167 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Рома чернел у меня на руках». История Кати и ее сына, который проглотил средство для очистки труб
  2. Что в ВОЗ ответили на слова Лукашенко о том, что Беларуси ничем не помогли в борьбе с COVID-19
  3. Официальный представитель ЕС рассказал о том, почему пока не приняли четвертый пакет санкций
  4. Стали известны финалисты футбольной Лиги чемпионов
  5. Пока новые Skoda не продают — ищем подержанные. Сколько стоят экземпляры с минимальным пробегом
  6. В Гомеле вынесли приговор директору местного филиала Белгазпромбанка, которого судили за «взятки от друзей»
  7. Огонь лихорадочный, в основном по своим. Власти грозят контрсанкциями и даже решились деликатно ущипнуть обидчика
  8. В прокуратуру Германии подали заявление о совершении Александром Лукашенко «преступлений против человечности»
  9. Заявление на Лукашенко, жуткая авария, кого лишили званий и «любимый дворец» — все за вчера
  10. «Мы этого не ждали. Ты знаешь нашу Беларусь. Вообще на ровном месте». Лукашенко встретился с Додоном
  11. Не дошла до дома несколько метров. Что известно об аварии в Гомеле, где погибла девочка
  12. «Трешки» на «первичке» подешевели на 13,8%. Что происходило в первом квартале на рынке квартир
  13. С 5 мая Nivea под запретом. Посмотрели, убрали ли эту косметику с полок магазинов
  14. Семья минчан построила дом в дачном поселке и живет там круглый год. Вот как там все устроено
  15. Внимание! На четверг объявлен оранжевый уровень опасности
  16. «Если бы не сиденья, то в поезде понравилось». Пассажиры «Ласточки» — о том, как ехали из Минска в Москву
  17. Скардино рассказала, как живет в Швейцарии и планирует ли возвращаться в Беларусь
  18. Куда съездить в выходные? 10 необычных экскурсий по Беларуси для любопытных туристов
  19. Отец политзаключенного Степана Латыпова — о сыне, обвинении и участии в выборах из реанимации
  20. В прокуратуру Германии подали заявление на Александра Лукашенко. Юрист объясняет, что это значит
  21. Опубликован список экс-силовиков, которых Лукашенко лишил званий
  22. Из-за длинных майских выходных скорректировали график выплаты пенсий и пособий
  23. Белоруса посадили на 30 суток, а он все равно гуляет по Минску и даже путешествует. Все благодаря идее жены и ее подруги
  24. «Не было у него умысла». Наехавшего на пятерых силовиков водителя BMW начали судить повторно
  25. Возле метро «Михалово» построят 19-этажку. А где там нашлось место?
  26. Почему появляются родинки? Онколог объясняет простыми словами
  27. Власть говорит, диктатура и порядок показали эффективность в АПК. А что говорят статистика и эксперты?
  28. Страны «Большой семерки» призвали власти Беларуси провести новые выборы
  29. С луком можно, а с картофелем — нет. Что посадить рядом с томатами — вот список от эксперта
  30. «Мы с Колей жили в этом домике». Показываем, где находится «любимый дворец» Лукашенко


На неделе телеканал ОНТ выпустил фильм под названием «Убить президента». В видео общей продолжительностью один час и 15 минут рассказывают о том, что три группы заговорщиков хотели свергнуть власть в Беларуси. TUT.BY попытался собрать главные выводы следствия, прозвучавшие в фильме, а также вопросы, которые остались без ответов.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Повествование ведут не сотрудники спецслужб, а закадровый голос. В фильме много фрагментов из оперативной съемки, допросов обвиняемых, встречи Лукашенко в КГБ с заключенными и даже конфиденциальный разговор Сергея Тихановского с адвокатом.

С самого начала зрителям показывают кадры, как задержанные юрист Юрий Зенкович, лидер партии БНФ Григорий Костусев и политолог Александр Федута признают свою вину — кто в чем.

«Я прызнаю сябе віноўным у тым, што быў, па сутнасці, выкарыстаны як тэхнічны арганізатар (…) які арганізоўваў Zoom-канферэнцыі, абмеркаванні і перапіску», — говорит Зенкович.

Федута завершает свой допрос словами «признаю себя виновным в участии в заговоре».

Костусев же объясняет: «Я прызнаю сваю віну ў тым, што даў магчымасць гэтым людзям уцягнуць сябе ў такія размовы».

То, что обвиняемые сами признали вину, повторят по ходу фильма еще несколько раз. А в конце покажут кадры, как те собственноручно пишут чистосердечные.

«У заговорщиков был шанс остановиться и отказаться от кровавых намерений, но они этого не сделали. Да и их американский штаб „стоп“ не сказал», — звучит закадровый голос. На экране — фото Белого дома в Вашингтоне.

Вывод первый: «силовой сценарий» готовил Запад, и свергнуть власть в Беларуси хотели три группы

2020 год стал «самым смутным временем в истории новейшей Беларуси», сообщает ОНТ. Закадровый голос объясняет: когда массовые протесты не смогли свергнуть власть в стране, то «на Западе задумались, что делать дальше — в раскачивание ситуации вложены огромные деньги».

Авторы фильма объясняют, что Беларусь — лакомая территория в стратегическом плане, вот и пошел в ход «другой сценарий: вооруженный госпереворот с физическим устранением главных лиц страны, включая президента и его семью».

