168 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Теперь официально: ветераны ВОВ не получат в этом году единовременные выплаты к 9 Мая
  2. Помните айтишника с БЧБ-флагом на балконе, у которого забрали машину? Узнали, что с авто сейчас
  3. Что в ВОЗ ответили на слова Лукашенко о том, что Беларуси ничем не помогли в борьбе с COVID-19
  4. Одежду и аксессуары с лого TUT.BY теперь можно купить онлайн. Рассказываем как
  5. Мингорисполком отказал в проведении отдельного шествия «Бессмертный полк»
  6. Семья минчан построила дом в дачном поселке и живет там круглый год. Вот как там все устроено
  7. Опубликован список экс-силовиков, которых Лукашенко лишил званий
  8. Почему на лице появляются пигментные пятна и как от них избавиться. Комментирует дерматолог
  9. В МИД Беларуси ответили на призыв «Большой семерки» провести новые выборы
  10. В прокуратуру Германии подали заявление на Александра Лукашенко. Юрист объясняет, что это значит
  11. «Заинтересовали вещи определенных цветов». К дизайнерам Honar пришел с проверкой Госстандарт
  12. Лукашенко: Нам нужны действительно государственные люди
  13. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  14. «Зимой мы здесь живем совершенно одни». История пары, которая переехала из города в деревню
  15. Тест. Вы хорошо ориентируетесь в простых вопросах экономики?
  16. Паша «Мясной король». Как популярный гродненский блогер занялся мясным мини-бизнесом, который вдруг «выстрелил»
  17. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  18. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  19. Юрий Мельничек: «Когда наступит Беларусь 2.0, все отыграет назад достаточно быстро»
  20. В Беларуси готовят указ по банковскому мошенничеству. Что планируют изменить
  21. Белоруса посадили на 30 суток, а он все равно гуляет по Минску и даже путешествует. Все благодаря идее жены и ее подруги
  22. «Мы с Колей жили в этом домике». Показываем, где находится «любимый дворец» Лукашенко
  23. Не дошла до дома несколько метров. Что известно об аварии в Гомеле, где погибла девочка
  24. В День Победы над Минском пролетят самолеты и вертолеты всего двух моделей. Рассказываем почему
  25. Куда съездить в выходные? 10 необычных экскурсий по Беларуси для любопытных туристов
  26. СМИ назвали фамилию еще одного возможного фигуранта по «делу о госперевороте»
  27. Школьница написала на асфальте «Жыве» и попала в РУВД за пикет. Рассказываем, чем все закончилось
  28. Приближается 9 Мая. Как можно поздравить ветеранов и помочь им (в том числе финансово)
  29. «Органы внутренних дел не дадут омрачить великий праздник». Милиция рассказала, как будет работать 9 мая
  30. Скардино рассказала, как живет в Швейцарии и планирует ли возвращаться в Беларусь


Беларусь — одна из немногих стран даже на постсоветском пространстве, где обвиняемых до сих пор держат в металлических клетках во время суда. Много лет белорусские правозащитники и международные организации критикуют такой подход, поскольку он противоречит презумпции невиновности: человека еще не признали виновным, а уже заточили в клетку. «Это по существу унижение человеческого достоинства, — считает правозащитник Гарри Погоняйло. — Человека, как зверя, помещают в металлическую клетку. Цивилизованные страны давно отказались от этого».

Фото: Алексей Смык, TUT.BY
Несовершеннолетних обвиняемых во время суда тоже содержат в клетке, как это было по делу Никиты Золотарева. Ключевым, по сути, является лишь мера пресечения: подстражного автоматически отправляют в клетку. Фото: Алексей Смык, TUT.BY

Гарри Погоняйло работал судьей, чиновником в Минюсте и адвокатом еще в советские времена. Он говорит, что металлические клетки — наследие именно тех времен.

— Клетки в залах суда появились в советские времена, — отмечает собеседник. — И при строительстве новых зданий судов этот стандарт переняли уже белорусские власти. В последнее время клетки модифицировали — появились так называемые аквариумы, из непробиваемого стекла, выглядит это более цивилизованно, потому что в металлической клетке человек выглядит просто как загнанный зверь, это унижение достоинства, нарушение базового принципа правосудия — презумпции невиновности. То есть вина человека еще не доказана, он может быть оправдан, но его уже заточили в клетку. В аналитических обзорах о нарушениях прав человека белорусские правозащитники всегда обращают на это внимание, но позиция властей пока неизменна.

Гарри Погоняйло вспоминает, как в конце 1990-х был защитником по делу дважды Героя Соцтруда, председателя колхоза «Рассвет» Василия Старовойтова. Процесс проходил в Кировском районном суде. Специально к заседанию сварили огромную металлическую клетку на десяток человек.

