Поддержать TUT.BY
144 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  2. Белорусов стали массово приглашать на вакцинацию от коронавируса. Узнали, как проходит процедура
  3. «Ура, Гагарин в космосе!» Как дети на «гродненском космодроме» запустили в небо мини-копию ракеты
  4. На основателей Фонда солидарности BYSOL завели уголовное дело
  5. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  6. Льняное масло: особенности применения, о которых нужно знать
  7. Что происходит в Беларуси 12 апреля
  8. Кого государство назвало причастными к террористической деятельности после выборов-2020? Инфографика
  9. Теплое начало недели, а потом — похолодание. Прогноз погоды на ближайшие дни
  10. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  11. Белорусов обяжут регистрировать валютные договоры. Кого коснется и как накажут забывчивых
  12. Начался суд по делу о наезде BMW на силовиков 11 августа. Водителю грозит до 25 лет тюрьмы
  13. Бывшая жена Ивана Вабищевича: «Когда увидела интервью Вани о нашем расставании, у меня был шок»
  14. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  15. Тысячи сотрудников «Нафтана» и «Гродно-Азота» могут не получить допуск к работе по медицинским показаниям
  16. Можно ли отсрочить климакс? Гинеколог отвечает на важные вопросы
  17. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  18. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  19. Владимир Макей: «Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы»
  20. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  21. «Ребенок неудачно упал и оказался в коме». История Веры, которая работает в детском хосписе
  22. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  23. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, «Шахтер» на 4 очка оторвался от преследователей
  24. «Хочу домой, кофе, лосося и котов пообнимать». После 15 суток вышли те, кого задержали 27 марта
  25. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  26. Сколько стоит тур на море в этом году и где можно отдохнуть в Беларуси? Интервью с экспертом туризма
  27. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  28. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  29. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  30. Мининформ прекратил вещание телеканала Euronews в Беларуси


Продолжается суд по делу журналиста TUT.BY и врача БСМП, которых обвиняют в разглашении врачебной тайны в отношении умершего Романа Бондаренко. Процесс проходит за закрытыми дверями, это значит, что общество в ближайшее время не узнает, в чем суть обвинения, каковы обстоятельства дела и за что можно держать за решеткой людей, рассказавших правду. Но мы как коллеги Катерины Борисевич знаем, как она готовила материал, как она шаг за шагом выполняла свою обычную журналистскую работу, и хотим об этом рассказать. Катерине, как и доктору Артему Сорокину, грозит от полугода до 3 лет лишения свободы, альтернативных мер наказания санкция статьи не предусматривает.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Как Катерина Борисевич начала заниматься темой

Отсчет истории нужно вести с 11 ноября 2020 года. В тот вечер 31-летний Роман Бондаренко написал в дворовом чате известной минской «Площади перемен»: «Я выхожу!» Неизвестные в масках приехали снимать бело-красно-белые ленточки, в какой-то момент началась потасовка. Избитого Романа завели в микроавтобус и увезли, примерно через полтора часа парня доставили в Больницу скорой медицинской помощи с отеком мозга.

Новость мгновенно разлетелась в соцсетях. На следующий день журналист Катерина Борисевич получила задание от редактора связаться с очевидцами, чтобы понять, что произошло во дворе накануне вечером, с родными Романа и медиками, узнать, в каком он состоянии, а также получить комментарии у правоохранительных органов — с «Площади перемен» парня доставили в Центральное РУВД, а уже оттуда на скорой — в больницу.

12 ноября в 12.10 на сайте TUT.BY появился материал Катерины Борисевич — «В операционную привезли уже в коме». Неизвестные во дворе снимали ленты, избили парня, он в реанимации». В тексте очевидцы конфликта рассказывают, как произошла потасовка, медики БСМП сообщают о критическом состоянии молодого человека, приводится комментарий минской милиции о том, что проводится проверка, также опубликовано видео конфликта во дворе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Катерина Борисевич. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

С этого момента Катерина — на связи с родными Романа, общается с его двоюродной сестрой Ольгой, которая по решению семьи сообщает информацию прессе. Медики с самого начала рассказали родным, что состояние пациента крайне тяжелое, шансы на спасение минимальные. В это время в телеграм-каналах, некоторых медиа появляется информация о том, что молодой человек умер. Борисевич сразу же связывается с родными и передает коллегам в редакционном чате, что информация ложная, врачи все еще борются за жизнь Романа, просит не дезинформировать читателей и друг друга.