Из фильма не ясно, когда именно начался «заговор». Сначала говорится, что это была реакция Запада на неудавшиеся протесты. Но затем звучит, что данные о готовящейся операции «Тишина» поступили в КГБ из-за рубежа по линии внешней разведки еще летом 2020-го (то есть до начала самой активной фазы протестов); в фильме демонстрируются кадры оперативной съемки начиная со второй половины августа 2020-го. Однако уже во второй части фильма заявляется, что запрос на «похищать и пытать людей» в Беларуси пришел с Запада еще осенью 2019-го.

Если подытожить, то КГБ заявляет о выявлении трех групп заговорщиков. Все они якобы действовали параллельно, выполняя разные задачи.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Первую, «способную стрелять, взрывать и проливать кровь», по выражению ОНТ, должен был организовать живущий в США юрист белорусского происхождения Юрий Зенкович — а именно через поиск силовиков в Беларуси, готовых поднять мятеж.

Среди товарищей Зенковича по группе названы: политолог Александр Федута, глава БНФ Григорий Костусев (живут в Беларуси) и бывший силовик Игорь Макар (живет в Литве). А также еще три человека, проживающих в США: экс-силовик Павел Кулаженко, врач-психиатр Дмитрий Щигельский и ученый Александр Перепечко (вот здесь можно почитать о каждом из них).

Вторая группа так называемых партизан, по версии авторов фильма, — это группа под руководством Николая Автуховича, «известного своим радикализмом». Напомним, активист и еще несколько человек были задержаны еще в декабре по обвинению в терроризме: за подрыв машины милиционера в Гродно и поджог дома другого милиционера в Волковыске. Связующим звеном между первой и второй группой «заговорщиков» в КГБ называют Зенковича.

Третья группа, по данным комитета, реализовывала план «Тишина» по устранению президента и его семьи, захвату госучреждений, принудительному задержанию высоких должностных лиц. Здесь главным называют Вячеслава Сидоракина, бывшего силовика и специалиста в минно-подрывном деле. Но, по версии следствия, поручения ему давал Игорь Макар, участник первой группы — вот круг и замкнулся.

Вывод второй: все это задумка спецслужб США, и тому подтверждение — Зенкович

Главным героем фильма стал Юрий Зенкович, который достаточно подробно поведал на допросах в КГБ об участии в «заговоре» и роли других людей. По сути, на его фразах строится тезис, что попытка переворота в Беларуси — дело рук США, и что Зенковича курируют в «высших эшелонах заокеанской власти».

Удивляет, с какой легкостью Зенкович хвалится якобы связями в спецслужбах с малознакомыми людьми. А также открыто делится планами.

В фильме ОНТ показали, например, как 21 августа в кафе Минска на встрече с каким-то человеком (тот оказался силовиком) Юрий Зенкович заявил: какие-то бизнесмены дают ему «помещение на проведение первого мероприятия», более того, «за мной также стоит еврейский капитал Америки» — American Jewish Comittee, по его выражению, «еврейское лобби в Америке». Позже добавил: «Не думаю, что он долго удержится, в любом случае. То есть это будет просто более кровавый или менее кровавый сценарий. (Монтаж). Будем выходить тогда на Госдепартамент, чтобы помогали это сделать». Выполнил ли он свое обещание — пока не совсем ясно.

28 августа 2020-го Юрий Зенкович встретился в минском кафе с еще одним человеком, который представился высокопоставленным человеком из Минобороны по имени Иван (на самом же деле — сотрудник КГБ). Уже через три минуты после знакомства, отмечает ОНТ, Зенкович задал новому знакомому прямой вопрос: «Может ли армия просто решить проблему и объявить через шесть месяцев новые выборы? (…) Те, кто его либо арестуют, либо прибьют, станут героями для всего народа».

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Подставной военнослужащий отвечал, якобы в центральном аппарате он общается приблизительно с тремя сотнями людей. Но чтобы узнать, «кто из них за, кто против», надо время — хотя бы месяцев 9, а может, и год. «Пиночету на это понадобилось пару месяцев, — парировал Юрий Зенкович. — Вы же помните, он был героем для всей страны».

Авторы фильма приводят еще несколько цитат Зенковича как доказательство того, что он работал на американские спецслужбы. «В течение полугода армия, по сути, будет владеть страной. Проведет, не проведет она выборы — это уже вопрос взаимного доверия (…). Тот, кто будет владеть страной, может получить все, что хочет. (…) Я этот вопрос поставлю и буду слушать, что мне скажут с той стороны. (…) Будем разговаривать тогда, что скажут в Вашингтоне».

Еще один диалог Юрия Зенковича с «Иваном» состоялся в Гродно накануне его вылета в США. В КГБ уверены: в Америку он вез информацию «про людей, готовых к мятежу». Тем более что для конспирации вел переписку с нескольких симок: американской, мексиканской и польской. А сам писал «Ивану» напрямую, что за такие планы ему грозит в Штатах: «Мы должны решить нашу общую главную задачу — иначе нас всех ждет плохое будущее. (…) Есть [в США] для того, чем мы заняты, статья, по которой всю нашу теплую компашку могут отправить лет на 30».

В фильме озвучивается, что сам Юрий Зенкович признался в работе на американские спецслужбы (но прямой цитаты с таким заявлением не показывают). При этом юрист, по данным ОНТ, почему-то «даже не сильно шифровался».

Показывают и отдельную его фразу с допроса: «Думаю, што Дзярждэпартамент дасць адпаведную ацэнку вашым дзеянням». Авторы заявляют, что так он с самого задержания бравировал связями в спецслужбах. Впрочем, при наличии у Зенковича американского гражданства его ссылка на внешнеполитическое ведомство США совсем не удивляет.

