98 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  2. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  3. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  4. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  5. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  6. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  7. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  8. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  9. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  10. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  11. Адвокат Статкевича отказался дать подписку о неразглашении, теперь его могут лишить лицензии
  12. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  13. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  14. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  15. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  16. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  17. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  18. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  19. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  20. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  21. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  22. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  23. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  24. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  25. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  26. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  27. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  28. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  29. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  30. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги

опубликовано: 
обновлено: 

В понедельник суд Московского района Минска продолжает рассматривать дело журналистки TUT.BY Катерины Борисевич и врача БСМП Артема Сорокина, которых обвиняют в разглашении врачебной тайны. Первое заседание прошло в пятницу, 19 февраля. На нем суд принял решение вести процесс в закрытом режиме. Поддержать Катерину и Артема пришли более 100 человек.

Фото: Belta via Reuters
Фото: Belta via Reuters

Второе судебное заседание началось в 10.30 — в здании Дома правосудия на улице Семашко. Процесс ведет судья Светлана Бондаренко, гособвинение представляет Людмила Иваненко, Артема Сорокина защищает адвокат Ольга Батюк, Катерину Борисевич — Андрей Мочалов и Михаил Боднарчук.

На заседание вызвали свидетеля — врача БСМП, который лечил Романа Бондаренко. По его словам, вызывать будут всех, кто оказывал ему медицинскую помощь.

Допрос коллеги Артема Сорокина длился около 40 минут. С него взята подписка о неразглашении.

— Что сказать? Самое страшное произошло намного раньше, чем «разглашение врачебной тайны». Рад, что увидел Артема. Он и Катерина держатся бодро.

Следом в зал судебного заседания вызвали еще одного медика из БСМП.

К 12 часам закончился допрос трех свидетелей, в том числе лечащего врача Романа Бондаренко.

После перерыва на обед заседание продолжилось. В зал — с руками за спиной — завели Катерину и Артема. Ожидается, что допросят еще двух свидетелей-медиков.

Суд над журналисткой и врачом можно назвать закрытым и в прямом смысле этого слова: каждый раз после того, как кто-то заходит в зал, дверь запирается на ключ. Рядом на протяжении дня дежурят представители силовых структур: или милиционеры в форме, или сотрудники в штатском.

Посетителей, которые сообщают на входе, что идут на процесс к Сорокину и Борисевич, отказываются пропускать: охрана ссылается на то, что процесс закрытый. Потому у зала заседания практически никого нет. Напомним, в первый день поддержать врача и журналистку пришло более 100 человек.

Ирина пришла в Дом правосудия, чтобы попасть на суд к знакомому. Возвращаясь, решила подойти к залу заседания и помолиться.

— Я молюсь за Божую справедливость, — говорит женщина и тихо нашептывает молитву.

Допрос свидетелей на сегодня, вероятно, закончен.

Примерно в 17.30 заседание завершилось, продолжится завтра в 10.15.

Уголовное дело в отношении Катерины Борисевич и Артема Сорокина возбудили 19 ноября 2020 года. Их обвинили в разглашении врачебной тайны, что, по мнению Генпрокуратуры, повлекло тяжкие последствия. Максимальное наказание по этой статье — три года лишения свободы. Напомним, 13 ноября под авторством Катерины Борисевич вышла статья, в которой со ссылкой на медицинские документы и комментарий врача утверждалось, что в крови Романа Бондаренко не было обнаружено этанола. Первые лица заявляли, что умерший парень был пьян.

Что происходило во время первого заседания?

Поддержать Катерину Борисевич и Артема Сорокина 19 февраля собрались более 100 человек — их коллеги, друзья и незнакомые люди. Попасть в зал смогли немногие. Коллегам Катерины из независимых СМИ отказали в аккредитации на процесс.

В начале процесса гособвинитель Людмила Иваненко ходатайствовала о том, чтобы провести суд в закрытом режиме. Защита была категорически не согласна: есть заявление матери Романа Бондаренко, которая настаивала на открытости заседания.

Катерина и Артем поддержали позицию адвокатов. «Я хочу, чтобы общество знало, за что судят журналиста и врача, поэтому поддерживаю ходатайство адвоката», — сказала Катерина Борисевич.

Тем не менее спустя 10 минут в совещательной комнате судья Светлана Бондаренко решила закрыть процесс: «во избежание разглашения охраняемой законом медицинской тайны и данных предварительного расследования», а также потому, что «материалы дела содержат медицинские документы, в том числе ранее не публиковавшиеся».

В первый день в качестве свидетелей успели допросить Елену Бондаренко, маму погибшего Романа, а также двух врачей БСМП, один из них — реаниматолог. Адвокаты предполагают, что дело могут рассмотреть до конца этой недели.


Что произошло

12 ноября Роман Бондаренко умер, не приходя в сознание. Накануне вечером его избили неизвестные во дворе дома на «Площади перемен», где молодой человек жил. 13 ноября Следственный комитет сообщил: «При первичном осмотре наряду с телесными повреждениями у него [Романа Бондаренко] диагностирована алкогольная интоксикация». Практически одновременно с этим заявлением в Сети появилась копия медицинского документа, из которого следовало, что в крови Романа Бондаренко алкоголя не было.

Журналистка TUT.BY Катерина Борисевич проверила эту информацию и со ссылкой на медицинские документы и комментарий врача написала статью под названием «Врач БСМП: «У Романа Бондаренко было ноль промилле алкоголя, вообще ничего не нашли».

О возбуждении уголовного дела по факту смерти Романа Бондаренко Генеральная прокуратура сообщила лишь 18 февраля 2021 года. Дело в отношении Артема Сорокина и Катерины Борисевич было возбуждено практически сразу же — 19 ноября 2020-го.

Их обвинили в разглашении врачебной тайны, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 178 УК). По мнению Генпрокуратуры, публикация информации о том, что вечером 11 ноября Роман Бондаренко был трезв, повлекло «повышение напряженности в обществе, создание атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждение граждан к агрессии и противоправным действиям». При этом Елена Бондаренко, мать погибшего Романа, дала согласие на распространение медицинской информации о сыне.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Первые дни после задержания Артем Сорокин и Катерина Борисевич находились под стражей в СИЗО КГБ, сейчас — уже почти три месяца — в следственном изоляторе на Володарского.

Артем Сорокин — анестезиолог БСМП, врач высшей категории. Ему 37 лет. Коллеги отзываются о нем как о профессионале, который умеет проводить любые виды операций. Именно он работал в ту ночь, когда в больницу привезли избитого Романа Бондаренко, и оказывал ему анестезиологическое пособие. Дома Артема Сорокина дожидаются супруга Наталья и трое детей: 9-летний Миша, 6-летний Федор и маленькая Лия.

В апреле журналистке TUT.BY Катерине Борисевич тоже исполнится 37. В журналистике она почти 15 лет, специализируется на правовых темах: пишет о громких уголовных делах, судебных разбирательствах. Катерина не раз становилась лауреатом многих профессиональных конкурсов. В частности, в 2015 году Генеральная прокуратура наградила ее дипломом победителя «за профессионализм и журналистское мастерство». В прошлом году за ее профессиональную деятельность на Катерину завели уголовное дело.

Белорусские правозащитники признали Катерину Борисевич и Артема Сорокина политзаключенными, международная организация Amnesty International назвала их узниками совести.

-15%
-40%
-20%
-20%
-50%
-90%
-7%
-70%
-15%