— Мама утром ездила в больницу к Роману. Состояние очень тяжелое, врачи сказали, что шанс выжить один из тысячи. Требуется дополнительная операция, но в этом состоянии брат ее не переживет, нужно ждать, пока пойдет на поправку. Маме разрешили увидеть Романа, ненадолго пустили в реанимацию, он в коме. Подключен к разным аппаратам, весь в повязках и синяках, — рассказала TUT.BY Ольга, сестра Романа Бондаренко.

В 19.00 того же дня Катерина снова связывается с сестрой Романа, она сообщает, что родные прямо сейчас снова едут в больницу. В 20.00 близкие сообщили TUT.BY, что Роман умер, через три минуты новость об этом появляется на сайте — «Врачи сказали, что шанс выжить один из тысячи». Умер избитый Роман Бондаренко.

Забегая вперед отметим, что сестра и мама Романа Бондаренко выступили в суде по делу журналиста TUT.BY и врача БСМП. Что они говорили во время допроса, не разглашается, однако до того, как зайти в зал суда, обе заявили, что давали согласие Борисевич на разглашение врачебной тайны о состоянии Романа, претензий к журналисту и врачу не имеют.

О чем говорили (и не говорили) официальные комментарии

Вечером 12 ноября тысячи минчан с цветами приезжают на «Площадь перемен», люди скорбят по всей стране — выходят на улицы со свечами, зажигают свечи в окнах.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

На следующий день, 13 ноября, в 9.48 в официальном телеграм-канале Следственного комитета появляется комментарий, что проводится проверка по факту гибели Романа Бондаренко. В сообщении указывается, что прибывшие милиционеры «обнаружили мужчину с телесными повреждениями и признаками алкогольного опьянения».

— Минчанин был осмотрен медиками, после чего госпитализирован в учреждение здравоохранения, где при первичном осмотре наряду с телесными повреждениями у него диагностирована алкогольная интоксикация, — сообщает СК.

Официальная информация от Следственного комитета опубликована на TUT.BY в 9.59.

Как готовилась та самая статья

После этого сообщения в телеграм-канале «Белые халаты», а следом в телеграм-каналах ряда медиа — «Еврорадио», «Наша Ніва» — появляется фото медицинского документа — в статистической карте выбывшего пациента указано, что этанола в крови — ноль промилле, это значит, что алкогольного опьянения не было. Катерина Борисевич получает задание от редактора выяснить, подлинный ли этот медицинский документ.

Проверять информацию, независимо от источника, является прямой обязанностью журналиста. Случается, что заявления правоохранительных органов расходятся с другими объективными данными по делу. Напомним, пресс-служба МВД изначально заявляла, что Александр Тарайковский погиб от взрыва неустановленного взрывного устройства, которое было у него в руках. Однако заявления очевидцев, видео с места события, заключение экспертов эту версию полностью опровергли. Позже Следственный комитет подтвердил, что Тарайковский погиб от выстрела. Еще один пример — в 2016 году было громкое уголовное дело так называемой «банды Молнара» в Бобруйске. Журналисты БТ в программе «Зона Икс» со ссылкой на МВД сообщали, что фигуранты причастны к убийствам и распространению наркотиков, по делу проходят 500 потерпевших. По факту оказалось, что никаких обвинений в убийствах и продаже наркотиков в деле нет, а потерпевших не 500, а чуть больше 60. Один из фигурантов дела подал иск против БТ о защите чести и достоинства. Эти примеры показывают, что журналист, как и требует Закон «О СМИ», должен проверять информацию, даже если она поступает от правоохранительных органов, представлять разные точки зрения и мнения.

Спустя 43 минуты, в 10.42, на сайте TUT.BY появляется текст «Врач БСМП: «У Романа Бондаренко было ноль промилле алкоголя, вообще ничего не нашли». Важное уточнение: у журналистов TUT.BY нет права публикации материалов на сайте, это может сделать только редактор раздела. То есть технически Катерина не публиковала и не распространяла эту информацию — у нее для этого просто нет доступа.

В заметке приводился комментарий врача БСМП, который оказывал помощь пациенту, а также те самые фото медицинских документов, которые один за другим публикуют телеграм-каналы. В документе первичного осмотра в приемном отделении (именно о нем шла речь в комментарии СК) в диагнозе помимо закрытой черепно-мозговой травмы, острых субдуральных гематом, ушибов, ссадин указано: «Алкогольная интоксикация? Аспирационная пневмония?» Это медиком ставится под вопрос.