Дальше показывают еще одно объяснение Зенковича в кабинете КГБ, начало реплики пропущено: «Кантакт, які ў мяне быў з прадстаўнікамі ФБР, і я думаю, што трэці чалавек быў прадстаўніком ЦРУ. Значыць, я тады працаваў памочнікам адваката ў Нью-Ёрку, яны прыйшлі да мяне ў офіс, я быў адзін. Прадставіліся, што, па-мойму, аддзел па ахове канстытуцыйнага ладу ці нешта такое. Спыталіся, ці я з’яўляюся агентам КДБ. Я сказаў, што не з’яўляюся. Пасля чаго яны спыталіся, ці не хачу я папрацаваць на амерыканскі ўрад». Что же ответил Зенкович на предложение? Увы, продолжения рассказа нет.

В середине сентября, сообщает ОНТ, Зенкович через Ольгу Голубович (она ранее была бухгалтером в минской фирме юриста) оставил в камере хранения на автовокзале Гродно деньги якобы для готовых на мятеж военных. Юрист объяснил «Ивану» по телефону, как забрать сумму. Сколько же денег было передано на подкуп «военных»? На экране только показывают, как кто-то в перчатках изучает пластиковый пакет, а затем пересчитывает доллары — всего тысяча.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

После передачи денег, рассказывают авторы фильма, Зенкович потребовал отчета: кто в воинских частях готов на мятеж? «Иван» отвечает: до десятка человек. Зенкович: «Мы здесь с моей командой предварительный анализ сделали. Не исключено, что задача легче, чем кажется. Если изолировать Лукашенко, Шеймана и Витю, то все остальное у них развалится, скорее всего. Поэтому весь этот анализ свой я передам и информацию соответственно. Попросим, чтобы они помогли все это сделать».

«Главный вопрос: кто это „они“?» — звучит закадровый голос. На тот момент Зенкович находился в Штатах, отмечают авторы, и делают вывод: «Явно не с соседом по дому». На экране показывают логотип ЦРУ и вывеску Госдепартамента США.

ОНТ приводит цитаты из еще одной беседы (дата не указана, но судя по хронологии фильма — наверное, в сентябре) Юрия Зенковича с «Иваном»: «Хотя мы разговаривали с частными военными компаниями, но, ты понимаешь, что бывших не бывает, и они, естественно, консультировались или по крайней мере должны консультироваться прежде, чем пукнуть в сторону Беларуси». Собеседник «Иван» уточняет: есть ли возможность «у американцев просто спросить», кто может «с нами поработать по данному направлению». Дальше транслируют ответ Зенковича: «Я найду выход на Лэнгли, что называется, на тех людей, которые такими вопросами занимаются». Лэнгли — район в Вашингтоне, где находится штаб-квартира ЦРУ, напоминают авторы фильма, и показывают эмблему управления.

Возникает вопрос: как Юрий Зенкович работал по указанию спецслужб США как минимум с лета 2020-го и по заранее продуманному плану, если, как звучит в разговоре, осенью он только собирался искать «выход на Лэнгли»?

Зрителям показали переписку Зенковича в Telegram и то, что он делал скриншоты сообщений «Ивана» — в КГБ считают, что это еще одно подтверждение: он был не один, с кем-то советовался.

Общение продолжается в октябре и ноябре: Юрий Зенкович просит у «Ивана» точный список, сколько военных и подразделений в Беларуси готовы к мятежу, поскольку есть «люди за границей, которые заинтересованы в решении вопроса», надо только время проверить что «не подстава». А денег на это готовы дать, по словам Зенковича, «сколько будет нужно». При этом позже добавляет фразу: «Это граждане Беларуси — инфа остается у нас».

«Иван» присылает список: два десятка военнослужащих по всей стране, якобы готовые поднять мятеж и «привлечь порядка 4−5 батальонов». Затем Зенкович отправляет, как он сам формулирует, «вопрос от одного армейского человека»: какие именно батальоны и с каким вооружением, как поведут себя остальные части? На ответ «Ивана» Зенкович пишет: «Как всегда, не хватает информации. Дословно: приказ будет — даже нет дискуссии».

Далее авторы фильма переходят к событиям в Гродно — там 20 ноября была взорвана машина милиционера, чьи данные «слили» в интернет. Действия квалифицированы как теракт.

«Я знаю, чья это работа, — зачитывают сообщения Зенковича из переписки с „Иваном“. — Мы с ними на связи. Пытаюсь их всех поставить под общее руководство. В общем, начинает вырисовываться контур более-менее реалистичного плана. Там значительная роль для тебя и твоих ребят. Но и партизаны будут задействованы».

Вывод третий: в заговор вошли радикальные «партизаны» Автуховича и «путчисты» Зенковича

Так в истории появляется имя Николая Автуховича, который якобы возглавил «партизан» — вторую группу «заговорщиков».

«Мы з Аўтуховічам знаёмыя гадоў 15. І, у прынцыпе, я падтрымліваў з ім кантакт. Да, ён мяняў регулярна нумары тэлефонаў. Калі згарэў вось гэты дом, там у Ваўкавыску, ці дзе — я так зразумеў з перапіскі з ім, што гэта, магчыма, яго работа», — заявил на допросе в КГБ Юрий Зенкович.

