151 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Нацбанк ожидает ускорения инфляции во втором квартале
  2. Песков: Путин и Байден обсуждали информацию о готовившемся покушении на Лукашенко
  3. В Бресте суд решил ликвидировать «Польскую школу»
  4. Революция в футболе: 12 топ-клубов Европы объявили о создании Суперлиги. УЕФА обещает жесткие санкции
  5. «Уже не рецессия, но еще и не рост». Эксперты — о настроении бизнеса и его влиянии на экономику
  6. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  7. «На фуфайке фамилия выбита другим цветом». Родные осужденных по политическим статьям о том, как те отбывают наказание
  8. Поставил лайк — получи срок. Как в России и Казахстане сажают за экстремизм (у нас могут повторить)
  9. «Осознание, что это действия не совсем законные, появилось позже». Замов Бабарико допрашивают в суде
  10. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  11. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  12. В Браславе в костеле обвенчалась пара — жениху и невесте по 91 году
  13. Громкие «преступления», которые якобы готовились в Беларуси из-за политики: до и после выборов 2020 года
  14. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  15. «Все оказались в выигрыше». Эксперты — о «предотвращении переворота» в Беларуси и роли России в этом
  16. От выстрелов под Лиозно до погреба в Гомельской области. Как «покушались» на Лукашенко
  17. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  18. «Подобных дел в истории суверенной Беларуси не было». В КГБ сообщили подробности по «делу о госперевороте»
  19. Белорусская и российская стороны высказались о задержании Зенковича и Федуты. Какие вопросы остались
  20. «Он не тот человек, который привык жаловаться». Девушка Эдуарда Бабарико — о его 10 месяцах в СИЗО
  21. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  22. Врач — о тревожных симптомах, которые касаются зубов мудрости
  23. «Банк умыл руки». Помните историю с изъятием ценностей из ячеек Белгазпромбанка? Спросили, вернули ли их
  24. В ФСБ России рассказали подробности «дела о планировавшемся в Беларуси перевороте»
  25. Узнали, что открывается на местах, где были магазины Bigzz
  26. «Они не знают, наступит ли завтра». Белорусский фотограф показал жизнь бездомных котов без прикрас
  27. Что происходит с ИП, которым хотят поднять налоги и взносы: теряют рынок, падает товарооборот
  28. Захарова: Запад хотел «перекрыть» информацию о готовящемся в Беларуси перевороте заявлениями Праги
  29. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег
  30. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо


/

В Беларуси продолжается работа над новой Конституцией. Команда Светланы Тихановской уже представила общественности свой проект. Александр Лукашенко сформировал комиссию, где нет представителей оппозиции. Над проектом новой Конституции будет работать бывший председатель Конституционного суда и бывший Генпрокурор Григорий Василевич. Мы спросили у профессора, какие изменения, на его взгляд, стоит внести в Основной закон и есть ли здравые предложения у оппозиции.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Какие ключевые изменения, на ваш взгляд, должны быть внесены в Конституцию?

— Мне ближе идея модернизации конституционного текста. Полагаю, что предпочтительнее улучшать ту систему, недостатки в которой нам видны и понятны, чем заново все перекраивать и затем несколько десятилетий латать дыры, которые обязательно появятся.

Конституции Республики Беларусь в этом году исполнилось 27 лет. Она была принята в 1994 году, и нынешние изменения будут уже третьими по счету (ранее изменения были внесены после референдума в 1996 и 2004 годах). Пока, кстати, неизвестно, будет у нас новая Конституция или же Конституция 1994 года с изменениями и дополнениями.

В Конституции следовало бы решить ряд вопросов, касающихся усиления социально-экономических гарантий, информационных прав. Отдельный блок изменений мог бы касаться избирательного процесса, чтобы в перспективе можно было бы применять мажоритарно-пропорциональную систему выборов. В настоящее время, на мой взгляд, переходить к ней преждевременно. Надо расширить влияние Советов депутатов на местную исполнительную власть. Следовало бы сбалансировать соотношение декретов и законов. Обсуждения предложений будут проходить открыто. Поэтому скоро можно будет увидеть вектор возможных изменений.

