она выбрала именно этих семь женщин, через истории которых рассказывает о Минске.

— Действия и творчество любой женщины из прошлого важны для нас, нынешних женщин, так они нам говорят: если тогда смогли они, то мы сейчас наверняка сможем. Мы живем вроде бы в более свободном обществе, но очень патриархальном — со своими ценностями и устоями. Каждая из них прошла очень достойный и самостоятельный путь, пусть они поддерживали какую-то партийную линию — это их выбор, я уверена, что многие из них верили в эти ценности. Но самостоятельность их выбора достойна уважения.

-50%
-80%
-20%
-15%
-40%
-40%
-21%
-10%
-12%
0072916