Из озвученного следует, что и поджог дома милиционера в Волковыске (2 ноября), и взрыв машины в Гродно (20 ноября) Юрий Зенкович связывал с Автуховичем.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Николай Автухович в одном из кабинетов КГБ. Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Авторы фильма заявляют, что более того — мужчины «действовали параллельно, держали связь, встречались и обсуждали вооруженный мятеж». Показывают еще одну переписку, где Зенкович и Автухович договариваются о встрече под Минском. Второй среди прочего предупреждает, чтобы первый был аккуратным по дороге: «Наружка умеет работать хорошо. Нельзя спалиться».

«Я сустракаўся з ім на рынку Ждановічы. (…) Ён гаварыў, што вось у яго ёсць там людзі, ёсць зброя. Што ён хоча ваяваць з міліцыяй», — объяснял сотрудникам госбезопасности Юрий Зенкович на допросе. Дата встречи не уточняется.

Через два с половиной месяца после встречи, по данным КГБ, мужчины в мессенджере обсуждали «уже конкретный план действий вооруженного мятежа». И в подтверждение показывают сообщение якобы из переписки Зенковича и Автуховича.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

«Мы более реалистично подходим к решению и ищем соратников среди силовиков и армии», — следует ответ. В том же духе Автухович продолжает разговор позже: «Гатовіцца на знішчэнне Лукі - патрэбны час і вельмі добрая праработка. (…) Можна знішчыць яго зараз толькі ў паветры, калі ёсць патрэбныя рэчы». Затем называет переносные зенитные ракетные комплексы «Игла» и «Стингер», а еще что говорит, что «ва Украіне ёсць свая такая ракета нейкая, якая каштуе 80 тысяч даляраў» — но для этого, мол, нужны специалисты.

Авторы фильма ОНТ указывают: оружие и взрывчатку везли из Украины, и Автухович сделал несколько тайников по всей стране.

Что касается первой группы «заговорщиков», то в ее число включают всех, кто участвовал в онлайн-обсуждений в Zoom: Юрий Зенкович, Александр Федута, Григорий Костусев, Дмитрий Щигельский, Игорь Макар, Александр Перепечко и Павел Кулаженко.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Сотрудники КГБ уверены: это был никакой не «дискуссионный клуб», а «ГКЧП», готовящий государственный переворот. В фильме приводят слова Зенковича из обсуждения, где он говорит: судьбу страны должны решать люди и группы, представляющие реальную силу и готовые к радикальным действиям.

«Конституционный путь исчерпан», — среди прочего показывает ОНТ реплику Дмитрия Щигельского. Федута реагирует: «Да». Щигельский продолжает: «Тогда у нас остается неконституционный путь».

Уже на допросе в КГБ Зенкович заявил: «Непасрэдна сілавы сцэнар я абмяркоўваў толькі са Шчыгельскім. (Монтаж) І Фядута — ён удзельнічаў у рэстараннай сустрэчы [в Москве с якобы готовыми к мятежу военными]. Вось гэтым вузкім колам мы абмяркоўвалі такія далікатныя моманты».

Но затем канал приводит еще диалог из онлайн-обсуждения. Высказывается Александр Перепечко, ученый из Беларуси, проживающий в США:

«Если пойдет, ну, вопрос уже поставлен фактически о том, чтобы убрать Лукашенко — кто-то должен людям, которые будут этим заниматься, в общем-то, нужно какое-то обоснование. Люди должны получить от кого-то, ну, не приказ, наверное, а вот, если совсем прямо — приговор…».

«Я, у прынцыпе, магу агучыць, у мяне ёсць дазвол: значыць, гэта група афіцэраў беларускай арміі, якія могуць, на сённяшні дзень, выставіць да 5 батальёнаў», — говорит Зенкович.

На это сразу же реагирует Павел Кулаженко, бывший белорусский силовик, тоже живущий в США. Он отрицательно машет головой и поднимает руку:

«Это, опять же — то, что вы сейчас говорите, очень пахнет гражданской войной и большой кровью…».

«Да», — сразу же отвечает Зенкович.

Одним из «организаторов переворота» ОНТ называет политэмигранта, живущего в США — уже упомянутого Дмитрия Щигельского. О нем рассказано словами Юрия Зенковича с допроса: «Чалавек, які згубіў сваю кар’еру прафесійную, напісаўшы 20 год таму артыкул пра Аляксандра Лукашенку. Я думаю, што ягоная матывацыя — вярнуцца ў Беларусь і тут заняцца палітычнай кар’ерай».

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Зенкович говорит, что Щигельский использовал его как «технического человека» для организации Zoom-конференций, обсуждений, переписок. Что тот получал от Зенковича почти все данные «Ивана» и мог читать его переписки в Telegram. «Шчыгельскі вельмі настойваў, што я павінен выехаць у Маскву [на встречу с военными]».

Упрек в адрес Щигельского звучит и на допросе Александра Федуты. По словам мужчины, именно Щигельский предложил поучаствовать в онлайн-встречах, был «двигателем всего этого» процесса. Обвиняемый добавил, что несколько раз возмущался по поводу записей — видимо, речь про то, что встречи записывались.