Работу над проектом Конституции я рассматриваю как возможность преодолеть то противостояние, которое возникло в обществе. Других реальных вариантов не вижу.

— В 1996 году вы были сторонником усиления полномочий президента по Конституции. Сейчас Александр Лукашенко говорит о том, что роль президента должна быть ослаблена, многие функции следует передать другим ветвям власти. Поддерживаете ли вы эту позицию? Что кардинально изменилось, чтобы перекраивать полномочия?

— Я был сторонником не усиления полномочий президента, а сторонником безукоризненного исполнения Конституции, принятой в 1994 году. К изменениям побудил именно Верховный Совет, который продолжал действовать, будто с принятием Конституции ничего не изменилось в его статусе. Законы вводились в действие постановлениями Верховного Совета, в которых давались поручения правительству, подчиненному президенту. Международные договоры ратифицировали не законами, как это следовало делать, а постановлениями. Это же нарушение той системы сдержек и противовесов, которые были предусмотрены в Конституции. Принимаются законы, в которых предусматриваются дополнительные расходы из бюджета, а источник финансирования парламентом не предусматривается, хотя нужно было это делать. Элементарная азбука. Президент негативно реагирует на эти положения, но Конституционный суд становится на сторону парламента, не вникая глубоко в проблему. Конституционный суд «увлекся» возбуждением производства по делам только в отношении актов президента. Хотя бы для видимости беспристрастности надо было это делать и по отношению к актам парламента. Основания были! Я ведь знаю, что делалось внутри Конституционного суда. Фон складывался такой: президент бурно реагирует на эти факты, а его противники «потирают руки», все «интеллигентно» разыгрывается.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Весной 1996 года президент направил в Верховный Совет полуторастраничный проект закона, которым предусматривалось формирование Конституционного суда на паритетных началах президентом и Верховным Советом. Представленный проект закона даже не был обсужден на заседании ВС. Это же нарушение права президента на законодательную инициативу. Все могло ограничиться только этими изменениями.

После такого отношения президент предложил более объемные изменения Конституции, но уже их принятие путем народного голосования. Было предложено формирование двухпалатного парламента (но численность депутатов сокращена с 260 до 174), создание Совета министров с его подотчетностью президенту и ответственностью перед парламентом, уточнен законодательный процесс, в том числе порядок внесения проектов, влекущих дополнительные расходы бюджета или сокращение доходов.

Вот краткие истоки конфликта, который был разрешен путем референдума. В период до его проведения некоторые юристы стали утверждать, что нельзя народу вносить в Конституцию изменения. Вот такое признание народного суверенитета. Так что и сейчас обойдемся без референдума? Кто-то сомневается, что у президента в 1996 году была огромная народная поддержка?! Народная воля первична; следовало не об этом спорить, а о возможных уточнениях предлагаемых изменений. Поэтому и надо сейчас тщательно анализировать предложения по изменениям, хорошо их оценить и после этого делать новые шаги.

— Почему вы поддерживаете идею о том, что нужно вернуться к ограничению сроков для президента? Ведь был референдум 2004 года, итоги которого вы не оспариваете.

— Два срока пребывания на такой высокой должности — это апробированная европейская практика. Да и ситуация уже не та, что была после распада СССР и необходимости укрепления основ белорусской государственности. Институт президентства формировался с нуля, не было предшествующего опыта. Поэтому даже неуместно было оценивать итоги через 100 дней работы первого президента.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Исходя из этого, может быть, следовало не исключать полностью ограничение на пребывание в должности президента, а предусмотреть для первого президента, в виде исключения, три или четыре срока. Но эти вопросы решали другие люди.