Артем Сорокин. Фото с личной страницы в Facebook
Артем Сорокин. Фото с личной страницы в Facebook

— Это предварительный диагноз. Пациент поступил с рвотными массами, теперь уже понятно: это от того, что была гематома в голове, — объясняет врач. — Но при первичном осмотре и без анализов тяжело сказать. Когда человек поступает в сопоре или коме, сложно сказать, почему он в таком состоянии. <…> И только после всех анализов ставится точный диагноз. У Романа в заключительном диагнозе этанола ноль, никакого алкогольного опьянения не было.

Далее в заметке идет фото медицинского документа, которое ранее появилось в телеграм-каналах, с заключительным диагнозом, где указано: этанола в крови — ноль промилле.

Перед тем как дать показания на суде по делу врача и журналиста, двоюродная сестра Романа Бондаренко Ольга рассказала:

— В промежутке между публикацией Следственного комитета о том, что Рома был нетрезв, и публикацией статьи Катерины она (Катерина Борисевич. — Прим. TUT.BY) мне звонила, и мы с ней согласовывали эту статью. Она получила от меня официальное разрешение публиковать эту информацию. Тетя (мама Романа Бондаренко. — Прим. TUT.BY) неоднократно повторяла, что не собирается держать это в тайне. <…>

СК изымал из больницы медицинские документы Романа Бондаренко, то есть следствию должно было быть известно, что алкогольная интоксикация ставилась под вопрос, а также должны были быть известны окончательные результаты лабораторных исследований. Мы не знаем, почему ведомство не стало сообщать полные данные в своем комментарии 13 ноября. Также мы не знаем, сообщил ли СК полную информацию первым лицам, которые, ссылаясь на данные следствия, делали заявление по смерти Романа Бондаренко.

Нам известно, что Катерина Борисевич обращалась за разъяснением в Следственный комитет, однако не получила комментариев для публикации. Также 13 ноября, в 12.06, с официальным представителем СК связывался еще один журналист TUT.BY, был получен ответ, что «публиковалась информация с первичного осмотра, во всем разбирается УСК, ясность окончательная будет после экспертизы».

В это время Александр Лукашенко общался с белорусскими и зарубежными журналистами (встреча проходила примерно с 10 до 14 часов), на ней звучал вопрос и о деле Романа Бондаренко. Вечером 13 ноября, в 17.24, в телеграм-канале «Пул Первого» появляется видео с комментарием Лукашенко:

— Выехал усиленный наряд милиции. Когда они подъехали, как обычно, все разбежались. А этот (речь идет о Бондаренко. — Прим. TUT.BY) то ли травмирован был, то ли что… В нетрезвом состоянии. Это признано. Заключение сегодня представил Следственный комитет. Они выложили это все. Он был пьяным. Конечно, его взяли и повезли в этот отдел. Ему стало плохо по дороге, как мне доложили. Они вызвали скорую помощь и отправили его в больницу. Вот как было на самом деле.

У Катерины есть профессиональная привычка записывать все рабочие разговоры на диктофон. Все, кто с ней сотрудничает, знает: в разговорах Катя всегда использует деловой стиль, общается коротко и по делу. Во время обыска ее диктофон был изъят, и мы можем предполагать, что следствие получило доступ к этим записям.

За 43 минуты, которые прошли между заметками о сообщении СК и о «ноль промилле», Катя успела как минимум поговорить с медиками, родными Бондаренко, переписывалась с редактором, изучала опубликованные в телеграм-каналах медицинские документы и написала заметку. У нее просто физически не было времени на какие-либо «уговоры» и уже тем более на подстрекательство. По сути, нашу коллегу судят за то, что она проверяла и собирала информацию — это каждый день делают все журналисты.

Кстати, Катерина училась на журфаке, и диплом журналиста у нее никто не забирал, она им остается независимо от того, в каком статусе работает TUT.BY — как СМИ или как интернет-ресурс, у которого по закону есть право собирать, получать, передавать и распространять информацию.

Как задерживали Катю и — внезапно — даже ее адвоката

17 ноября Александр Лукашенко требует от главы Администрации вместе с Генпрокурором навести порядок, разобраться с теми, кто критиковал разрушение мемориала памяти Бондаренко на «Площади перемен» (а это были представители православной и католической церквей), и заявляет, что народных мемориалов ни в Минске, ни в других городах не будет. В этот же день помощник Лукашенко по Минску Александр Барсуков докладывает, что поставлена задача в течение недели навести в Минске образцовый порядок, предупреждает граждан, что «никто ни с кем церемониться не будет, любое вмешательство в действия служб будет расценено не только как административное нарушение, но может повлечь за собой и уголовную ответственность».