По этому же поводу в кабинете КГБ сожалел и Григорий Костусев: «Павёўся як пацан. (…) Калі размовы на гэту тэму зайшлі вельмі-вельмі далёка, я ў адкрытую сказаў усім удзельнікам: «Мужыкі, такая тэматыка размовы непрыемліма. І калі КДБ даведаецца аб тым, што зараз гучыць, то тым, хто зараз пражывае ў Беларусі (…) ад гэтага мала не пакажацца». Но авторы фильма подчеркивают: из обсуждения никто так и не вышел.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Впрочем, если действия Юрия Зенковича и Александра Федуты в этом деле, очевидно, вышли за рамки онлайн-обсуждений, то насчет других «заговорщиков» (вроде Костусева или трех живущих в США выходцев из Беларуси) остается вопрос. А именно: чем еще, кроме обсуждения в Zoom, подтверждается их намерение реально устраивать переворот в Беларуси.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Вывод четвертый: «заговорщики» хотели уничтожить Лукашенко с семьей

В фильме ОНТ заявляют, что «Запад предусмотрел много сценариев для Беларуси». И один из них был поручен третьей группе заговорщиков: устранение Александра Лукашенко и его семьи, захват госучреждений и принудительное задержание высоких должностных лиц.

Об этом рассказывает Вячеслав Сидоракин — выходец из «Алмаза» и специалист в минно-подрывном деле. Он проходит обвиняемым по делу, но при этом дает комментарий журналистам из какого-то затемненного кабинета; на мужчине выглаженная рубашка и петличка на воротнике. Оператор время от времени переводит камеру на стену за спиной рассказчика — гору черепов с картины «Апофеоз войны» Верещагина.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

«Однажды прозвучала такая фраза от Макара (предполагаемый участник первой группы «заговорщиков». — Прим. TUT.BY): «Конечно, хорошо бы, чтобы все более-менее приближенные к власти — президент, его окружение, бизнесмены — обязательно остались в живых, чтобы судить их по нынешним белорусским законам, включая смертную казнь, если это предусматривают статьи и если этот суд будет». Но при этом сказал, что все вопросы легче всего были бы решены, если все-таки один человек, президент, перестал бы существовать».

Таким образом, теперь указывается на связь «заговорщиков» из первой и третьей групп.

По словам Сидоракина, Игорь Макар у него интересовался, можно ли узнать маршруты перемещения Лукашенко по Минску, частоты радиоканалов силовых структур: «Тоже спрашивал, мол, послушай, после моего увольнения я знаю, что «Алмаз» привлекался в обеспечение безопасности президента на аэропорт Минск-2. Когда, говорит, вот дорога от Минска и сам аэропорт — взлет и посадка президентского самолета».

Дальше показывают кадры с концертов, и Сидоракин продолжает: «При проведении Славянского базара, например, президент на открытие приезжает или на закрытие. Были моменты, когда три президента (Украины, Беларуси и России) участвовали в этих мероприятиях. И он [Макар] для себя как бы: «А, ну, хорошо». Как-то так, понимаете? Тонкие места, значит. Коттедж плюс вертолет, плюс сам амфитеатр. Военная операция нужна. Нужно не один-два человека диверсанта, а рота должна откуда-то появиться на БТРах или на пикапах, на которых там закреплено более-менее тяжелое вооружение: или пулеметы, или даже зенитное орудие».

ОНТ сообщает: группу Сидоракина задержали в феврале и нашли тайники с оружием и взрывчаткой. «Его курировал Макар, а того — американские спецслужбы», — говорят в фильме.

Сидоракин говорит, что «про похищение было 2−3 разговора» (видимо, имея в виду Игоря Макара). А затем добавляет: «Правды ради я скажу, что (…) один раз прозвучала информация «сын президента».

В развитие темы ОНТ показало кадры, когда 10 октября Александр Лукашенко приезжал в СИЗО КГБ на встречу с политзаключенными. Показывают эпизод (что этому предшествовало — неизвестно):

«Она будет отвечать! Вот вас не будет — Эйсмонт (пресс-секретарь Лукашенко) останется, Коля останется, Дима, Витя (сыновья Лукашенко) — все останутся», — заявляет Сергей Тихановский.

Сначала Александр Лукашенко смеется, поворачивается к Эйсмонт. Но Тихановский продолжает:

«И найдутся потом они! И дадут показания! (Монтаж) После вас потом вопросы будут к Коле! Вот это я имел в виду, вот это моя мысль была. Они же будут, эти вопросы к Коле, потом».

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

«У тебя к Коле никаких вопросов не будет, он будет обычным гражданином, как твои дети», — отвечает Лукашенко.

«Приедут за ним!» — бросает Тихановский. Закадровый голос отмечает: есть негласный закон не трогать детей, «если они не в профессии».

«Вы начали моих детей дергать и так далее. А этот уже Колю посадить. Но за что? Пацана! Он же, — его адвокат говорит! — «несовершеннолетний, Сергей». «Найдем, за что посадить!». Никогда не трогай детей, тем более когда я твоих детей!..» — жестко ответил Лукашенко.

«Я ваших детей не трогал! У меня такой возможности даже нет».

«И не будет!» — отвечает Лукашенко.

Затем телеканал ОНТ показывает разговор Сергея Тихановского с адвокатом. Судя по записи, видеокамера была установлена прямо в помещении, где адвокаты общаются с клиентами, хотя по закону все разговоры с защитником — конфиденциальны.