— Как обеспечить исполнение норм Конституции? Ведь можно написать какой угодно закон, но это будет бессмысленно, если он будет иметь лишь декларативное значение. Например, правоохранительные органы закрывают глаза на гарантированное право на защиту: адвокаты, с которыми заранее заключены договоры, не допускаются к своим клиентам, которые находятся в РУВД, ДФР и других силовых структурах. И это остается безнаказанным, хотя право на защиту прямо прописано в Конституции.

— Обеспечивать непосредственное действие конституционных норм призваны все органы государственной власти. Мы много говорим о балансе представительной и исполнительной ветвей власти, но и судебная власть должна быть на страже закона. Конституционный суд, в том числе и в мою бытность, принял серию своих актов, которые были направлены на обеспечение права на судебную защиту и пользование услугами адвоката в любой момент. Своя ноша у судов общей юрисдикции, для них написана статья 60 Конституции.

— Звучали идеи закрепить в новой Конституции положение о традиционной семье. На ваш взгляд, есть ли в этом необходимость? В Кодексе о браке и семье и так зафиксировано, что брак — это добровольный союз мужчины и женщины.

— В статье 32 Конституции уже предусмотрена разумная норма, учитывающая наши традиции и ценности семьи: мужчина и женщина по достижении брачного возраста имеют право вступить в брак. Предпочтительнее, чтобы указанные нормы были именно в Конституции, а не в Кодексе, который легко изменить. При подготовке проекта Конституции 1994 года были предложения, что «граждане имеют право вступать в брак». Совершенно иной акцент. Однако дискриминацию по половому признаку допускать нельзя.

— Как вы оцениваете состав комиссии, которая будет заниматься разработкой нового проекта Конституции? Судя по озвученному в СМИ списку, у многих представителей нет юридического образования, члены оппозиционных партий и движений вообще не представлены.

— Отсутствие юридического образования не может быть препятствием для работы в составе Конституционной комиссии. Напомню, что большинство членов Комиссии, созданной в 1990 году для подготовки проекта Конституции, также не имело такого образования.

Решение о составе Конституционной комиссии принимал глава государства. В ее составе много грамотных юристов. Да и Конституционный суд уже длительное время осмысливал возможные изменения. Предложения по тексту конституционных изменений, как я понимаю, будут рассмотрены независимо от партийной принадлежности граждан.

 

Например, я ознакомился с текстом оппозиции, который был представлен 10 марта. Некоторые идеи мне понравились, и их можно было бы нам воспринять. Например, в преамбуле содержатся положения, отражающие нашу историю; признается ценность образовательной деятельности, акцентируется внимание на социальном партнерстве, уточняются действия суда общей юрисдикции, когда он выявляет в своем процессе расхождение между Конституцией и подлежащим применению в деле актом, и ряд других.

Очень правильно записано в проекте, что Конституционный суд будет обладать правом проверки конституционности назначения или отказа в назначении референдума. Ранее он таким правом не обладал, грубо нарушив Конституцию в 1996 году.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Но я был удивлен, когда увидел в проекте допуск двойного гражданства (ст. 42 проекта), указание на два государственных языка, но с «последующим приданием белорусскому языку статуса единственного государственного языка» (ст. 25 проекта). А что же референдум по языку 1995 года? Конституцию, как я понимаю, предлагается принять на референдуме, но затем, если очень срочно нужны ее изменения, то сам парламент будет ее корректировать (п. 2 ч. 2 ст. 181 проекта). Есть вопросы по кворуму для принятия законов в парламенте, признанию выборов или референдума состоявшимися. Для внесения изменений в Конституцию достаточно голосов 111 парламентариев из 220, а для принятия обычного закона 75 голосов. Предусматривается, что «правительство осуществляет надзор за законностью деятельности органов самоуправления». Привожу эти примеры, потому что и предложения членов Конституционной комиссии, и иные предложения будут оцениваться не только специалистами, но и общественностью. На фоне турбулентности опасно бросаться в крайности.