Вечером 19 ноября неизвестные задерживают Катерину Борисевич по дороге в магазин, дома у нее проводят обыск, после чего ее увозят в СИЗО КГБ.

О том, как проходило задержание, рассказала сама Катя в интервью из СИЗО:

— Когда вечером 19 ноября неизвестные люди подошли со спины на улице и попросили пройти в машину на беседу, я уже понимала: домой не вернусь. Никто не представлялся, удостоверения не показывал, сказали, надо верить, что они из милиции, и подвели к черному микроавтобусу возле детской площадки. Четко следили за тем, чтобы не смогла достать телефон из кармана куртки. <…> Тут же завели в машину, где меня обыскала сотрудница Центрального РУВД, и мы стали ждать приезда прокурора, на тот момент у неизвестных не было никаких бумаг. Бесед по делу со мной в микроавтобусе никто не вел. Приехал прокурор и объявил статью УК, по которой меня подозревают. <…> С первой минуты задержания говорила, что у меня есть адвокат, назвала его номер телефона. На это не реагировали. Перед обыском еще раз заявила о наличии защитника, с ним никто не связался. В квартиру вместе со мной зашли семь неизвестных людей, из них представился только прокурор. Глаза дочки в тот момент запомню на всю жизнь… Меня просили не делать лишних движений, к ребенку не подпускали (ее телефон тоже забрали), обнять на прощание не дали. Я успела схватить контейнер для линз, очки и жилетку. Через часа два меня доставили в СИЗО КГБ, при этом сказали: «У вас будет время подумать».

По какой статье было заведено уголовное дело

Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по ч. 3 ст. 178 УК — «Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия».

Что же такое «тяжкие последствия» относительно ст. 178 УК? В комментарии к Уголовному кодексу отмечается, что «под тяжкими последствиями понимаются, например, такие последствия, которые привели к увольнению лица с занимаемой должности, к разводу, самоубийству, заболеванию психической болезнью и т.п.». Как мы видим, перечисленные последствия имеют непосредственное отношение к лицу, о диагнозе которого узнала общественность.

Что же о «тяжких последствиях» сообщает Генеральная прокуратура? «Деяния названных лиц (врача и сотрудника TUT.BY. — Прим. ред.) повлекли за собой тяжкие последствия, выразившиеся в повышении напряженности в обществе, создании атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждении граждан к агрессии и противоправным действиям».

Важный момент: уголовным законом ст. 178 отнесена к преступлениям против уклада семейных отношений и интересов несовершеннолетних, то есть не против общества и не против государства.

При этом стоит признать, что под «тяжкими последствиями» в обвинениях часто фигурируют эфемерные понятия, которые не исследуются в суде на предмет, в самом ли деле действия обвиняемого привели к таким последствиям, особенно часто это встречается в делах о коррупции.

По факту разглашения врачебной тайны дело возбуждается по заявлению потерпевшего, поскольку это является делом частного обвинения (ч. 1 ст. 178 УК). В ряде случаев прокуратура может возбуждать уголовное дело частного обвинения, если затрагиваются существенные интересы государства и общества, но в таком случае обвиняемых нельзя было бы содержать под стражей до суда, да и примириться с освобождением от уголовной ответственности было бы проще.

Однако прокуратура заявляет о наступлении тяжких последствий (ч. 3 ст. 178 УК), в этом случае это уже дело публичного обвинения, и правоохранительные органы, в том числе прокуратура, могут возбудить дело и без заявления потерпевшего, как и произошло в данном случае.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК, является медицинский, фармацевтический или иной работник (например, сотрудник отдела кадров, милиции, прокуратуры, то есть люди, которым стала известна врачебная тайна в силу их служебной или профессиональной деятельности). Катерина Борисевич как журналист напрямую не имела доступа к медицинской карточке, заключению и другим материалам из истории болезни Бондаренко. Информацию о его состоянии она получила у медработника. Ей предъявлено соучастие в преступлении (ч. 5 ст. 16 УК — подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления).

Во время обыска у Кати забирают зарплатную карту, ноутбук, телефон и диктофон. Дома на съемной квартире одна остается ее несовершеннолетняя (на тот момент) дочь.