Василий Старовойтов, фото: old.horki.info
Василий Старовойтов, во время судебного разбирательства бывшему председателю колхоза было 75 лет. Невзирая на возраст, обвиняемый на процессе был в клетке. Фото: old.horki.info

— Здание суда было новое, и вот к судебному заседанию по делу Старовойтова соорудили такую конструкцию, — говорит правозащитник. — Но вообще клетки использовались и раньше, они перекочевали к нам из советского правосудия.

Архивное фото суда в Минске над военными преступниками
В январе 1946 года в Минске судили 18 человек, причастных к массовым убийствам советских граждан. Среди фигурантов был генерал-лейтенант Рихерт (по его приказам расстреляли более 2300 человек, заместитель начальника главного штаба по борьбе с партизанами Герф (по его приказам расстреляно насколько тысяч мирных жителей в концлагерях Минска и поселка Дрозды. 14 из 18 подсудимых были приговорены к смертной казни, остальные — к ссылке на каторжные работы на срок 15−20 лет

Но на архивных фото судебных процессов над военными преступниками сразу после Второй мировой можно увидеть, что фигуранты сидят на обычных скамейках, не в клетках, хотя их обвиняли в уничтожении тысяч людей.

— Эти суды проходили по международным стандартам, — объясняет Гарри Погоняйло. — На фото Нюрнбергского процесса тоже можно увидеть, что обвиняемые сидят на скамейках, не в клетке. Дело в том, что на Западе еще тогда, в 1940-х, считалось, что нельзя использовать клетки, это нарушает презумпцию невиновности, унижает человеческое достоинство, а суд не должен нарушать такие базовые принципы. Так что подобные процессы и в Беларуси тогда проходили без клеток. А вот в обычных уголовных процессах подстражные находились в клетках, как, впрочем, и сейчас.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
2016 год, в Минске судят врачей, один из фигурантов, Андрей Чепелев (справа), просил пересадить его на скамейку зала суда, поскольку он с трудом мог стоять в клетке с учетом его роста, однако суд ходатайство отклонил. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 2013 году министр юстиции Олег Слижевский заявил, что клетки в судах могут убрать, однако сроки не назывались:

— В одночасье проблематично взять и отказаться от каких-то мер обеспечения безопасности. Обвиняемый может представлять общественную опасность.

Случаи, когда обвиняемые сбегали из суда, в Беларуси были, в том числе с использованием оружия, несмотря на то, что залы оборудованы клетками, а конвой сопровождает фигурантов в наручниках, независимо от того, обвинение по какой статье предъявлено.

— В цивилизованных странах клетки в судах не используют, безопасность обеспечивается тем, что зал суда охраняется снаружи, в самом зале также могут находиться сотрудники правоохранительных органов, в том числе для сопровождения обвиняемого, есть и внутренняя охрана здания суда, а на окнах стоят решетки, — говорит правозащитник.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Когда по делу проходит много фигурантов, часто они сидят в клетке скученно, как это было по «делу 17». И в таком положении обвиняемые провели несколько месяцев, пока шел процесс. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В 2011 году Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ проводило мониторинг судебных процессов в Беларуси. В своем отчете специалисты отмечают, что заместитель председателя Верховного суда на встрече с наблюдателями указал, что такие меры безопасности применяются в зависимости от того, находится обвиняемый в предварительном заключении или на свободе.

— Конкретные обстоятельства каждого обвиняемого при этом явно не учитываются, — указано в отчете. — Если рассматривать эту ситуацию в свете положений национального законодательства, которое разрешает взятие под стражу исключительно из соображений тяжести обвинения, то она вызывает озабоченность относительно соблюдения права на презумпцию невиновности. Несмотря на то, что обеспечение безопасности в зале суда всегда имеет приоритет, представляется, что конкретные меры безопасности, примененные к данным обвиняемым, не были сбалансированы с точки зрения необходимости соблюдения презумпции невиновности. Международные стандарты в области прав человека предписывают, что в обычных обстоятельствах обвиняемых нельзя держать во время судебного процесса в наручниках или в клетках, или представлять их суду в таком виде, будто они являются опасными преступниками. Необходимо стремиться обеспечивать, чтобы принимаемые меры безопасности учитывали принцип презумпции невиновности.

Металлические клетки все еще используют в российских судах, хотя Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на недопустимость таких мер (нарушение ст. 3 Европейской конвенции по правам человека). Беларусь не входит в Совет Европы и, в отличие от россиян, наши граждане не могут обращаться в Европейский суд по правам человека, но могут обращаться в Комитет по правам человека ООН, который уже признавал, что заточение в клетку обвиняемого (как и появление обвиняемого в суде в наручниках или форме, которую носят осужденные, например приговоренные к пожизненному заключению или смертной казни) во время суда — нарушение презумпции невиновности.

-10%
-30%
-10%
-5%
-20%
-15%
-10%
-40%
-10%
-40%