«Ну, а за что его сажать?» — спрашивает адвокат.
«Есть за что!».
«Ну, за что? Ребенка?»
«А что — здесь дети сидят! Здесь есть дворик с турниками для них как раз! Посидит, пообщается со сверстниками».
«Мне не нравится, что вы говорите».
«Не нравится. А мне тоже не нравится!» — злится Тихановский.
«Что вам не нравится?»
«Ну то, что я здесь сижу! Ни за что!»
«То, что вы сидите здесь ни за что, — это не значит, что кто-то другой тоже должен ни за что сидеть. Вот это меня, знаете, больше всего и пугает», — отвечает адвокат.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

В разговоре не звучит имя Николай, но выглядит, будто именно эти фразы цитировал впоследствии Лукашенко в споре с Тихановским. Если это так, то возникает логичный вопрос: каким образом конфиденциальные разговоры клиента с адвокатом известны третьим лицам, а также почему они записываются на камеру и транслируются в СМИ?

Вероятно, по замыслу авторов фильма, эти перебранки в КГБ доказывают, что целью заговорщиков был не только президент, но и его младший сын.

Дальше показывают еще одного обвиняемого, Юрия Гаркача (по некоторым данным, тоже бывший силовик), — его называют пособником Сидоракина. Одетый в спортивный костюм мужчина стоит возле медцентра на улице Скорины в Минске и рассказывает: вот здесь он по просьбе Сидоракина следил за приездом старшего сына президента. Обвиняемый уважительно называет объект слежки «Виктор Александрович».

Гаркач рассказал, что от Сидоракина слышал: СБП (Служба безопасности президента) создает много проблем во время движения кортежа, люди только возмущаются, а «толку от этого никакого нет» — ведь при желании «можно даже не то что совершить нападение, а даже взять заложников». И Вячеслав Сидоракин якобы приводил в пример сына Лукашенко, которого охраняет лишь один человек, то есть «несложно захватить».

Из фильма не ясно, есть ли у следствия какие-либо данные о конкретных действиях фигурантов по непосредственной подготовке захвата сыновей Александра Лукашенко.

Вывод пятый: для похищений и пыток искали дом с подвалом

ОНТ сообщает, что планы «похищать и пытать» должностных лиц Беларуси появились еще до выборов, осенью 2019-го, и запрос пришел с Запада.

Дальше показывают Сидоракина (он, впрочем, не в красивой рубашке и гладко выбрит, а в обычном свитере на каком-то диване — вероятно, сразу после задержания). Говорит, «сначала Макар предложил купить дом, где похищать и задавать вопросы вот этому кругу лиц». И Сидоракин просит уже своего родственника посмотреть «в каком-то укромном месте хутор», подсказать, во сколько это обойдется, «а если это без подвала, сделать какой-то подвал».

Дальше показывают мужчину в спортивном костюме на фоне деревенских построек, его представляют Сергеем Старченко — видимо, тот самый родственник. Теперь он тоже обвиняемый, у него на руках застегнуты наручники. Рассказывает:

«Спрашивал узнать: может, где-то продается в деревне какой-то заброшенный [или] нормальный дом вблизи российской границы. (Монтаж) Я посмотрел, был один дом в Добрушском районе. (Монтаж) Грузовик с манипулятором просил узнать, сколько стоит. И сколько стоит экскаватор».

Во время рассказа оператор переводит камеру на дома за спиной мужчины: несколько старых деревянных хат и колодец рядом.

Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Но где сделаны эти кадры — не указано. Остаются вопросы: имеют ли эти показанные дома прямое отношение к делу или нет? Мужчина так и не рассказывает, был ли в итоге куплен какой-то дом (если да — то где), а также появился ли в этой истории реальный подвал?

Вывод шестой: был список людей и институций для захвата во время переворота

Авторы фильма снова обращаются к Сидоракину, теперь он опять — в чистой рубашке, сидя в затемненном кабинете, рассказывает журналистам, как обсуждались похищения:

«Похищения знаковых фигур — знаковых в каком смысле, — которые могут обладать информацией по вот этим всяким резонансным вопросам (…). В 2020 году это в первую очередь выборы (…) значит, кто является самым главным носителем этой информации? Избирком и, — как там правильно? — председатель избиркома. Добровольно она не даст информации, значит, ее, наверное, надо похитить».

Показывают фото Лидии Ермошиной. Затем в фильме приводят кадры из обсуждения в Zoom с Зенковичем и остальными.

«Акей, дапусцім, надыйшоў дзень Х. Учорашняя ўлада звергнутая, значыць, павінны быць сфармаваныя новыя структуры ўлады. І якім чынам гэта зрабіць?» — обращается Зенкович к Федуте. Показывают отрывок реплики Федуты: «Там фактычна пазначаныя тыя пасады і структуры, якія павінны быць занятыя праз 2 хвіліны пасля таго, як ўсё адбудзецца».

Дальше ОНТ показывает «страшный документ». Это список из 26 пунктов под названием «Об институциях на период реализации проекта» и одним кратким пояснением ниже: «На период реализации проекта встает вопрос об обеспечении их лояльности». Дальше идет перечисление названий институций (в некоторых случаях с указанием конкретных должностей): Администрация президента, правительство, секретариат Совета безопасности, Управление делами президента и его служба безопасности, Верховный и Конституционный суды, Минобороны МВД, КГБ, Погранкомитет, пункты досмотра на границе, СК и прокуратура, Минсвязи и телеканалы — и вплоть до «Белой Руси», «бизнеса» и губернаторов.

В этом документе была вторая часть под названием «О персоналиях» с 21 именем и припиской «Необходимо решить вопрос по персоналиям». Первым пунктом — «Первый и его семья», дальше по фамилиям от Головченко, Кочанова, Сергиенко и так далее.