На следующий день должен пройти первый допрос, но адвокат Катерины Максим Конон на него попасть не смог: его задерживают прямо у здания КГБ, когда он идет к своей подзащитной, и увозят отбывать административный арест по ст. 23.34 КоАП (Участие в несанкционированном массовом мероприятии). В день, когда начался суд по делу Борисевич и Сорокина, было прекращено действие лицензии адвоката Конона.

За что судят журналиста и врача?

Все защитники находятся под подпиской о неразглашении, понять, в чем суть дела, невозможно. Подписку о неразглашении следователь взял и у самой Борисевич, хотя она на тот момент была подозреваемой, а позже стала обвиняемой по делу.

Фото: Belta via Reuters
Фото: Belta via Reuters

22 января Генеральная прокуратура опубликовала пресс-релиз, из которого становится понятно, в чем обвиняют Катерину: «Поддавшись уговорам, Сорокин умышленно незаконно разгласил сведения о факте поступления Бондаренко в стационар и состоянии его здоровья, наличии заболевания, диагнозе, результатах медицинского освидетельствования и иные данные, в том числе личного характера. Борисевич использовала полученную от Сорокина информацию и электронные фотографии документов для подготовки материала, который под заголовком «Врач БСМП: «У Романа Бондаренко было ноль промилле алкоголя, вообще ничего не нашли» был размещен 13 ноября 2020 года от ее имени на интернет-портале TUT.BY».

Также Генпрокуратура заявила: «Распространение информации, в том числе ложной, неограниченному кругу лиц и ее противопоставление официальным комментариям госорганов вызвали общественный резонанс и создали атмосферу недоверия к компетентным службам. Это негативно повлияло на состояние правопорядка и повлекло за собой тяжкие последствия — привело к повышению напряженности в обществе, побудило граждан к проведению незаконных массовых мероприятий, иным противоправным деяниям».

Во-первых, до сих пор неизвестно, какую именно информацию ведомство считает ложной. Вечером 25 ноября в эфире белорусского ТВ показали сюжет, в котором заместитель генпрокурора Геннадий Дыско сообщил, что в одном из опубликованных в интернете документов по поводу алкогольного опьянения Романа отсутствуют результаты исследований на этанол в том числе в моче. И, по его словам, по результатам судебно-химической экспертизы в биологических средах парня обнаружен алкоголь. По сути, это заявление косвенно подтверждает, что Бондаренко не был пьян, ведь по приказу Минздрава, «основой заключения о нетрезвом состоянии или алкогольном опьянении являются результаты количественного определения алкоголя в крови только лабораторными методами». Этанол в моче не указывает на то, что человек находится в состоянии алкогольного опьянения.

Во-вторых, непонятно, по какой логике Генпрокуратура связала «напряженность в обществе», «противоправные деяния» и заметку про «ноль промилле». Вряд ли следствие заказывало соответствующие исследования.

Если что-то и могло вызвать «атмосферу недоверия к компетентным службам», так это предоставление ими неполной (или недостоверной) информации обществу, однако нам неизвестно о том, что по этому поводу проводились какие-либо проверки или расследования. Логично также предположить, что «напряжение в обществе» было реакцией на смерть Романа Бондаренко, это подтверждают многочисленные комментарии читателей на форумах и в соцсетях. Но точно не на заметку о «ноль промилле».

За день до начала судебного процесса по делу Борисевич и Сорокина Генеральная прокуратура заявила, что по факту гибели Бондаренко заведено уголовное дело по ч. 3 ст. 147 УК (Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть, наказывается лишением свободы на срок от 5 до 15 лет, это особо тяжкое преступление), сразу уточнив: «Причастность сотрудников органов внутренних дел к причинению Бондаренко телесных повреждений не установлена».

Такие утверждения логично делать по окончании предварительного следствия, когда установлены обвиняемые и в отношении них принята мера пресечения, допрошены свидетели (с предупреждением об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний), собраны исчерпывающие доказательства вины. Однако пока прокуратура не сообщает о задержаниях кого-либо из подозреваемых по делу Бондаренко.

Катерина Борисевич и Артем Сорокин, напомним, были задержаны сразу после возбуждения уголовного дела и уже более трех месяцев находятся в СИЗО (по менее тяжкому преступлению).

Журналисту TUT.BY и врачу БСМП грозит от 6 месяцев до 3 лет лишения свободы, альтернативных наказаний санкция 3-й части статьи 178 УК не предусматривает.

-20%
-13%
-10%
-7%
-30%
-20%
-20%
-20%
-40%
-30%