— Как в Конституции должен быть решен вопрос со смертной казнью, на ваш взгляд? Есть предложение исключить данный вид наказания из Уголовного кодекса. Достаточно ли этого, или же, учитывая итоги референдума 1996 года, этот вопрос должен быть вынесен на отдельное голосование и новая формулировка должна быть отражена в новой Конституции?

— Конечно, есть более важные вопросы, чем смертная казнь. Мне кажется, что уже пора ее отменять. Есть заключение Конституционного суда от 11 марта 2004 года по данному вопросу. Решение референдума 1996 года относительно смертной казни носит консультативный характер. Эти вопросы в компетенции главы государства и парламента. Даже нынешняя редакция статьи 24 Конституции не запрещает исключение данного вида наказания из Уголовного кодекса. Предполагаю, что вопрос о смертной казни может быть рассмотрен в контексте общих изменений.

— В Беларуси, в отличие от соседних стран, до сих пор нет омбудсмена, хотя обещания о введении такого института звучали от кандидата Лукашенко на выборах в 2001 году. На ваш взгляд, нужен ли нам уполномоченный по правам человека и должен ли этот вопрос найти отражение в Конституции?

— Пока у многих экспертов идея уполномоченного по правам человека получает поддержку. Не возражая против этого, считаю все же более эффективным предоставить гражданам право на обращение в Конституционный суд.

— Лукашенко заявлял о том, что нужно усилить роль местной власти. Нужно ли дополнительно это прописать в новой Конституции? К примеру, закрепить выборность руководителей районов и городов?

— Даже если мы усилим статус местных Советов депутатов, авторитет депутатов, это уже будет существенным шагом. Выборность местных руководителей выглядит демократично, но надо, чтобы все было в гармонии. Компетенцию местных Советов депутатов, на мой взгляд, следует расширить, местные программы социально-экономического развития до их утверждения предварительно обсуждать с участием населения и представителей органов территориального общественного самоуправления.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Высказывались идеи о переходе на смешанную избирательную систему при выборах в парламент. На ваш взгляд, следует ли внести такое изменение в Конституцию?

— Конституционные уточнения желательны такие, чтобы не исключать возможность внедрения пропорциональной (по партийным спискам) или смешанной избирательной системы. Но сейчас, по моему мнению, мы можем броситься в другую крайность, о которой потом население может пожалеть.

На уровне областных или даже районных Советов депутатов в перспективе можно было бы апробировать мажоритарно-пропорциональную систему выборов. Даже в порядке эксперимента в одной из областей.

— Как вы оцениваете идею о новой роли Всебелорусского народного собрания? Можно ли считать этот орган представительным, учитывая, что формируется он, как показывает практика, по номенклатурному принципу: в ВНС не представлены представители оппозиционных партий и движений, независимых профсоюзов, правозащитники? И как совместить предложенную роль ВНС с работой парламента?

— Вопрос в такой постановке требует тщательного осмысления. Пока мне трудно высказать свое мнение, так как для меня также непонятны многие детали. Время покажет.

Справка. Григорий Василевич. Доктор юридических наук (1994), профессор (1998), заслуженный юрист Республики Беларусь (1994). Pодился в 1955 году в Минске. Окончил юридический факультет Белорусского государственного университета (1980). С 1986-го работал в секретариате Верховного Совета: сначала заместителем, а с 1989 по 1994 гг. — заведующим юридическим отделом. В апреле 1994 года избран судьей Конституционного суда. Имеет высший квалификационный класс судьи. 1997 — 2008 гг. — председатель Конституционного суда, 2008 — 2011 гг. — генеральный прокурор. Государственный советник юстиции 1-го класса. Автор свыше 100 книг и монографий, 60 учебников и учебных пособий, 900 научных статей. Заведующий кафедрой конституционного права на юридическом факультете БГУ.

-35%
-35%
-10%
-10%
-10%
-5%
-70%
-15%