«Для чего? — задается вопросом канал ОНТ. — История знает, что с ними происходит в случае вооруженного мятежа». По данным КГБ, заговорщики знали, о чем речь, хоть и маскировались другими словами.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

«Обеспечить лояльность перечисленных институций в принципе невозможно», — показывают реплику Щигельского во время обсуждения этого документа в Zoom. Далее следует фраза Федуты, не совсем ясно, в каком контексте она звучала: «Иногда думайте, пожалуйста. Смысл того, что там написано, может не соответствовать тем буквам, которые вы читаете. (Монтаж) Пожалуйста, не надо такие вещи произносить вслух, спасибо! Вот, например, когда у меня дома вдруг установят жучок, и вы это скажете — это будет прекрасным поводом для того, чтобы меня посадить». Костусев отвечает: «А можа, ён у цябе ўжо стаіць».

Затем показывают еще одну реплику от Зенковича в адрес Костусева: «Пытанне гучыць наступным чынам: давай, Рыгор, разам з табой замочым Луку, а пасля, хто будзе правіць Беларуссю, мы вырашым пасля». От Костусева звучит: «Калі для нас будзе магчымасць вырашаць, хто будзе — тады да». После ОНТ повторяет список предполагаемых жертв заговора, их фото на экране будто заливает кровью.

«Обсуждался вопрос о возможности в случае реализации заговора занятия ряда учреждений. В первую очередь, если мне память не изменяет, медиа. Определенных узлов связи. Возможно, отключение на некоторое время интернета. (Монтаж) Для того, чтобы осуществить интернирование названных 30 лиц», — показывают допрос Федуты.

В упомянутом документе «заговорщиков» была и третья часть «О ротации» с подписью «предусмотреть возможность ротаций», а дальше список 10 институций: правительство, губернаторы, силовые ведомства, суды, прокуратура, Нацбанк, парламент, телеканалы с БЕЛТА и государственными газетами, госконцерны и МИД.

В КГБ уверены, что хоть этот пункт подразумевает ротацию, но «это все равно силовой вариант». Ведь если нет лояльности — будет свержение. В доказательство приводится цитата Игоря Макара из конференции в Zoom:

«Я бы, коллеги, не рассматривал, чтобы на момент, когда ГКЧП будет легитимным органом власти на время, оставлять на своих постах министров или председателей КГБ, даже командующего Внутренними войсками».

Дальше на экране показывают взрывы, руины, гробы и американских военных — мол, вот к чему приводили попытки «демократизировать» некоторые страны. И Юрия Зенковича же курировали американцы.

Зрителям показывают также, как участники «группы Зенковича» обсуждали онлайн деньги. Щигельский заявлял, якобы ему кто-то (непонятно когда) предлагал «200 тысяч на переворот», а в обмен просили отдать НПЗ. Собеседники смеются, но тот говорит: это не шутка. Тогда Федута добавляет, что «вы будете смеяться», но украинский олигарх Ринат Ахметов как-то якобы дал белорусской оппозиции «200 тысяч», и «вы же понимаете, что его об этом попросили американцы». Дальше звучит название фонда американского финансиста Сороса: «Вот он вложился в Беларусь, общий объем составлял несколько миллионов долларов», со смехом рассказывает Федута, «но потом выяснилось, что все эти деньги получили господин Милинкевич» и некоторые другие господа».

«Вы нам — деньги, мы вам — страну», — «переводят» для зрителей авторы фильма ОНТ.

Вывод седьмой: задержание в Москве проходило официально, а фигуранты снова подтвердили свои планы

Сообщается, что с самого начала Александр Лукашенко был посвящен во все детали операции по задержанию «заговорщиков». И визит сотрудников КГБ проходил в рамках двухсторонних и международных соглашений по борьбе с терроризмом, то есть в Москву приехали с ведома и помощью российской ФСБ.

В фильме ОНТ показывают кадры 11 апреля из московского кафе «Тарас Бульба». «Как все интересно», — приветствуют Федуту и Зенковича несколько мужчин, их лица скрыты.

«Задача № 1 у нас, получается, устранить самого главного, — перечисляет планы гостям Юрий Зенкович. — Задача № 2 — блокировать Внутренние войска и ОМОН. Задача № 3 — занять несколько символических объектов в центре города, в том числе радиостанции, телевидение, чтобы могли зачитать обращение. И желательно заблокировать Минск, чтобы не могли подтянуть внешние войска».

«По поводу первоочередной задачи нужно понимать еще одну вещь. Как минимум 30 человек в Минске должны быть интернированы буквально в первый час», — добавляет Федута. «Если будет нужно, есть возможность полностью заблокировать всю энергосистему Беларуси», — продолжает Зенкович. Авторы фильма акцентируют: для блокировки нужны специалисты мирового класса. «США и их спецслужбы к этому готовы, — говорит голос за кадром. — А первоочередная блокировка сил спецопераций, Внутренних войск и спецназа КГБ тоже не случайна — это самые мобильные формирования».

Люди, выдающие себя за готовых на мятеж военных, сообщают: среди сторонников заговора есть генерал: «Мы формируем хунту из семи человек, и мы его приглашаем войти. (…) Будут править, исполнять обязанности». Кто-то добавляет: «Коллективный президент».

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

Юрий Зенкович объясняет, за что будет отвечать сам: «За правовую реформу, соответственно, курирование Министерства юстиции и судов, разработка новой Конституции. И парламент». Федута говорит за себя: «У меня политическая реформа, идеологические ведомства, то есть пресса, Министерство культуры, Минобразования. А партийная система и ЦИК, получается, что мы курируем на паях».

Завершается все цитатой Зенковича: «Ладно, мы потом в Дроздах выпьем. Есть мечта добраться». Вскоре мужчин задерживают, идут кадры из «американки» — тюрьмы КГБ.

Вывод восьмой: еще два человека подтверждают заговор (но их слова звучат странно)

Мысль о том, на кого работает Юрий Зенкович, в фильме ОНТ неожиданно развивает Владимир Чуденцов, осужденный на лишение свободы журналист, который находится за решеткой с осени 2019-го.

Не совсем понятно, что ему известно по «делу о госперевороте», ведь он находился в неволе еще до того, как стартовала избирательная кампания 2020-го — и является ли он свидетелем по данному делу. Но мужчина в тюремной робе (он сидел в каком-то кабинете) поведал, что знает Юрия Зенковича — 9 лет назад тот к нему обращался с просьбой помочь с пиаром накануне выборов в парламент. И рассуждает: ведь у Зенковича есть паспорт США, а каждый, кто его получает, присягает на верность США и может быть завербован спецслужбами Америки.

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

В следующий раз Чуденцова показывают, чтобы дать характеристику живущему в США Щигельскому: «У него большие политические амбиции, он хочет власти». Затем Чуденцов заявляет: «Я бы назвал его [Щигельского] мозговым центром всей этой операции, этой организации, Визионерской партии», а Зенковича «более публичной фигурой партии». И говорит, что «на тот момент они планировали все-таки осуществить это на выборах 2020 года через выставление своего кандидата. (Монтаж) Еще в 2019 году из нашего общения стало понятно, что Зенкович готов на достаточно радикальные методы, и это было на него похоже».

Из этого рассуждения непонятно: мозговым центром какой операции Чуденцов называет Щигельского? Что «это» планировали осуществить еще в 2019 году, а также кто именно? Относится ли рассказ Чуденцова вообще к событиям из «дела о госперевороте»?

Комментарий Чуденцова следует и на рассказ Сидоракина о том, что Игорь Макар интересовался у того возможностью узнать маршруты Лукашенко, включая дорогу в аэропорт.

«Был вариант с организацией авиакатастрофы (…) что нужно разместить управляемую ракету, которая в момент захода президентского самолета на посадку просто по нему выстрелит. Все понимали, что при этом погибнет много людей, — рассуждает Чуденцов, то ли о деле, то ли о чем-то другом. — При этом был еще один вариант атаки с дронов, с радиоуправляемых квадрокоптеров, как это делалось с Николасом Мадуро, в частности, который на том же параде — могли сбросить гранату или другие устройства на президентскую трибуну».

Снова выступление осужденного вызывает недоумение: чьи «вариант организации авиакатастрофы» или «атаку дронов» обсуждает Чуденцов? Это имеет хоть какое-то прямое отношение к данному уголовному делу или нет?

В фильме показывали кадры с кладбища возле поселка Свислочь, Пуховичский район, Минская область. Ольга Голубович, которая работала бухгалтером в минской фирме Зенковича, на камеру перематывает скотчем какой-то сверток. Объясняет, как по просьбе юриста прятала под лавку вторую передачу денег на мятеж. Сумма снова не сообщается. Зато про «иностранных спонсоров» начинает рассказ осужденный Чуденцов:

«Я точно знаю: Зенкович говорил о таком Майкле Карпентере — это человек из департамента, который курировал отношения с Беларусью. И они вроде как с ним общались и встречались. Вот это единственная фамилия, которую я слышал. Я знаю, что у них были контакты с государственным департаментом и была поддержка на достаточно высоком уровне».

ОНТ добавляет: Карпентер — это специалист по Беларуси, России и Украине, а теперь еще и советник нынешнего президента Джозефа Байдена. После рассказа Чуденцова так и непонятно, когда он услышал о таких контактах от Зенковича, а если встреча была — то что на ней обсуждалось.

Наконец, в качестве эксперта в фильме выступил профессор Академии управления Станислав Князев (некогда служил в КГБ, затем входил в Совбез). Он появился в фильме после того, как канал рассказал, к чему привели перевороты в Чили и Ливии, а также попытка убить лидера на Кубе.

«Первоначально (…) готовилось порядка 150 внедорожников с крупнокалиберными пулеметами. Мы их могли видеть по телевидению, когда они гонялись по пустыне за Каддафи. Вначале людей заинтересовывают, потом их начинают расхваливать, что вы такие необычные, смелые. Они прикармливаются, потому что им платят деньги. Нам известно, что фонд Сороса выделил 500 млн долларов, это значительная сумма».

Кому и на что выделялись деньги — профессор так и не объясняет. Но подчеркивает: Беларусь — это «последнее незамкнутое звено в санитарном кордоне вокруг России».

Скриншот из фильма "Убить президента", телеканал ОНТ
Скриншот из фильма «Убить президента», телеканал ОНТ

В конце фильма он объясняет зрителям: «Американцы не успокоятся, тем более такие деньги вложены во все это. Конечно, сценарий был уже подготовлен спецслужбами США. Они только обсуждали, как они это будут реализовывать, как будут захватывать основные объекты — СМИ, вокзалы, телефонные возможности. (…) И одновременно они обсуждали возможность физического устранения нашего президента, Александра Григорьевича Лукашенко, и его семьи. Они боятся его».

-10%
-15%
-30%
-14%
-15%
-30%
-20%
-25%
-20%
-11%
-40%